Авардень Сандра. КОСТРОМСКИЕ КАНИКУЛЫ. Глава 12

Авардень Сандра

Костромские каникулы

(повесть, основанная на реальных событиях)

 
Памяти Терюшань Сергу (Сергея Туршатова) посвящается

 

Глава 1 * Глава 2 * Глава 3 * Глава 4 * Глава 5 * Глава 6 * Глава 7 * Глава 8
Глава 9 * Глава 10 * Глава 11 * Глава 12 * Глава 13 * Глава 14 * Глава 15

 

  В начало... 

 12. Праздник в Городище

 

Мы встретили прибывших. Их было четверо: две девушки, Аннели и Лемпи, а также два молодых человека, Мика и Войтто. В Хельсинкском университете они разработали проект новой модели малого экологического поселения. Этот проект предусматривал и зимний сад с теплицей, и станцию по глубокой переработке отходов деревообработки на фармацевтическую и парфюмерно-косметическую продукцию, и теплоэлектростанцию, работающую на пиролизном газе. Проект был привязан к конкретному месту. И Льняная академия, и Городищенское территориальное самоуправление дали «добро» внедрению этого проекта и гарантировали всестороннюю помощь.

Никакого «утверждения наверху» для таких начинаний никому более не могло даже померещиться в страшном сне в новые времена... Тем более, что и многие студенты, и молодые сотрудники академии изъявили желание принять участие в строительстве города-сада. Целый маленький город, где можно будет жить круглый год, не заморачиваясь о зимней одежде и обуви, круглогодично выращивая не только помидоры и огурцы, но и обеспечивая себя и всевозможными тропическими фруктами, собирая по нескольку урожаев в год...

Ребята достаточно уверенно говорили по-русски. Понимали они и по-эрзянски.

– Лемпи, можно мы тебя здесь будем называть Любой: ведь «lempi» по-фински «любить», – предложила Настя, слегка улыбнувшись. – Puhun melko hyvin suomea... Я знаю финский... А тебя, Войтто, мы будем звать Виктор, Витя, ладно? Ведь по-фински «voitto» – «победа», «виктория»...

– А наши имена и так без проблем переводятся! – улыбнулась Аннели. – Меня можете звать Аней...

– А меня Михаилом, Мишей, – ответил Мика.

– Ну и прекрасно. А меня называйте просто Настя. И непременно на «ты», договорились?

– Договорились!..

Мы спустились в метро, в вестибюль станции «Ветлужская» Некрасовско – Чернореченской линии.

– Как же так получилось, что вы решили пройти стажировку, внедрить свой проект и обосноваться у нас? – поинтересовался я,   И вы уверены, что всё у вас получится?

Студентам было много что рассказать о себе. Их прабабушки-прадедушки в начале 2000-х учились в Костромском университете и приехали на практику и Санкт-Петербургский университет.  Потом продолжили обучение в магистратуре, аспирантуре... Сложно было найти преподавателя в каком-то питерском университете, у кого не было бы в то время многократной финской визы. Впрочем, как и у сотен тысяч простых питерцев, жителей древней Ижоры... Многие обзавелись недвижимостью в Финляндии или Швеции. Не один десяток выходцев с мерянской земли, благодаря тесной кооперации Костромского университета с СПбГУ, попали на работу в университеты Хельсинки и Турку, Упсалы, Умео и Шелевтео... В отличие от всей Европы, именно Скандинавия оказалась, пожалуй, единственным «островком стабильности» в море глобального смутокризиса, хотя и здесь людям пришлось хлебнуть лиха...

Подошёл поезд, и мы без проблем зашли в полупустой вагон.  Прозвучало объявление: «Следующая станция – Никитские ворота. Осторожно, двери закрываются...»

– Жесточайший кризис «либеральной постиндустриальной цивилизации», порожденный в ядре гибнущей глобалистической системы, в первую четверть XXI века стал куда более глубоким и тяжёлым, чем Великая депрессия 1929 – 1939, – сказал Мика, желая блеснуть эрудицией, –­ Только на этот раз, впервые в истории, небывалый социально-экономический кризис сопровождался и столь же небывалой анархизацией и дебилизацией всего белого человечества. И разгорелась мировая хаотическая мятежевойна, которую уже невозможно было ни предотвратить, ни остановить. Как и после распада Римской империи,  произшёл провал в «новые тёмные века», с новым «пришествием тоталитаризма». Многие народы так и закончили свою историю – плачевно, самоистреблением... И по сей день в ряде стран полыхает война, где люди деградировали до полуживотного состояния. И никто им уже не поможет... Потому что сейчас самой главной  встала задача – выжить бы самим...

Мы проехали перегон. «Следующая станция – Сосновая роща. Осторожно, двери закрываются,..» – вновь прозвучало объявление...

– Новый варвар – продукт деградации, – подхватил мысль Войтто. – Те варвары, которые разграбили Древний Рим, они никогда не знали цивилизации, но шли верным путём к прогрессу. И их потомки смогли стать цивилизованными людьми. А «варвары XXI века», «неоварвары», будучи продуктом деградации, стали на голову ниже и страшнее своих далёких варваров, пра-пра-предков... Ущербный и доведённый до примитивизма, до уровня инстинктов, постиндустриальный урод «неоварвар», утратил способность самостоятельно мыслить, но то и дело норовил влезать в сложные устройства с «грубым топором». Он перестал различать, где заканчивается виртуальная игра и начинается реальная жизнь... „Homo debilis“, «человек безумный», он же «неоварвар», очень удобен для тех, кто может им руководить, тем, что предсказуем и понятен. Его легко водить за нос с помощью нехитрых информационных посылов и пиар-спектаклей. Ему легко навязать новые моды и вкусы. И сделать его легко управляемой игрушкой в руках «хозяев игры»...

Вот и ещё один перегон позади. «Следующая станция – Проспект Мира. Выход к Центральной клинической больнице и переход к поездам Ребровско – Пантусовской линии. Осторожно, двери закрываются...» – вновь прозвучало объявление в метропоезде...

– В начале трагического XXI века произошла чудовищная деградация «человеческого капитала», – вставила свою мысль Аннели. – Цивилизация оказалась неспособной даже приблизиться к тому великому, что делалось еще в далёкие 60-е годы XX века. Если тогда, за считанные годы, человечество смогло вырваться в космос, освоить межпланетные перелёты, совершить экспедицию на Луну, ступить на её поверхность и доставить на Землю лунный грунт, то что потом? И это при тогдашней примитивной электронике и компьютерной технике! Но почему-то потом, спустя десятиления, несмотря на все САПРы, нанотехнологии и сверхлегкие материалы, задача возвращения на Луну осталась непосильной! Такова была расплата за неоварварско-«постиндустриальную» деградацию трагического столетия!?

Нам осталось проехать последний перегон метро. «Следующая станция – Якиманиха, Монзенский вокзал. Осторожно, двери закрываются...»

– И минувший фазовый переход, ставший крахом прежней «постиндустриальной цивилизации» и глобальной катастрофой, поменял практически всё, – сказала своё слово Лемпи. – Стереотипные представления о многом оказались никуда не годными, а люди, оказавшись наедине с природой буквально голыми, без «цивилизационной брони», безуспешно пытались восстановить старые правила и структуры, но в конце концов были вынуждены понять, что в организации общественной жизни теперь нужен опыт не отцов, не дедов и даже не прадедов, а куда более далеких предков...

Мы вышли из вагона. Станция располагалась совсем неглубоко под землёй. Неторопливо поднявшись по лестнице, мы вышли к большому, и просторному, хотя ещё и наполовину недостроенному зданию Монзенского вокзала.

Лицо Насти сияло. И с гордостью, смотря вокруг, она говорила:

– Пройдёт ещё лет пять – и всё вокруг преобразится. И не только этот вокзал, и не только этот древний и преображённый район Костромы. Возродится вся наша Древняя Земля – Эрзянь-Мерянь Оляксчинь Раськемастор. Для этого есть всё. Население интенсивно растёт. Новые территории заселяются. Возвращается жизнь в исторические и благодатные места, намоленные предками.

«До отправления скоростного электропоезда 844 сообщением Кострома – Вологда остаётся десять минут. Поезд прослследует с остановками Апраксино, Сущёво, Абабурово, Мисково, Сандогора, Сёкша, Вохтога, Бушуиха, Паприха. Поезд отправится с пятого пути», – прозвучало объявление по вокзальному радио.

Мы зашли в вагон, отмеченный как «студенческий». Здесь были жёсткие сидения, по три места на лавке, как в привычной моему времени электричке. В этом вагоне оставалось ещё много свободных мест.

– А нам опять повезло, – улыбнулась Настя. – Удачно приехали, нигде не задержались, очень удачно успели на электричку: ведь следующую ждали бы целых два часа. И отдохнуть успеете, и погулять вечером на нашем празднике...

– И мы верим, что всё нормально сложится у нас здесь, всё пойдёт, – уверенно сказала Лемпи...

– Здесь, на нашей Великой Исторической Родине, зов которой мы слышали всю свою жизнь, где дух и образ наших Великих Предков позволит нам вновь выстоять, построить заветный город-сад,.. – добавила Аннели.

– Полтысячи лет мы жили во мгле, – продолжала Настя, когда мы шли занимать места в вагоне. – С тех пор, как первая Орда «взяла» и разграбила Казань, духовный центр древнего гиперборейского государства – и до тех пор, пока вторая Орда, по сути, стала хозяйничать в Москве. Лишь вмешательство Высших сил, природная катастрофа, разруха и новое лихолетье смогли разбудить потомков древней Гипербореи, и дать в то же время последний шанс не опустьиться до первобытного состояния...

– В Северной Европе люди стали просыпаться намного раньше, – заметил Мика. – Мы давно поняли, что лишь сплотив нацию, заставив убраться восвояси или надёжно изолировав некомплементарные элементы, можно построить что-то устойчивое и светлое...

– А всё произошло потому, – напомнила Настя, – что люди забыли Великие заветы Патриарха Тюштяна, главный смысл которых – не давать на поругание свои святыни, культурные и моральные ценности, помнить свой язык и говорить на нём, а прежде всего – никогда и ни при каких обстоятельствах не допускать власти над собой чужаков, никогда не поклоняться чужим богам:

 

Бути чачиде Инешкинь эйдекс,

Инешкинь эйдекс яла уледе!

Свал ансяк эсенк кельсэ кортадо,

Свал ансяк эсенк превсэ эрядо,

Свал ансяк эсенк мельсэ арседе,

Свал эсенк коенк-иланк ванстодо,

Свал эсенк ломанть прявтокс путнеде.

Сестэ а ёми Эрзянь Масторось,

Сестэ нежеди лия паро шка.

 

– Важно и то, что мы, северные народы – не поддались соблазнам наших «недругов», и после короткого периода разделения и разобщения, поняли, что сможем выжить только сообща, в новом сообществе, построенному по истинно федеративному принципу, – без тени сомнения ответила Аннели.

– Всё продумывается на широкую перспективу, – поясняла ситуацию Настя. – И поэтому Монзенский вокзал строится с таким размахом...

«Электропоезд до Котор-Оша через Саметь – Гузицино будет отправлен с четвёртого пути со всеми остановками. Пассажирский поезд из Великого Устюга с вагонами беспересадочного сообщения Ида – Кострома и Солигалич – Кострома прибывает на второй путь..»  – вновь прервало нас объявление по вокзальному радио.

«Следующая станция – Апраксино. Осторожно, двери закрываются», – прозвучало объявление уже в нашем поезде.

На этот раз, и я решил, наконец, высказать свою мысль:

– Я рад, что мне удалось заглянуть, пусть на миг, в те времена, о которых мечтал, когда реальная власть сосредоточена на местах и действительно идёт от народа, когда школьникам приходится долго объяснять, кто такие были финансовые спекулянты и олигархи, и как общество могло терпеть огромную армию дармоедов...

– Община, она и должна решать все общие проблемы, она потому так и называется, – ответила Настя. – Ведь на нашей древней земле всегда жили общиной –миром на селе или артелью в ремесле. Крестьянская община сама подписывала на себя «крепость», откуда и пошла «крепостная зависимость». Началось всё с того, что община направляла своих людей служить более высоким целям: совместной с другими общинами защите земли, например. Древнегиперборейское государство выросло снизу; лишь позже утвердилось представление, что помещик владеет крестьянами. На деле, изначально именно крестьяне владели дворянством, которое обязано было служить общему государству. Но лишь после нелегитимного захвата, после узурпации власти Романовыми, спустя много лет, после указа Петра III о вольности дворянства «в век золотой Екатерины» эта система была сломана, что и привело ко всем дальнейшим революциям и войнам...

– Ведь даже в XIX веке мир ограничивал права государственной власти, которая была как бы надстройкой над самоуправляющимися общинами, – продолжила Аннели. – Даже крепостного крестьянина господский приказчик мог судить не иначе, как с участием общинного старосты и выборного от крестьян целовальника. Распоряжения, которые поступали сверху, староста обязательно должен был «сказывать в мире», таким образом, приказы проводились в жизнь только после их рассмотрения на сходе, который давал оценку указам и распоряжениям начальства...

– И ведь это всё было на века забыто, пока сама угроза существования человечества, продолжения древне-гиперборейского рода не заставило вспомнить всё! – поддержала разговор Лемпи.

– А мне хотелось бы сказать ещё вот что, – сказал я, пытаясь понять давно интересовавший меня вопрос. – Ведь «федерация» буквально переводится с позднелатинского „foederatio“ – союз, объединение, то есть форма государственного устройства, при которой входящие в состав государства федеральные единицы – Республики или Земли – имеют собственные конституции, законодательные, исполнительные, судебные органы. Но наряду с этим образуются единые союзные – федеральные – органы государственной власти, устанавливается единое гражданство, денежная единица и т. д. Когда субъекты объединяются между собой, образуя наряду с имеющимися у них властными органами еще и федеральные, для выполнения некоторых функций в общих интересах. Была ли на нашей земле истинная федерация когда-нибудь? Организованная не сверху – царями, генсеками и прочими «вождями», а снизу – общинами, народом?

– Лишь совместно пережитые трудности, лишения и страдания, – сказала Настя, слегка задумавшись, – только они, к сожалению, и могут объединить людей – будь то семья, «большая семья» – род, народ, сообщество комплементарных народов... Так всегда было в истории, при всём желании не найти ни одного обратного примера. Да, долгие годы наша многострадальная Родина была разделена на «субъекты», каждый из которых объединяется не друг с другом, а с неким Центром, который вообще не является субъектом Федерации, но при этом стоял выше любого из них, вернее, даже всех их, вместе взятых. И центральные органы власти не создавались наряду с имеющимися в «субъектах», а лишь подавляли их. Но именно такая организация, порочная властная вертикаль и привела к катастрофе...

А ведь в более древние времена федерация «на Руси» всё-таки была, и демократия была, – спросил я. – Нужно было просто вовремя «вернуться к истокам», к чему всегда призывали мыслители...

– Всё так, – вздохнула Настя. – Но цена, которую люди платят за отступничество от вековой мудрости предков, всегда высоки... Всё правильно, на местах вечевые соборы выбирали князя, князья выдвигали великого князя, и более высокого уровня Вече утверждало его. Так было и в древней Эрзянь Мастор,  и в Киеве, и в мещерском Владимире-на-Клязьме...

Мы проехали Апраксино. Наш вагон немного пополнился пассажирами, пересевшими с конечной станции метро. А наша дискуссия тем временем продолжалась...

– Кстати, институт вселенских соборов никогда и никем не был отменён. Всё новое – хорошо забытое старое, – продолжала Настя. – И один из главных уроков, который нам пришлось извлечь из прошлого – не допускать к выборам никакие партии... Вся власть, вся «политика» должна быть строго персонифицирована: только прямые выборы кандидатов от народа в любые органы, отчётность перед народом и невозможность уйти от ответственности.

В разговор включилась и молодёжь.

 Реальный федерализм предполагает, – сказал Войтто, – что властная пирамида строится не сверху, а снизу – от народа, от регионов. Граждане формируют власть в равноправных регионах. Регионы, объединяясь между собой, вырабатывают федеральную власть, передавая ей необходимый минимум полномочий. По нашему мнению, за Центром должны быть: Верховный суд, федеральный розыск и контрразведка, эмиссия денег, иностранные дела, армия, погранвойска и таможня, железнодорожный транспорт и связь, установление технических и социальных стандартов. Все остальные вопросы должны быть в ведении регионов...

 И Конституция подлинно федеративного государства, – добавил Мика, – должна основываться на принципе, что все её «субъекты» равны с юридической точки зрения, играют одинаковую роль в управлении Федерацией и пользуются максимальной свободой во всех делах, кроме тех, которые переданы ими Центру. В отношениях Центра с регионами должно быть установлено минимально администрирование с одновременным усилением роли экономики. Соответственно общих принципов (статей) Конституции должно быть минимальное количество. Вообще, на федеральном уровне должны приниматься лишь рамочные законы, ибо только в региональном законодательстве можно учесть историческую и современную специфику субъектов Федерации: социально-политические условия, экономическое положение, географические и почвенно-климатические характеристики, культурно-духовные и региональные и этнические факторы...

Мы проехали Сущёво. За окном ровными рядами росли молодые деревья, зеленела ухоженная трава. То тут, то там возводились новые дома. Практически везде работала одна лишь молодёжь, сложно было увидеть в толпе человека старше сорока лет...

И Настя, словно предвидя вопрос, прояснила ситуацию:

– Потери в период лихолетья были столь велики... Выжили лишь самые стойкие – стойкие волей, духом и здоровьем. Но те, кто пережил суровые годы, поняли что нет задачи более важной, чем собственное воспроизводство, воспроизводство нации. Десять детей на семью – это звучало как зов нации, как зов предков. Но актуальными были и другими задачи: охрана границ, особенно южных, где и по сей день далеко не всё способно, возрождение производств на обширных территориях, передача знаний, технологий. Нынешнее поколение выросло большей частью в интернатах, в государственных пансионах, гимназиях – видя родителей лишь по праздникам. Лишь сейчас дети нынешних двадцатилетних начинают расти в нормальных семьях...

– И мы очень тщательно извлекаем ошибки из прошлого, – продолжила Аннели. – Только раннее приучение детей к труду, посильному и коллективному, воспитание духа коллективного труда, коллективной ответственности и коллективного отдыха сделает из человека полноценного гражданина. Ибо один из самых страшных пороков – лень, едва не погубивший человеческую цивилизацию в веке XXI...

– Ну что же мы всё о грустном? – ужаснулась Лемпи.

– Но давайте вернёмся к проблеме городов и экопоселений, – предложил Мика. – В былые времена город возникал как некий региональный рынок, и его эволюция подстраивалась под потребности рынка, что и определяло его планировку. В «индстриальную эпоху» главным фактором стала выступать инженерная инфраструктура и обслуживающие её производства. И ведь среди них были просто гигантские: жилые массивы возводили вовсе не там, где им лучше было бы находиться, чтобы получился город-сад, а там, куда дешевле тянуть сети... А «псевдоучёные» пытались нам доказать, что строительство преимущественно одно- и двухэтажных домов приводит к занятию площадей, куда более значительных, чем площадь городов, что только хуже для окружающей среды...

– Парадоксально, но факт, – продолжил Войтта, – но из-за того, что жильё привязано к сетям и прочим громадным техническим сооружениям, городское население растет не пропорционально росту этажности зданий, а значительно медленнее. Давно доказано, что плотность при 9–12-этажной застройке по градостроительным нормативам оказывается лишь в 1,75 раза большей, чем при двухэтажной. А если избавиться от сетей, от промышленных, складских, коммунальных, транспортных зон?.. Возводя одно-двухэтажные экодома, с садом при каждом из них, без инженерной сети или с минимальной сетью, мы получим город-сад практически того же размера, что и город из высоток. Результат кажется парадоксальным, а мы просто увеличили площадь жилых районов, которые, кстати, занимают в современных городах лишь 15 – 35 %. И автоматически нашли место для сада!..

Здесь не смог промолчать и я:

– И заметим, экожильё способствует заметному перетоку мест приложения труда ближе к жилью, а то и непосредственно в дом: ведь те функции, которые раньше выполняли коммунальные службы и предприятия, будут выполняться как домашний труд – энерго-, водо-, теплоснабжение, сортировка мусора, канализация, очистка стоков. Теплицей и приусадебный участок становится естественной нормой. А ежедневные совершенно непроизводительные, энергозатратные, разрушающие здоровье и психику трудовые миграции населения сводятся к минимуму...

– Мы практически отказались от личного автотранспорта, – пояснила Настя, – особенно после введения на него прогрессивного экологического налога. Да и топливо всё более дефицитно. Но зачем нужен свой автомобиль, если в любой самый отдалённый уголок тебя доставит общественный транспорт. Минимум два раза в сутки: это закон. Кстати, и ещё одна ужасная проблема стала решена. В «варварско-индустриальные» годы в города в огромных объёмах доставлялись природные ресурсы, добытые за сотни и тысячи километров от них, чего стоили одни только продукты питания и сельскохозяйственное сырьё для переработки на мясокомбинатах, молокозаводах...

– А отходы и загрязнения городов бесславно закончившей свои дни прежней цивилизации, – не удержался я, – по крайней мере жидкие и газообразные, рассеивались по всей биосфере, достигая самых отдаленных её уголков. С другой же стороны – биоотходы, являясь «мусором» лишь для мегаполисов, были необходимые селу... Биоотходы, естественным путём перерабатываемые в удобрения, давая тонны биогаза, который теперь широко используют вместо природного, пропадали, а село вынуждено было завозить из городов химические удобрения, на производство которых потрачены дефицитные, невозобновляемые ресурсы, причем в ходе производства этих удобрений чудовищно страдала природа вокруг городов, а рабочие получали тяжёлые профессиональные заболевания!

Мы проехали станцию Абабурово. До Мисково нам оставалось ехать не более пятнадцати минут.

А Настя, как учительница (ведь именно учительницей она и работала), продолжала:

– Лишь когда дом, в котором со всеми своими «проблемками» и «страстишками» живёт человек, станет дружественным и человеку и природе одновременно, и возникнет самодостаточная целостность человеческой жизни, это можно будет назвать именно Домом, с большой буквы. Это и есть возвращение к великим заповедям Предков. Неизбежно произойдет реставрация и укрепление института семьи, что стабилизирует сообщества. Экожилье поспособствует укреплению солидарности членов семьи в домашнем труде, направленном на собственное жизнеобеспечение, и будет инициировать совместное проживание больших семей, состоящих из нескольких поколений, как это было в доиндустриальное время. Можно сказать, экодом вернет общинный стиль жизни, при котором соседи, как правило, знают друг друга и вырабатывают гласные и негласные правила совместной жизни и общей безопасности.

– Да, образ жизни горожанина XXXXI веков, – поддержал её я, – результат длительного процесса отчуждения его от природы и от видов деятельности и творчества, доступных сельскому жителю. Из-за чрезмерной скученности современные городские жилища во многом ограничивают своих жильцов. Действительно, в многоквартирном доме затруднительно заниматься чем-либо, вызывающим шум, вибрацию, громкий звук. Но существует множество видов досуга, любительских или ремесленных работ, связанных именно с этим. Для индивидуального или даже блокированного дома с участком эти ограничения либо выражены слабее, либо отсутствуют.

– Экодом, продолжила Настя, – это начало экологического поселения, а когда на базе самих экодомов или экопоселений начинается производство техники, необходимой для этих же самых экодомов, то появляется основа создания экологически устойчивой формы цивилизации. И этот процесс сейчас идёт полным ходом! И это очень важно, это принципиально важно, что более 90% всего, в чём нуждается человек – продукты первой необходимости, продовольствие, стройматериалы – производятся на местах.

– Только самодостаточные по основным позициям регионы, не скованные искусственными барьерами и противоестественными законами, могут развиваться свободно, при необходимости помогая другим, – осторожно всавила свою мысль Лемпи. – И именно в этом – основа устойчивости Содружества перед любыми хоть природными, хоть рукотворными катастрофами...

– Как жаль, что люди не смогли понять это раньше. Кредит на автомобиль, кредит на «евроремонт», ипотека на жильё  что это, как не удавка на шее. Отдать всё, чтобы любой ценой перебраться в столицу, в крупный город, – не эти ли мысли волновали миллионы людей в начале XXI века. И всё ради чего? Десятки миллионов людей, согнанные с земли, обосновавшись в монстрах-городах, тратили свой ум, энергию, здоровье, зарабатывая деньги, а по выходным мчались на дачи, чтобы покопаться на огородах, а при наступлении глобальной катастрофы если не сгинуть, то потерять всё? Крах всех надежд – что может быть страшнее?..  А можно было на государственном уровне организовать строительство экодомов, организовать миллионы самоокупаемых мест. И люди жили бы и  работали, по сути, на дачах с городскими удобствами... И чтобы работать можно было не столько ради денег, сколько ради самосовершенствования, ради развития, ради будущего...

– Ты же знаешь ответ. Этого нельзя было сделать при той системе. А первопричина вся в том, что забыли потомки Гипербореи заветы Тюштяна, попрали заветы древних великих Предков...

Станция Мисково. Все вшестером, мы вышли из вагона. Объявили об отправлении нашей скоростной электрички на Вологду и электрички со всеми остановками до Костромы. И вдруг я услышал второе объявление, заставившее меня вздрогнуть:

– Attention s'il vous plait! Le train de banlieu à grande vitesse à Vologda s'écarte de la quai numéro deux. Le train de banlieu à Kostroma avec tous les arrêts va départir de la troisième quai.

– Здесь объявления об отправлении поездов дают на французском? – спросил я с удивлением.

– Да, невдалеке отсюда, свой экополис строят переселенцы из Франции, где сейчас очень непростые времена, – ответила Настя. – Предки многих из них когда-то уехали отсюда в поисках лучшей доли... Но придёт время – и здесь будет звучать только эрзянская и русская речь...

Путь до трамвайной остановки занял у нас считанные минуты.

– А я потрясён тем, как быстро можно преобразить Землю, – восхищался я. – Когда я вижу, как повсеместно появляются небольшие фабрики и мастерские – от столярных до радиоэлектронных, биолаборатории и селекционные станции, мини-ГЭС и ветрогенераторные станции. Когда люди заняты собственным домом и работой на дому, обслуживанием поселка и сообщества. Свои магазины и поликлиники, свой транспорт и школы, детсады, клубы, библиотеки...

– Да, сказала Настя. – И рабочих мест будет столько, сколько нужно, включая весь спектр работ по воспитанию и оздоровлению, умственному и духовному развитию человека. Ведь это и есть самое главное. Ведь, по большому счёту, никакой другой цели у человеческой жизни нет, кроме как стать лучше самому и сделать лучше другому. По-нашему, это и есть дорога к Храму.

– Безусловно, – согласился я.

– И главное, все работы по оздоровлению, воспитанию и культурному обслуживанию теперь очень хорошо оплачиваются. Используя в сообществах местную систему льгот и натуральных выплат, вводя «горячие боны», появилась возможность в зародыше устранить саму возможность ситуации, когда небольшое число людей получает огромные преимущества, а большинство должно за их излишне хорошую жизнь платить, разрушая свою собственную жизнь.

– Вот почему в начале XXI века ничего не получилось бы, – понял я. – Ведь если экопосёлки строили бы под руководством известных деятелей при той системе, это стало бы лишь очередной кормушкой для финансовых воротил, а вся затея была бы обречена на провал...

– И вот ещё что важно, – сказала Настя, прежде чем мы вошли в подошедший трамвай. – Сельское хозяйство – это та отрасль, которая должна строиться в соответствии с требованиями экологии, а экологические процессы развиваются долго, в соответствии с плавной кривой качественного роста. А так называемая «рыночная экономика» жёстко требует экспоненциально быстрого роста процентов и сложных процентов. Но поскольку в природе рост таким быть не может в принципе, неизбежно происходит усиление эксплуатации природных ресурсов в сельском хозяйстве,  что, собственно, и породило угрозу исчезновения человечества.

Мы приехали в Городищи почти к самому началу праздника. Едва наше «молодое пополнение» успело осмотреть свои комнаты, умыться, переодеться и слегка перекусить, как люди стали собираться к площади перед Академией. Седой старец весьма почтенного возраста (кто-то из молодёжи шепнул, что ему сто двадцать два года), но весьма бодрый и сохранивший живость взгляжа, вышел на трибуну. Его слушали молча, с большим уважением, а он говорил хоть и негромко, но уверенно, чётко и внятно, без всяких лишних слов, и никакой бумажки не было у него и в помине:

– На моей памяти свершились страшные предсказания мудрецов XX века. «Многие великие свершения, и подвиги народов России были извращены и оплёваны. Силы тьмы, всегда рвавшиеся к мировому господству, жестоко мстили всем тем, кто не шёл у них на поводу. Мстили – за их успехи и достижения. Силы Вселенского зла не могли видеть нашу Землю светлой и процветающей. На протяжении веков они называли нашу Страну Волхвов дикой и варварской страной, рассматривали нашу Землю как сырьевой придаток для якобы более «цивилизованных» народов, на деле ставших прислужниками Падшего ангела.

– В своё время, – продолжал выступающий, – были беспощадно оболганы и оклеветаны имена светлых вождей и волхвов. Множество злодеяний было приписано тем, кто в действительности боролся со злом. Вселенское зло, в лице различных вненациональных международных организаций и мировой олигархии, всеми силами стремилось уничтожить уникальную Российскую цивилизацию, чтобы её народы больше никогда не смогли подняться. Да, сейчас силы Вселенского зла понесли тяжёлый урон. Мир устроен так, что зло неуничтожимо, и об этом мы всегда должны помнить! Мы не имеем права успокаиваться и расслабляться, чтобы не давать подпитку тёмным энергиям. Только от нас, от будущих поколений зависит, какой будет наша Земля в грядущем двадцать втором веке!

Сила Российской цивилизации – в многовековой дружбе её народов. И остриё межцивилизационных конфликтов всегда было направлено в первую очередь на разрыв этой дружбы, на разжигание сепаратизма, вражды между близкими народами, на протяжении веков сросшихся в единый социальный организм. Итог такой вражды подобен тому, когда печень «объявит войну» лёгким ил сердцу – это смерть… Самостоятельный высокоорганизованный жизнеспособный организм не может состоять из одинаковых клеток, за исключением примитивных одноклеточных организмов, которые и существовать-то могут, лишь паразитируя за счёт других. И нежизнеспособен организм, иммунная система которого не в состоянии своевременно распознавать и уничтожать чужеродные, раковые клетки. В этом и мудрость. Мы не вправе забывать традиции своих предков, своих прадедов и прабабушек, своей семьи, традиции своего народа, большого или малого. Не забывать язык, народные ремёсла, костюм или кухню, песни и танцы. И вместе строить наше общее будущее.

 Да, силы тьмы могут на какое-то время разжечь вражду, посеять сомнения и страх, но только на какое-то время. И правы были древние волхвы, утверждавшие, что «как бы ни развивались события, но пройдет время – и взоры новых поколений будут обращены к делам и победам нашего возрождённого Отечества, построенного по законам Прави. Год за годом, будут приходить новые поколения». Так будем же и мы с достоинством нести знамя своих отцов и дедов, отдавая сполна должное нашим великим предкам. Своё будущее мы будем строить на их героическом прошлом!

Старца проводили под бурные, продолжительные апплодисменты. Но во всём происходящем я не уловил ни толики какой-то неискренности или фальши...

Торжественная часто продолжалась. Студенты и преподаватели поднялись на сцену. Все зрители встали со своих мест, когда под мелодию древнего гимна, поднимаясь на флагштоке, колыхался на лёгком ветру флаг Мерянь мастор. И люди подпевали:

 

Древний северный край нам дарован судьбой,

И для нас нет страны в мире краше,

После тьмы вековой – Солнце вновь над тобой,

Земля предков, любимая Родина наша!

 

Славься, Меряния – наш отчий дом,

Пусть дух наших предков нам путь озарит,

Мы верой, терпеньем, умом и трудом

Тебя возродим, ты в веках будешь жить!

 

Твои реки, озёра, поля и леса

Древних сказок-былин хранили дух всегда!

И пусть с годами твоя не скудеет краса,

Никому не дано нас сломить никогда!

 

Славься, Меряния – наш отчий дом,

Пусть дух наших предков нам путь озарит,

Мы верой, терпеньем, умом и трудом

Тебя возродим, ты в веках будешь жить!

 

А дальше студенты поставили спектакль по сказке Ефима Честнякова «Чудесная дудочка». Одно из самых тяжёлых и поучительных произведений великого отшельника, сказочника и народного целителя...

Это была очень страшная история: из зависти две сестры убили третью,  а пастушок, нашедший на её могиле тростинку, сделал дудочку, которая через свою мелодию рассказала правду. Как старуха-мать печалилась, молилась о возвращении дочери Марьюшки: «… Пошли с того свету из рая господня. Матрена и Настасья стали туманные. Не такие уж бойкие. Видно и им жаль сестрицу Марьюшку». И сестры переживают, раскаиваются, что большой грех совершили: «Нет нам покою ни днем, ни ночью. Какие добрые дела сослужить нам… Станем работать на сирот да на хворых…»

И свершилось чудо: ожила Марьюшка, так как очень светлой была её душа. Из могилы восстала она живая...

И не знают страрик со старухой, что делать им с дочерьми жестокосердечными... Но Матрена и Настасья сами навсегда ушли из дома искупать всеми силами свой страшный грех добрыми делами! Потому что не может быть прощено большое зло без деятельного покаяния, а прощение не имеет смысла без расплаты за содеянное.

А Марьюшка готова была простить сестёр, говоря им: «Сестрицы, не уходите, не уходите... Я так рада, так рада, что увидела, вас»...

Аннели и Лемпи, впервые только что познакомившись с этой сказкой, рыдали, не скрывая своих чувств. А Настя повернулась ко мне и сказала:

– Алекс, завтра нас ждёт ещё один очень насыщенный день. Нам предстоит встретить в Туношне ещё одну группу практикантов из Монреаля. А для тебя уже приготовлен отдельный гостевой домик. Там все удобства, тебе будет тихо и уютно...

Солнце всё ниже склонялось к горизонту... У молодёжи ещё будут танцы. А завтра будет продолжение праздника. Будет показ коллекции льняных платьев, сшитых своими руками. Будет и новый спектакль. Как многое хочется увидеть. И как жаль, что нельзя объять необъятное.

  

* * *

 

© «Эрзянь ки», 2012 г.

© Авардень Сандра, 2010 – 2012 гг., Кострома – Москва,

© Авардень Сандра, 2013 – 2014 г, Хельсинки, с изменениями

 

 Продолжение (глава 13) ==>

 

 

Отзывы можно оставить тесэ: erzianraske.forum24.ru/

 
 
19.04.2017
 Яков Кулдуркаев ЭРЬМЕЗЬ Ёвкс кезэрень пингеде
16.04.2017
 ИНЕ ЧИ МАРТО, ЭРЗЯТ!
15.04.2017
 Эрзянь келень Чи матро !
13.04.2017
 Фильм о народе эрзя
9.04.2017
 Эрзянские керемети не просто стереть с лица земли

<<   апрель 2017    >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 
 
 
 
 
1
2
3
4
5
7
8
10
11
12
14
17
18
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30


Эрзянь ки. Культурно-образовательный портал. 2008

Литературный сайт Эрзиана  Аштема-Кудо, эрзянский форум    Меряния - Мерянь Мастор  


Flag Counter