Авардень Сандра. КОСТРОМСКИЕ КАНИКУЛЫ. Глава 1

Авардень Сандра

Костромские каникулы

(повесть, основанная на реальных событиях)

 
Памяти Терюшань Сергу (Сергея Туршатова) посвящается

 

Глава 1 * Глава 2 * Глава 3 * Глава 4 * Глава 5 * Глава 6 * Глава 7 * Глава 8
Глава 9 * Глава 10 * Глава 11 * Глава 12 * Глава 13 * Глава 14 * Глава 15

 

 

1. Ночная электричка

 

Завершив свой первый год обучения в аспирантуре, теперь я ехал на каникулы в Кострому. Ехал жарким летним днём из Питера в общем вагоне почтово-багажного поезда номер 933 «Санкт-Петербург – Екатеринбург». На фирменный поезд «Текстильный край» я никак уже не успевал, да и купить на него билет в день отправления было практически нереально. Позаботиться заранее о поездке я, к сожалению, не мог.

Проводимый мной эксперимент неожиданно застопорился: полетела плата АЦП –  аналого-цифровой преобразователь, и я подумал, что в Питере мне придётся задержаться ещё минимум на неделю. А вчера к полудню, когда, казалось, надеяться было не на что, я дотронулся жалом паяльника до контактов вроде бы безнадёжно мёртвой платы... И о чудо, всё получилось! Капризная установка заработала, и мне удалось получить долгожданные результаты. При разных температурных режимах! При разной напряжёности магнитного поля! Теперь, наконец, я располагал достаточным количеством данных для намеченной статьи, а чтобы написать её, не обязательно было сидеть в мрачной лаборатории или в общежитии на Ботанической в Старом Петергофе...

Наскоро пообедав, собрав сумку и купив немного продуктов в дорогу на территории студгородка СПбГУ, чтобы потом за них не переплачивать, я отправился на Московский вокзал. Час с небольшим на автобусе до Автово, полчаса в метро – привычный маршрут...

К моему разочарованию, дополнительные поезда на Ярославль и Шарью, которыми я мог добраться с минимальными издержками и с одной пересадкой, с вводом нового расписания, отправлялись теперь с Ладожского вокзала, и я на них никак не успевал. Собравшись уже ехать через Москву, я вдруг возле табло с расписанием увидел объявление, что в состав почтово-багажного поезда 933 включён общий пассажирский вагон. Этот поезд шёл через Кострому, да и стоимость билета меня приятно удивила...

Посадку объявили в пять часов утра. Не то поужинав, не то позавтракав куском колбасы, запив это бутылкой пива, я пристроился на третью полку и быстро уснул. Проснулся я уже после полудня. В вагоне было нечем дышать, я обливался потом, болела голова, болел желудок. Через приоткрытое окно в вагон врывался раскалённый воздух вперемешку с едким дымом, извергаемым тепловозом. Что поделать: даже в начале XXI века магистраль Бологое – Ярославль так и оставалась неэлектрифицированной...

Я спустился с полки и, сев на освободившееся место внизу, открыл дорожную сумку. К счастью, всё было на месте. Диски и флешки с рабочими материалами, пара тетрадей, смена белья, сотовый телефон, хлеб, пакеты с лапшой и пюре быстрого приготовления... Надо же, и приборчик для настройки спутниковой антенны взял! Мне его подарил бывший сокурсник, с которым мы на днях настраивали «тарелку» на спутник Hot Bird у него на даче в Лебяжьем. И первое, что я увидел на экране телевизора, когда всё получилось, – был фильм на французском языке La Sorcière“ – «Колдунья» с молодой Мариной Влади в главной роли. Как будто цветной, хотя в России я его видел только в чёрно-белом варианте. Почему-то вдруг мне вспомнилась грустная, таинственная и какая-то прямо-таки мистическая мелодия из этого фильма, упорно не желавшая покидать моё переутомлённое сознание...

За окном мелькали знакомые названия станций, которые наш фирменный «Текстильный край» проезжал ночью, а сегодня я мог видеть их воочию днём: Шестихино, Кобостово, Тихменево. Вымирающие деревни, сёла, рабочие посёлки, где когда-то кипела жизнь, а теперь даже поезда не останавливаются. Только если пара-тройка пригородных, на которых в эти края, к берегам Волги и Рыбинского водохранилища, приезжают дачники. Брошенная техника была видна повсюду вдоль железной дороги: останки комбайнов, наполовину утонувшие в грязи, не успевшей высохнуть после недавних дождей,  ржавые трактора без гусениц, грузовые машины без стёкол и колёс. Сгоревшие дома в обезлюдевших деревнях. Словно война прошла! И непролазная грязь кругом, бездорожье…

Невольно вспомнилась трагедия с «Невским экспрессом». Именно из-за бездорожья многие люди не смогли вовремя получить помощь, а в сельских больницах не нашлось даже элементарных лекарств. Сойди сейчас наш поезд с рельсов – кто о нас вспомнит?! Один вагон в каком-то збытом почтово-багажном поезде, где и едет-то всего-навсего семь десятков человек... Людей, у большинства из которых нет денег не то что на VIP-места в «мажорных» поездах, а даже на простое купе...

Наконец, наш поезд прибыл в Рыбинск. На часах пять вечера. Стоянка час: на то поезд и почтово-багажный. В вагоне стало намного просторнее: для кого-то поездка уже закончилась, кто-то вышел в город подышать. Я поспешил занять освободившееся боковое место у окна, где за маленьким столиком можно было удобно перекусить, не мешая другим. Увы, кипятка в вагоне не оказалось, титан возле купе проводников был еле тёплый, так что заварить лапшу быстрого приготовления мне было не суждено. Равно как и чай.  Бутерброд с колбасой уже не первой свежести и половина полуторалитровой бутылки пива составили мой обед.

Я прилёг на освободившуюся вторую полку, которая после третьей, даже без всякого матраца (ну какое постельное бельё может быть в общем вагоне!) показалась мне мягким диваном, положил сумку под голову вместо подушки и вновь уснул. Я видел сон: всё те же кадры из старого французского фильма ­– те, что я видел после настройки спутниковой тарелк, всё под ту же мистическую и внеземную музыку. Что за наваждение?!

Кто-то нечаянно толкнул меня, пробираясь с вещами через вагон к выходу. Я проснулся. Ещё несколько минут ­– и наш поезд остановился у первой платформы станции Всполье, более известной как Ярославль-Главный. На часах половина девятого вечера. И снова мы стоим час. А в Кострому приедем в половине первого ночи, ­– ни то ни сё... Воздух в вагоне по-прежнему был тяжёлый, а главное, был закрыт санузел, где, впрочем, не было даже куска мыла, чтобы помыть руки. Вагон после выхода ярославских пассажиров остался полупустым и я, не боясь что моё место займут, взяв свою сумку, поспешил на вокзал.

Только я вышел из вагона, как по вокзальному радио услышал объявление:

– Скоростной электропоезд из Москвы прибывает на третью платформу, четвёртый путь. Начинается посадка пассажиров в скоростной электропоезд до Костромы. Электропоезд отправится от второй платформы с третьего пути...

Меня осенило: на электричке я буду в Костроме ещё в одиннадцать вечера и успею на последний троллейбус. И те сто десять рублей, что я отдам за билет, с лихвой окупятся, так как не придётся брать такси. Вещи были при мне, и всё, что оставалось сделать – успеть добежать до кассы.

До отправления электрички оставалось минут десять, свободных мест было достаточно много, и я занял свободное место у окна по ходу поезда. Вагон потихоньку заполнялся...

А небо тем временем, затягивали грозовые тучи. Как назло, у меня не было с собой зонта!

– Следующая станция  Ярославль–Московский. Осторожно, двери закрываются, – именно так, на питерский манер, прозвучало объявление. А в динамиках раздалась знакомая торжественная мелодия, ставшая по сути неофициальным гимном Ярославля:

 

Старинные стены надёжно хранят

Легенды ушедших веков

И помнят они, как рождалась заря

И блеск золотых куполов.

 

Где плещутся волны Великой Реки,

Лаская твои берега,

Мой город, живи! Мой город, люби!

Мой город, будь счастлив всегда!

 

Тысячи лет, море любви

Мы, Ярославль, желаем тебе!

Солнечный свет, мира, зари!

Землю храни от несчастий и бед!

 

Мы скажем, стирая границы времён:

«Спасибо тебе, светлый князь!»

Славян защищая от диких племён,

Ты город возвёл, не боясь!

 

И Солнце встаёт, и проходят дожди,

И ветры уносят года...

Мой город, живи! Мой город, люби!

Мой город, будь счастлив всегда!

 

Тысячи лет, море любви

Мы, Ярославль, желаем тебе!

Солнечный свет, мира, зари!

Землю храни от несчастий и бед!

 

– Здесь свободно? – услышал я голос девушки, собирающейся занять место напротив меня.

– Да, конечно, – ответил я, взглянув на неё. И чуть не остолбенел, вновь увидев её лицо! Как много общего с колдуньей Ингой в исполнении Влади из французского фильма, который я вспоминал совсем недавно...

Боже мой, да ведь мы же виделись совсем недавно. В Питере... Точно, она училась в магистратуре, кажется, на геофизике. И мы вместе ходили на занятия в центр «Французский язык в науке и технике» при СПбГУ. Был шанс попасть на стажировку в университет имени Жозефа Фурье в Гренобле или в ту самую легендарную «Эколь политекник», с именем которой были связаны имена таких светил науки, как Коши, Ампер, Пуанкаре...

Так как же её зовут? Надя? Да точно-точно, Пелевина Надя!

– BonsoirmademoiselleJ'ai l'impression de vous avoir déjà vu quelque part, – улыбнулся я,вспомнив шаблонную французскую фразу.

– Peuttre, – улыбнулась она. – SalutAlex !

– SalutNadiaRavie de te voir ! – я не скрывал удивления с оттенком радости.

Ехать с попутчицей было куда веселее!

 En effet, pour une surprise c'est une surprise, – она, похоже, была удивлена не меньше.

 Quel bon vent t'amène ici, à Yaroslavl ? – не переставлял удивляться я.

 J'y suis en transit. Je vais de Moscou à Kostroma. Et toi ?..

 Moi aussi. Mais je vais de Saint-Pétersbourg. Et Kostroma, est-ce ta ville natale ?.. (*)

Мы проехали Ярославль–Московский. Через пятьдесят минут будет Нерехта, а ещё минут через сорок пять – Кострома...

– Нет, – она перешла на русский. – Возможно, ты удивишься, но я москвичка. Но это очень долгая история. А с Костромой действительно связаны лучшие годы моей жизни.

– А для меня Кострома – родной город...

– Слушай, а вот когда сейчас исполняли гимн Ярославля, тебе ничего не показалось странным?

– Нет, а что не так?

– А вот вспомни, исполнители обращаются к князю Ярославу Мудрому со словами: «Славян защищая от диких племён, ты город возвёл, не боясь». Так кого же тут называют дикими племенами?

– Ну, наверное, финно-угорские племена, которые здесь жили. Весь, чудь, меря...

– Да не были они дикими. Вот археологические раскопки делают в древних городищах Дьяковской культуры. И что находят? Текстиль, керамику, металлическое оружие. Оказывается, древние металлурги знали секреты термической обработки металлов, умели делать композиционные материалы.

– Наверное, это тема отдельного разговора, к которому я пока что не готов. – По правде сказать, я раньше никогда не задавался этим вопросом.

Некоторое время мы молчали. Ливень за окном всё усиливался. Но электричка уверенно шла вперёд, и это внушало оптимизм...

– А я вот давно пришла к выводу, что из нас целенаправленно делают «Иванов, родства не ведающих», – продолжила моя собеседница.

– Да кому ж это нужно?

– Очевидно тем, кто нами управляет. Только ты не смейся и не делай поспешных выводов. Подумай на досуге, если будет желание.

– Я и не смеюсь. Мне действительно очень интересно, да и ты прекрасно рассказываешь.

– Вот скажи, сегодняшний день, о чём он тебе говорит?

– Шестое июля? – задумался я. Ну, месяц назад был день рождения Пушкина.

– Молодец, что вспомнил, – улыбнулась Надя. Но я говорю про эту ночь, про день, который настанет после неё и про обычаи предков....

– День Ивана Купала! – вспомнил я. Этой ночью искали цветок папоротника. Ну как же, это и дети знают!

– Мало знают и не всё знают. А Иван тут не причём. Купало – древнее божество. А, кстати, знаешь, как это божество связано с Костромой?

Я кое-что вспомнил:

– С одной стороны, Кострома считалась богиней весны и плодородия. Ещё вспоминаю, есть легенда о Купале и Костроме. Они были братом и сестрой, разлучёнными в детстве силами зла. Потом, в юности, они встретились, полюбили друг друга и сыграли свадьбу. А потом с ужасом узнали о своём близком родстве и предпочли смерть позору за страшный грех.

– Хорошо, что ты и это знаешь. Но 99 человек из ста не знают. Я могу кое-что к этому добавить, если тебе интересно...

– Очень интересно.

– Кострома и Купала – близнецы, дети Богини Ночи  Купальницы и Бога Луны и Огня – Семаргла Сварожича. Однажды, когда Кострома и Купало были еще маленькими, они, не послушавшись матери, побежали в поле слушать птицу смерти Сирина, и там случилось несчастье: птица Сирин унесла Купалу в Навь  Тёмное царство. Прошло много лет, Купало освободился из плена, а Кострома гуляла по берегу реки и сплела венок. Она хвасталась, что её венок никому не достанется, но поплатилась за это. Ветром венок сорвало с головы и унесло в воду, там его и подобрал Купало, проплывая мимо в лодке. Купало и Кострома полюбили друг друга и поженились, не зная, что они брат и сестра. А когда узнали, решили утопиться. Кострома стала русалкой  мавкой. Но боги решили сжалиться над братом и сестрой и превратили их в цветок Купало-да-Кострома, который мы сейчас, после христианизации Руси, знаем под другим названием – Иван-да-Марья. А на небе зажглось созвездие Близнецов.

 

 

 

– Надя, я поражаюсь твоими знаниями, – не переставал удивляться я. – Но откуда они у тебя? И чем вызван твой интерес к этому?

– Я шла к этому не один год. Когда я осознала, что жизнь человека – испытание. И очень важно задуматься над своим предназначением, о своей миссии и о том, что ты унесёшь с собой, прожив не столь уж долгую, как нам пока кажется, жизнь...

От этих слов мне стало как-то не по себе, а моя попутчица спокойно продолжала:

– Наверное, интерес к этому пробудила во мне ещё прабабушка, которую я застала. А вот Маша, моя двоюродная сестра, жила с прабабушкой дольше и кое-что из её рассказов успела записать в тетрадь. Она увлеклась «славянскими Ведами», «книгой Велеса» намного раньше меня. Потом я много читала, находила материалы в Интернете. Сама стала задумываться. Лично у меня не вызывает сомнения, что в действительности Кострому не мог основать Юрий Долгорукий, город намного древнее...

– И какие аргументы?

– Само название города и древнего божества несут очень много информации. Здесь целый скрытый подтекст. Скорее всего, Кострома – это модифицированное древнее «Косторама», представляющее собой три слова  Косто Ра Ма. Это можно перевести как «то место, где опора, основа». А другой скрытый подтекст в том, что, «РА» – это мужское начало, а «МА» – женское, их соединение и есть самая настоящая основа, то есть гармония.  В древние времена продолжение Рода было первостепенным, люди были нацелены на будущее, на развитие. Поэтому и имена детям давали с позитивным значением, нацеливали на продолжение Рода.

– Всё это интересно, но в чём заключается неувязка с официальной версией?

– С трудом верится, что христианский князь Юрий Долгорукий дал бы основанному ему городу имя языческой богини и уж тем более мерянское название с очень глубинным смыслом. Вот не верю и всё! Знаю, некоторые историки в кулуарах сомневаются: не основал Долгорукий Кострому, а сжёг её. Наверное, не скоро мы узнаем правду.

– История всегда была служанкой политики, – согласился я. – Я также могу сказать, что не всё так просто в плане «подвига» Ивана Сусанина, в легенде о его «жизни за царя». Почему-то никого не смущает, что национальным героем Сусанин стал спустя полтора с лишним века, после визита Екатерины II в Кострому, после подавления «Пугачёвского восстания». Потом, спустя ещё почти сто лет, появилась статья известного и уважаемого профессора Петербургского университета Костомарова «Иван Сусанин», в которой официальная версия «подвига», идеологически оформленная в правление Николая I, впервые была подвергнута резкой критике, если не сказать открытому высмеиванию. Но это не помешало увековечиванию памяти сомнительного героя и в опере Глинки, и в памятниках.

– Ну, опера Глинки появилась раньше, чем статья Костомарова, – заметила Надя. – Но не это главное...

– А главное в том, что каждой эпохе нужны свои герои?

– Видимо, так. Каждой эпохе, каждому вождю, каждой идеологии...

Наступила пауза. Электричка остановилась у залитой дождём платформы станции Нерехта. Дождь нас словно преследовал, то утихая, то принимаясь с новой силой.

 

 

– Дождь на Купалу – к большому урожаю, – улыбнулась Надя, возвращаясь к прежней теме разговора. – И промокнуть под купальским дождём совсем не страшно. Всё обретает волшебную силу в эту ночь: и вода, и огонь, и травы, и цветы. Лешие и водяные, русалки и домовые – все они выходят в мир Яви в эту волшебную ночь. Кстати, ты не задумывался над смыслом слова «проявляться»? Если твоя душа чиста, а помыслы твои светлы – тебе нечего бояться, зато ты можешь рассчитывать на помощь высших сил. Но трепещи, если душа твоя или помыслы нечисты...

– Надя, и ты веришь в эти сказки, имея диплом бакалавра физики?

– Бери выше! У меня диплом специалиста с правом преподавания в школе. Прежде, чем поступить в магистратуру, я проучилась в Костромском университете пять лет. А что, разве физика отрицает существование высших сил, иных миров?

– Нет, но в науке давно утвердился принцип «lex parsimoniae», «бритвы Оккама», провозглашающего: «Entia non sunt multiplicanda praeter necessitatem» – «Не следует множить сущности без необходимости». И это позволяет науке плодотворно развиваться веками, с момента её возникновения как таковой.

– А кто определяет меру той самой «крайней на то необходимости»? Авторитеты от науки, зачастую ставшие авторитетами по принципу «кто первый пришёл»? А я не могу отвергнуть то, что для меня очевидно, с чем мне в жизни реально приходилось сталкиваться. Впрочем, весь фундамент современной науки и современной физики в первую очередь рухнет под напором новых фактов. И вдруг окажется, что теория относительности нуждается в уточнении. Обрати внимание: в 2005 году 100-летие «Теории относительности» практически не отмечалось ни в России, ни в мире...

– Быть может, лишь потому, что стало очевидно, что Эйнштейн, мягко говоря, «позаимствовал» свои идеи у Лоренца и Пуанкаре?

– Думаю, не только поэтому, Алекс! Пусть эти «заимствования» останутся на совести Эйнштейна. Но дело здесь, думаю, в самой теории...

– Если новая теория и появится, то и общая, и специальная теория относительности станут частными случаями новой, более обобщённой теории при каких-то предельных допущениях. И никак иначе. Но в конце концов, пусть это волнует теоретиков. Мои исследования в области физики твёрдого тела весьма далеки от этого.

– А мои в области геофизики тем более!

– Но всё-таки, – я постарался вернуться в русло взволновавшей меня темы, – я прошу прощения за любопытство, но откуда твой столь живой интерес к языческим праздникам? Ты как-то связана с «родноверами», принимала участие в их обрядах?

– Нет, я не из их числа. Но мы с двоюродной сестрой были в прошлом году на купальских мероприятиях под Малоярославцем. Видели, как добывают живой огонь за счёт силы трения. Мы на себе чувствовали энергетику купальского хоровода. Я знаю не понаслышке, что значит прыгнуть через купальский костёр. И не только прыгнуть, но и пройтись по его углям...

Мурашки пробежали у меня по телу, когда я попытался представить, что это значит – пройти по углям. А Надя между тем невозмутимо продолжала:

– Я чувствую, они пытаются найти Истину, но они пока ещё далеки от истины. Ведь древняя «книга Велеса» не могла быть написана на почти что современном русском языке, в чём нас пытаются убедить Чудинов и ему подобные. Современный литературный русский язык сформировался во времена Ломоносова: он его, можно сказать, и создал. Древняя книга мудрости была написана на древнеарийском языке, близком к современному эрзянскому.

– Эрзянскому?

– Да, и я поняла это, как эрзя по отцовской линии... А по материнской оинии я – из рода мерянских ведьм, – продолжала Надя. – В древности и меря и эрзя составляли единый прото-арийский, древнеарийский народ, который дал начало и веси-вепсам, и чуди, и меря, и карелам, и эстонцам, и финнам... На древнем языке, Россия или, правильнее, Рась-Сия – страна седого или серебряного древнего народа, потомки которого расселены на огромной территории современных России и Балтийских государств, Украины и Белоруссии. Древне-арийские топонимы и гидронимы распространены на огромной территории от Поморья до Белогорья, от Балтики до Урала.

– Это о чём речь?

– Хотя бы взгляни на карту. Реки с названиями Шача, Шуя, Юга, Южа ты увидишь повсюду... Больше всего рек с названием Шача, и это не спроста: это слово на древнем языке значит «родившая, давшая жизнь». Но главное – генетика: типичные представители древних ариев имеют голубые глаза, светлые волосы, светлую кожу – те рецессивные признаки, которые, в соответствии с законами биологии, стали превалировать в популяциях, сформировавшихся в приледниковье, на окраине ареала существования биологического вида homo sapiens.

– Сильно сказано, и под этим я, пожалуй, готов подписаться...

– Но истинная сила Пра–Ариев, людей Севера, – продолжала Надя, – не в воинственности и агрессивности, а в уме, выносливости и терпеливости. В способности прижиться и обустроить свой быт там, где этого не смогли сделать физически более крепкие и сильные, но интеллектуально немощные выходцы с юга? Наши древние предки совершили цивилизационный рывок в тех условиях, где другие человекообразные популяции не то что рывка, а простого выживания не смогли себе обеспечить. Но нашу древнюю цивилизацию, наш древний народ тёмные силы пытаются вычеркнуть из истории. Почему это происходит, как противостоять этому – вот в чём я хочу разобраться...

Электричка следовала по мосту через Волгу. Ливень за окном, как будто, утих. В динамиках раздалась знакомая мелодия неофициального гимна Костромы:

 

Край ты мой соловьиный,

Край несказанно синий,

Где Берендей поставил

Чудные терема!

 

Это – моя Россия,

Это – моя Россия,

Это – родная Волга,

Это – моя Кострома!

 

Счастье мне подарила,

Сердце наполнив силой.

Трудно с тобой расстаться,

Знаешь это сама!

 

Не замутится Волга:

Есть у неё Россия,

Будет жива Россия –

Будет жить Кострома!

 

Все обошла дорожки,

Все обошла тропинки,

Звонкие песни Леля

Слушая на лугу...

 

Я не могу без Волги,

Жить не могу без Волги,

Без Костромы любимой

Жить на Земле не могу!

 

Если в края чужие

Бросит судьба надолго,

Если над головою

Грозно грянут грома –

 

Мне ничего не страшно:

Есть у меня Россия,

Будет жива Россия –

Будет жить Кострома!

 

Через пару минут наш электропоезд прибыл в Кострому.

 

 

= = = = =

(*) Перевод диалога:

– Добрый вечер, мадмуазель! Кажется, мы с Вами уже где-то виделись...

– Может быть, – ... – Привет, Алекс !

– Привет, Надя. Рад тебя видеть !

– Вот уж действительно, сюрприз так сюрприз.

– Каким ветром занесло тебя сюда, в Ярославль?

– Я здесь пересела. Я еду из Москвы в Кострому. А ты ?

– Я тоже. Только я еду из Санкт-Петербурга. А Кострома – твой родной город ?..

 

Продолжение (Глава 2)

 

 

= = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = =

© «Эрзянь ки», 2013 г.

© Авардень Сандра, 2005 – 2009 гг., С.–Петербург  –  Кострома;

© Авардень Сандра, февраль 2013 г., Хельсинки, с изменениями. 

 

 

Отзывы можно оставить тесэ: erzianraske.forum24.ru/

 
 
19.04.2017
 Яков Кулдуркаев ЭРЬМЕЗЬ Ёвкс кезэрень пингеде
16.04.2017
 ИНЕ ЧИ МАРТО, ЭРЗЯТ!
15.04.2017
 Эрзянь келень Чи матро !
13.04.2017
 Фильм о народе эрзя
9.04.2017
 Эрзянские керемети не просто стереть с лица земли

<<   апрель 2017    >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 
 
 
 
 
1
2
3
4
5
7
8
10
11
12
14
17
18
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30


Эрзянь ки. Культурно-образовательный портал. 2008

Литературный сайт Эрзиана  Аштема-Кудо, эрзянский форум    Меряния - Мерянь Мастор  


Flag Counter