Авардень Сандра. КОСТРОМСКИЕ КАНИКУЛЫ. Глава 9

Авардень Сандра

Костромские каникулы

(повесть, основанная на реальных событиях)

 
Памяти Терюшань Сергу (Сергея Туршатова) посвящается

 

Глава 1 * Глава 2 * Глава 3 * Глава 4 * Глава 5 * Глава 6 * Глава 7 * Глава 8
Глава 9 * Глава 10 * Глава 11 * Глава 12 * Глава 13 * Глава 14 * Глава 15

 

 

В начало...

 

9. Не каждый день небо бывает ясное...

 

– Кстати, а знаешь, кто автор и первый исполнитель песни «Тиринь веледе»? – улыбнувшись, спросила мня Маша.

– Неужели кто-то из вас? – спросил я.

– Не угадал. Её сочинил отец Евгений Самаркин, священник одного из храмов РПЦ. И он, отслужив в храме, может переодеться в панар и выйти на сцену. И спеть на нашем народном празднике! – ответила Маша.

– Что-то у меня опять «коротит» в голове,   признался я.

– Ну, а почему это у нас сегодня такое упадочническое настроение? – бодрясь, спросила вдруг Надя. – А ну-ка, давайте же, оглянемся вокруг: лето,  голубое безоблачное небо, природа торжествует, река бежит... Ведь жизнь продолжается, несмотря ни на что! А как пели студенты ещё сотни лет назад? Ну, Маша, уж ты-то, освоив курс латыни, должна это помнить!

– Gaudeamus igitur, Juvenes dum sumus! – Будем же веселиться, пока мы молоды! – неуверенно произнесла Маша... Но дальше...

 «Post jucundam juventutem, post molestam senectutem Nos habebit humus!», «После беззаботной юности, после тягостной старости нас возьмёт земля».  – вспомнил я, прервав паузу. А дальше там есть прекрасные слова: «Vivant omnes virgines – faciles, formosae! Vivant et mulieres – tenerae, amabiles, bonae, laboriosae!»*.

– Вообще-то это песня, воспевающая нашу земную жизнь – тот короткий миг между прошлым и будущим, что дарован нам Небесами... Настраивающая на то, что этим даром нужно разумно воспользоваться! Не сожаление, что жизнь коротка, но песня, презирающая страх и ненависть, презирающая тоску и грусть! – ответила Надя. – Ну, разве не так?

– Тогда, последний куплет давайте все вместе! – предложил я.

– Вместе так вместе, – улыбнувшись, подхватила Надя.

И древняя песня, пережившая века и эпохи, понеслась вдаль, вдоль ещё более древних берегов сказочной Мезы:

 

Pereat tristitia,

Pereant osores!

Pereat tristitia,

Pereant osores!

Pereat Diabolus,

Quivis antiburschius

Atque irrisores,

Atque irrisores!**

 

И на душе у нас тут же стало веселее.

– А ты, Алекс, хоть купался в этом году? – спросила Надя.

– Если честно, то нет!

– А что же мешает нам войти в воду прямо здесь, прямо сейчас?

– Ну, у меня даже купального костюма нет! – констатировал я.

– Скажешь тоже, купального костюма?! – рассмеялась Надя. – И это единственная проблема? И никак её не решить?! Вот видишь заросли ивы внизу? Ты заходишь в воду слева, мы справа, дистанция сто метров...

Так мы и поступили...

«Великая Праматерь Ведява, омой тело моё и душу мою, смой с меня тоску-печаль, боли и болезни! Думы мои тяжкие раствори, Великая праматерь, беды мои забери и сотвори меня заново…» – вспомнил я слова, произнесённые однажды Надей. И действительно, вода быстро смыла усталость и напряжение, придала силы, расслабила затёкшие в дороге мышцы, отогнав все грустные мысли, взбодрив и дав возможность прочувствовать счастье единения с великой Природой.

– Это так здорово, что мы сейчас зашли в воду! – воскликнул я, когда мы вновь все вместе были на берегу.

– Вода – чудесная сила. Как много мы знаем о ней и как мало, – поддержала меня Маша.

– Да, – ответила Надя, – и все истории о живой и мертвой воде имеют в основе действительный опыт поколений наших предков. И действенность воды, исходящей из энергетических центров высшего порядка, очень велика. Вода имеет разный энергетический потенциал с разными свойствами в зависимости от места, времени суток, расположения планет. Всё имеет значение. Порой одного глотка воды, зачерпнутой из определённого родника, в нужное время, достаточно, чтобы излечиться от тяжкого недуга... Но это большая тема, тема отдельного разговора. Но главное – и Земля, и Вода являются разумными субстанциями, и обращаться с ними надо уважительно.

– Мы исследуем тайны глубокого Космоса, исследуем превращения элементарных частиц и ставим опасные эксперименты с тонкой материей, порой не разобравшись в первоосновах! – воскликнул я. – А ведь те фундаментальные принципы, что заложены в самой материи, на уровне элементарных частиц показывают наличие прямо-таки человеческих качеств, индивидуализма и коллективизма.

– Продолжай, продолжай, это интересно! – сказала Надя.

– Мир элементарных частиц, как известно, представлен фермионами и бозонами, частицами с полуцелым и целым спином соответственно. Одни подчиняются статистике Ферми-Дирака, другие статистике Бозе-Эйнштейна. Фермионы не «терпят» рядом с собой себе подобных. Электрон, будучи фермионом, не потерпит на одной орбите рядом с собой другого такого же электрона. Разве что потерпит рядом другой электрон с противоположным спином. И что же это, как не пример, если угодно, «супружеских пар» в неживой природе?..

– Как это в неживой? В том-то и дело, что в живой, – улыбнулась мне Надя в ответ. – Извини, что перебила. Продолжай!

– Так вот, а бозоны, наоборот, притягивают к себе других, себе подобных. Вот он, фермионно-бозонный, индивидуально-коллективистский дуализм Вселенной. Так же и в человеке: каждый человек индивидуален и должен проявлять то, что заложено в нём, раскрыть свой Божий дар, если угодно! Но без общества, без окружающих людей, человек – никто.

– Ты хорошо сказал. И главное, всё так и есть...

– А если рассмотреть типы химических связей, мы и там увидим гармонию и универсализм. Особенно поучительна металлическая связь, металлические кристаллы: ионный остов и свободные электроны. Каждый атом, образующий кристаллическую решётку, отдаёт в коллективную собственность, как правило, всего-то один валентный электрон. И получается – самое настоящее мощное коллективное хозяйство. Благодаря этому, металл становится хорошим проводником тепла и электричества. А главное – «сплочённость» атомов в единую структуру позволяет выносить ей большие нагрузки, подвергаться пластической деформации. Удар кувалды – и расколются кристаллы льда, многие минералы, кристаллы соли, образованные ионными, водородными или ковалентными связями. А металл, как более высокоорганизованная структура, выстоит! Более только прочнее станет! Это, если угодно, пример построения коммунистического общества в неживой природе...

– Спасибо, Алекс! Из тебя получится неплохой лектор! – улыбнулась Маша.

– Опять ты про неживую природу говоришь?! – сделала мне замечание Надя. – Только давай не будем говорить об «измах». Можно сказать проще, металлическая связь – пример хорошо организованного, сплочённого народа! Когда все атомы, образующие ионный остов, одинаковы!

– Но множество металлов могут образовывать непрерывные твёрдые растворы, – продолжал я. – Один металл может с другим «дружить», как медь и никель, золото и серебро, медь, серебро и золото... Не из чистого золота и серебра, а из сплавов серебра с медью, из сплавов золота с медью и серебром делают ювелирные украшения. Только сплавы, по сравнению с чистыми металлами, будут иметь необходимую прочность и твёрдость. И аналог тому в мире людей – образование крепкого интернационального государства...

– Которое будет устойчивым, если оно образовано из «дружественных» элементов, – продолжила дискуссию Надя. – И лишь в определённых диапазонах внешних условий – температуры и давления. А стоит выйти за рамки устойчивости – и произойдёт расслоение твёрдого раствора, фазовый распад! Также как и чужеродные атомы, иногда даже в минимальных количествах, могут сплав сделать ни на что не годным! Как, например, кислород, приводящий к окислению по границам зёрен, из-за которого слиток будет буквально рассыпаться при небольшом ударе!

– Но и чужеродные атомы, – продолжал я, – в определённых количествах, придают сплаву уникальные свойства. Так, железо при добавлении всего-то около одного процента углерода превращается в сталь, которую можно упрочнять закалкой, а алюминий при добавлении лишь нескольких процентов меди и магния превращается в лёгкий и высокопрочный дюраль...

– Но что произойдёт, если в железе будет не один, а, например, пять  процентов углерода? – спросила Надя.

– Ни на что не пригодный чугун, – ответил я, ­– а скорее всего, вообще не пойми что, – ответил я.

– Ну, а сера или хотя бы медь, улучшают ли они структуру стали? – не унималась Надя.

– Есть, безусловно, и  вредные примеси, количество которых должно стремиться к нулю, – вынужден был признать я.

– Посмотри-ка, разговор у нас какой интересный вышел! – сказала Надя. – И он имеет непосредственное отношение к действительности, к человеческому обществу!

– Да... Но я хотел бы добавить ещё кое-что важное, – сказал я, подумав. – Вот почему природа вдруг перешла от одноклеточных организмов к многоклеточным, когда и почему это случилось?

– Ответ, как я думаю, следует искать в термодинамике?! – поддержала мою мысль Надя.

– Ну конечно, – сказал я в ответ. – В неравновесной термодинамике и синергетике. Это происходит по той же причине, по которой в «неживой», казалось бы, природе, при нагреве масла, разлитого ровным слоем по поверхности сковородки, когда при определённых условиях возникают упорядоченные цилиндрические, а порой и шестигранные конвективные ячейки, хорошо видимые невооружённым глазом...

– Ячейки Рэлея-Бенара, мне приходилось читать об этом!  – подтвердила Надя.

– Да! И живая природа выбрала путь эволюции не через увеличение размера клетки, а перешла к многоклеточности, в полном соответствии с законами термодинамики! Ведь переход к многоклеточности был обусловлен тем, что при определённом критическом размере упорядоченной структуры, она не может не только расти, но и попросту существовать дальше! И это происходит тогда, когда энергия, поступающая в клетку извне, становится меньше генерируемой в ней энтропии. Иначе в «одноклеточном монстре» потребовался бы проток такого большого количества вещества и энергии, что создаваемый в результате этого беспорядок захлестнул бы систему.

– Всё понятно! – ответила Надя. – Ведь потоки энергии идут через поверхность, а энтропия растёт по мере роста объёма; энергии удаётся держать структуру, лишь если единый организм разделён на клетки. И эти клетки во многом автономны, у каждой своя специализация...

– Вот и ответ на вопрос, почему распадаются все империи, если по мере роста государства не формируются свои ячейки Рэлея-Бенара, ячейки общественного самоуправления, губернии с широкими полномочиями местных властей, которые, в свою очередь, подразделяются на уезды и волости. Есть естественный – «физический» предел централизации власти, перейдя который потоки энтропии – в виде коррупции, раздувания чиновничьего аппарата и чиновничьего же беспредела, разрушат всю империю, их же породившую! И ни один диктатор, никакими репрессиями не удержит империю от развала, если не сможет провести соответствующих преобразований в системе власти, провести радикальные реформы местного самоуправления, существенно расширить права регионов! – заключил я. – Или центральная власть сама организует цивилизованную передачу многих властных полномочий на места, сохранив за собой главные функции – оборону, связь, пути сообщения, развитие фундаментальной науки, – либо неминуемо произойдёт неуправляемый развал империи по живому, по кровавому сценарию, провал в новое «варварство». История много раз это подтверждала...

– Но главный урок, который мы должны извлечь из сказанного, – сказала Надя, – всем людям одной нации, всем комплементарным нациям, необходимо сплотиться, чтобы противостоять внешним угрозам. А иначе у нас просто не будет будущего!

– Нам подло и коварно подменили наши ценности, – вступила в разговор Маша. – А началось всё с деградации образования.

– Когда образование заменили всеобучем, «обязаловкой» для всех, кто не хочет и не способен учиться, – ответила Надя, – оно потеряло всю свою ценность...

– Когда подменили понятия, – продолжала Маша. – Культурой стали называть умение писать картины, петь оперы, танцевать балет... Но культура, по большому счёту, может быть только одна: это культ Света. И этот культ направлен на эволюцию человека из Мира Яви в Мир Прави – Мир Света. Этот культ состоит из действий, направленных на эволюцию человека в более развитое существо, в существо высшего плана, приближённого к Высшим мирам – при помощи обрядов, ритуалов, естественно, с учётом национальных и религиозных традиций. Да, в том числе и посредством песнопений и танцев, торжественных и траурных мероприятий, инициаций, когда проводятся почитания Высших сил и Предков...

– И поэтому, – добавила Надя, – носителями Культуры могут быть только люди ведающие, живущие в ладу с Матушкой Природой и со всем МиРаЗданием. Именно такие люди, ведающие, и питают Эгрегор нации, эгрегор расы, который наши Предки миллионы лет заботливо взращивали.

Интересно, – ответил я. – Надя, ты говоришь об эгрегорах, как о неких сущностях, сформированных коллективным разумом народов?

– Вернее, уточнила Надя, – эгрегор – энерго-информационная структура, порождённая сонаправленными эмоциями, мыслями групп людей, объединённых общей идеей...

– Да, так на чём же мы остановились? – спросил я, теряя мысль.

– На том, что все традиции, – сказала Надя, – имеют свои национальные окраски и свои национальные наименования. Традиция каждого народа имеет исток и направленность космического предназначения того народа, который веками, следуя своим традициям, создал свой эгрегор, питающий свой народ.

– А традиции искусственных народностей, – продолжила Маша, – тех народностей, что получились зачастую в результате переселения, а порой насильственного и противоестественного смешения народов и рас, основаны на данных им их «Просветителями» религиях, морали и иных привнесённых ценностях и антиценностях. Новые народы и псевдо-народы, они тоже создали свои эгрегоры, позволяющие им эволюционировать в соответствии с тем предназначением, которое им отведено. Только отведено далеко не всегда Светлыми силами...

– И далеко не всегда, получается, те «Просветители» действовали от имени высших сил, Сил Света? – высказал я свою догадку. – И поэтому нежизнеспособным оказался «советский народ», поэтому смутно и будущее «единого американского», «единого британского», «единого украинского» и других «молодых» народов? Народов – в полном смысле этого слова, способных самоорганизоваться и сплотиться перед лицом внешних угроз...

– В том-то и дело!  И беда тем людям, которые добровольно причисляют себя к искусственно созданным народам, подчиняют свои души чужеродным искусственно сформированным эгрегорам! – ответила Надя.

– И поэтому искусства, культивируемые так называемой «общечеловеческой цивилизацией», как правило, не являются Культурой, – продолжила мысль Маша. – Ведь что такое «общечеловеческие ценности»? Не они ли  направлены на окончательное уничтожение Культуры как культа Света и на подмену её на примитивные способы времяпровождения людей? Вернее, даже не людей, а рабов – потребителей услуг, элементарных биологических потребностей и навязанных «обществом потребления» сексуальных и иных извращений и утех. Спрашивается: чьим путем мы должны идти, чей эгрегор укреплять?

– Бывают редкие исключения, но они, по большому счёту, лишь подтверждают правило, – добавила Надя. – Как, например, скульптор Степан Эрьзя: кого только не изображал он своим резцом в дереве и камне: и эрзянку, и мокшанку, и парижанку, и чилийку, и аргентинку, и испанку, и русскую женщину... Но всё его творчество было проникнуто чувством глубокого патриотизма, и, живя подолгу в разных странах, он всегда помнил о своём народе и горячо любил его...

– Не зря сказано, – высказался и я, наконец. – «Не сходи с Пути Предков! Рискуешь стать никем!»

– Да только, к сожалению, сошла Русь с Пути почти целиком и полностью, – ответила Маша. – И знаешь, почему? Потому что не способна оказалась Культуру воспроизводить в потомстве своём. Забыты древние обычае, обряда и традиции. Исчезают с лица Земли деревни и малые города, хранившие их веками. Нет Культуры – и нет Святых...

– У других народов, – добавила Надя, – своё космическое предназначение и свои традиции. Каждый народ пусть выполняет свои космические функции и эволюционирует своим Путем, по своим традициям... Но мы-то, должны ли мы способствовать им в этом, порой в ущерб себе?

– То есть, – спросил я, – беря за образец традиции других народов и следуя их путем, мы поддерживаем их эгрегор, а Свой Родной Эгрегор, который наши Предки заботливо взращивали миллионы лет – ослабляем. убиваем?

– Именно так! – ответила Надя. – Есть прекрасные слова в «Мастораве», нашем древнем учении. Только ему мы и должны следовать...

И Надя пересказала по памяти последнюю главу «Масторавы» – великую заповедь далёких предков.

На берегу Волги, священной реки Ра  – древнего Рава – опечаленные судьбой своей земли, собрались старейшины. На древний народ пришлись нелёгкие испытания. И задались старики вопросом:

 

Есть у всех народов свои Боги,

Есть у них свои пути-дороги.

Мы теперь остались, знать, без Бога,

Нет теперь у нас своей дороги...

 

Над головами старцев пролетела вещая птица Иненармунь, покружила над ними и повела за собой к священной поляне. И на той поляне на стволе берёзы увидели старцы утраченную реликвию – трубу патриарха, князя-инязора Тюшти. И запела-заговорила труба человеческим голосом:

 

Бути чачиде Инешкинь эйдекс,

Инешкинь эйдекс яла уледе!

Свал ансяк эсенк кельсэ кортадо,

Свал ансяк эсенк превсэ эрядо,

Свал ансяк эсенк мельсэ арседе,

Свал эсенк коенк-иланк ванстодо,

Свал эсенк ломанть прявтокс путнеде.

Сестэ а ёми Эрзянь Масторось,

Сестэ нежеди лия паро шка.

Если вы родились детьми Инешки,

Детьми Инешки будьте всегда!

Всегда говорите только на своём языке,

Всегда живите только своим разумом,

Всегда думайте только свои мысли,

Всегда храните свои традиции-обычаи,

Всегда ставьте во главу своих людей.

Тогда не пропадёт Эрзянь Мастор,

Тогда наступит иное хорошее время.

 

Солнце клонилось к горизонту, и комары, спрятавшись днём от летнего зноя, вновь стали напоминать о себе. Мы пошли к дому. Я понял, что в Мисково сегодня мне попасть снова не суждено. Но я и не жалел об этом. Вот только ни Лёню, ни Юру я даже в известность не поставил, где я. Ну, да ничего, завтра я обязательно позвоню! Солнце садилось в тучу, и Маша сказала:

– А завтра к вечеру, я знаю, будет гроза, будет ливень. А потом вновь будет жарко...

– Да, похоже на то, – подтвердила Надя...

– Так это же здорово! – ответил я. – Земля уже устала от засухи...

 

* * *

 

Я заснул рано и спал очень крепко. А на утро я проснулся, по-видимому, раньше всех – и первым делам вывел из сарая два велосипеда. Я всё нашёл – и гаечные ключи, и клей «Момент», и шлифовальную шкурку, и ножницы, и старую шину, которую можно было порезать на заплатки. И к тому времени, когда девушки позвали меня завтракать, их велосипеды были уже готовы.

– Так, может, сегодня, мы все вместе съездим в Мисково? – спросил я. – Во вчерашней суете, я даже не рассказал вам, что нашёл в доме. И эрзянский словарь, и целую машинописную рукопись о Меряно-Мещерской железной дороге!

– Да уж! Ничто не происходит случайно! – сказала Надя.

– Ты оказался в доме, в котором жила Настя, вот как получается, – добавила Маша.

– Да, мы поедем, – подтвердила Надя.

Небо затянуло лёгкая дымка, прикрывая палящее Солнце.

– Ну что ж, и погода нам, как будто, благоприятствует? – неуверенно спросил я.

– А вечером точно будет гроза... – сказала Маша.

– И прекрасно! – воскликнул я. – А здорово мы спели вчера: «Pereat Diabolus, quivis antiburschius, atque irrisores», «Долой дьявола. всех противников образования и тех, кто глумится над ним»!

И добавил потом:

– А ведь глумятся над образованием...

– Меняются времена, меняются и приоритеты. Тысячелетия миром людей правили волхвы, потом власть на столетия перешла к воинам, затем на несколько десятков лет – торговцам, а теперь на считанное лихолетье – к ещё более низшим сословиям... Но круг скоро замкнётся, – сказала Маша в ответ.

– Впереди – ураганы, и бури, и грозы, а затем – долгожданный рассвет? – спросил я словами из сочинённой мной песни.

– Он будет, и ждать его недолго! – уверила меня Маша.

– От лидеров официальной «оппозиции» нам то и дело приходится слышать, что народ, дескать, лишают полноценного образования – и высшего, и даже среднего, что под пафосные разглагольствования об инновациях, нанотехнологиях и технологическом прорыве фактически делается всё, чтобы из средней школы дети выходили безграмотными недоучками. Зачем это делается – вполне понятно и объяснимо, поскольку необразованной толпой управлять значительно проще, чем свободными образованными людьми, умеющими самостоятельно мыслить. Образование, оно ведь делает человека и значительно свободнее – если это действительно настоящее образование, а не муляж! – высказал я свою мысль.

– Да, – ответила Надя. – Получить диплом и получить образование – две большие разницы…

– А теперь, зачастую всё продаётся и покупается: и курсовая, и диплом, а зачастую и учёная степень, – ответил я. – Особенно на юридических и экономических специальностях. А на физико-математических специальностях зачастую тройки ставят просто так, только за то, что человек пошёл учиться на такую важную и сложную специальность. Много ли в Костромском университете на экзамене по теорфизике ставят двоек?

– Да почти не ставят, – призналась Надя. – Даже тем, кто не знает, чем Лагранжиан отличается от Гамильтониана.

– Но ведь и в Питере так же! – продолжал я. – А потом, те люди, которые ради «соблюдения формальных критериев» без труда или за деньги получили дипломы – все они в массовом порядке идут во все сферы жизни, в том числе и в сферу образования. А чему может научить подобный «эффективный менеджер»? Правильно писать научные работы? Искать закономерности и описывать процессы? Нет, он может разве что научить быть пассивным и безынициативным. Он может научить учащихся давать взятки и нанимать кого-то за деньги решать контрольные, писать курсовые – потому что сам так делал и сам убеждён, что это нормально...

 – То, что происходит в других сферах, выглядит ещё страшнее, – сказала Маша в ответ. – Ведь человек, для которого знания не важны, который никогда не слышал об описании процессов, начинает вдруг делать что-то реально. Скажем, обслуживать электростанцию. Да, его научат жать на кнопочку. Да, ему скажут «Положи колдобину со стороны загогулины и два раза дергани за пимпочки.». Он будет это делать. Но он не будет понимать, почему он так делает, откуда это берётся, куда это пойдет дальше – и в конечном счёте любая нестандартная ситуация «закоротит» ему мозг. Но когда он тоже станет начальником – ничего кроме «колдобин» и «загогулин» передать новому поколению он тоже не сможет...

– А мой отец, – продолжила Надя, – не раз бывал в  Эколь Политекник, ведущем учебном заведении Франции, где, без преувеличения, можно сказать, готовится их национальная элита. Меня поразило, но чтобы получить элитное экономическое или юридическое образование, во Франции необходимо сначала стать бакалавром в области естественных наук или инженерного дела. Но, на мой взгляд, это единственно правильно: без базового физико-математического, естественнонаучного или инженерного образования очень сложно сформировать необходимый кругозор и прежде всего – умение мыслить логически, решать нестандартные головоломки, разгадывать которые приходится постоянно политикам и руководителям самого разного уровня.

– А ведь экономические модели зачастую намного сложнее физических, – заметил я.

– Да вот только кто же от современных студентов-экономистов требует их знать, – усмехнулась Маша. – Девяносто девять из ста простейшее дифференциальное уравнение не сможет решить!

– Так вот, позвольте про Францию, – продолжала Надя. – «Ecole Polytechnique», знаменитая Политехническая школа, была основана в 1795 году, в непростое время, когда судьба Франции, можно сказать, висела на волоске. Только-только произошёл термидорианский переворот, покончивший с ужасами якобинской диктатуры и вернувший Францию на путь национального развития. Страна была со всех сторон окружена врагом и казалась беззащитной. Казалось бы, до образования ли? Но Наполеон понимал: без военных инженеров Францию не спасти, и в 1804 г. школе был присвоен статус военного учебного заведения, ей было даровано знамя и полный высокого смысла девиз: «Pour la patrie, les sciences et gloire», «Во имя Родины, наук и славы».  С тех пор, очень многие выпускники-политехники становятся государственными служащими высокого ранга, крупными исследователями, инженерами высокой квалификации, директорами процветающих корпораций. Гордость школы – такие её выпускники, как учёные Френель и Карно, Беккерель и Пуанкаре, Коши и Леверье, маршалы Фош и Жофр, промышленник-бизнесмен Ситроен, и даже президент Франции брежневских времён Валери Жискар д’Эстен.

– И всё это благодаря особому учебному плану, интеграции учебного процесса с научными исследованиями – уточнил я. – По типу того, как построен образовательный процесс в МФТИ, например?

– Да, для школы была разработана уникальная учебная программа. – ответила Надя. – Плюс высокий уровень отбора и предварительной подготовки абитуриентов. Первый год обучения посвящен военной службе, причём в войсках. Получив звание лейтенанта, студенты в течение двух лет осваивают мощный курс фундаментальных наук. В обязательное ядро учебного плана наряду с математикой, физикой, химией, биологией и компьютерными науками входят экономика и гуманитарные дисциплины – философия, политика, искусство, иностранные языки. А самое главное  после завершения курса теоретической базовой базовой подготовкинеобходимо выполнить «дипломную работу» в каком-либо национальном исследовательском центре или конструкторском бюро передовой индустриальной корпорации. Это должен быть рабочий проект реального инженерно-исследовательского плана. Естественно, с публичной защитой результатов и выводов. И не зря диплом «Ecole Polytechnique» приравнивеется к магистерскому и высоко ценится во всей Европе и за океаном

 – Но разве не на этих же идеях был создан, например, легендарный «физтех» в Долгопрудном? – спросил я.

– Да, – ответила Надя, – и именно идеи «Ecole Polytechnique» по подготовке национальной инженерно-технической элиты начали воплощаться в Советской России. И заметь, тоже в очень сложное революционное время, когда судьба страны висела на волоске...

– Тогда руководство страны смотрело в будущее, – уверенно констатировал я.

– Но главное, и улюдей было огромное желание получить специальность. И учились добросовестно, не жалея сил, – заметила Маша.

– А сегодня. примерно третья часть родителей современных школьников зачастую сетуют на «перегруженность» своих чад в школах, – заметил я в ответ. – Знали бы они учебный план и недельную учебную нагрузку гимназистов в дореволюционное время! Трудоёмкость классной, аудиторной нагрузки составляла 29 часов в неделю: пять дней по пять уроков и 4 урока в субботу, примерно столько же времени уходило на самостоятельную работу. Но главное – учили тогдашние гимназисты не «болтологические дисциплины», а те дисциплины, что развивают аналитический склад ума и логику мышления. В учебном плане можно найти такие предметы, как «логика», «история», «математика», «физика», «география», «русский язык и литература», «церковно-славянский язык», «латинский язык», «греческий язык», «немецкий язык», «французский язык», по тем временам – основной язык международного общения. Преподавали, конечно, и «Закон Божий», но этот предмет был далеко не основным – 2 урока в неделю. Пусть ты решил стать хоть юристом, хоть экономистом и продолжить образование в университете – будь любезен знать и теорему Пифагора, и законы Ньютона, и законы Кеплера, и законы формальной логики. И многое-многое другое!

– Кто, в конце концов, определил, что путь к вершинам знаний должен быть лёгким?! – сказала своё слово Маша. – И главное, кто сказал, что полное гимназическое образование должно быть образованием для всех? Любое образование будет обесценено, если оно теряет ореол «элитарности», становится «обязательным» и «всеобщим»! По моему глубокому убеждению, любое образование должен иметь право получить бесплатно любой гражданин, вне зависимости от его материального достатка, но и отчислять за неуспеваемость нужно безжалостно. Обязательным должно быть только базовое начальное образование: умение читать, писать, считать. Но при этом никто не должен чувствовать себя неполноценным, не имея полного гимназического образования: нет способностей к физике, математике и иностранным языкам – иди в ремесленное училище, занимайся искусством или тем, к чему душа лежит. Если ты не инвалид – значит, непременно обладаешь какими-то другими способностями!

– Я согласна, – сказала Надя. – Пусть лучше только 30% молодёжи получают полное среднее и 10% – высшее образование, но это будет намного лучше, чем сегодняшняя ситуация, когда сотни тысяч полуграмотных недоучек с вузовскими дипломами юристов и экономистов претендуют на роль «элиты», не умея делать практически ничего. Кроме как перекладывать бумажки в офисах.

– «Необразованный» крестьянин сто лет назад, – добавил я, – по большому счету, знал на порядок больше их: десятки народных сказок и былин, растительный и животный мир родного края, когда пахать и когда что сеять, как сложить печь и поставить избу, а главное – как выжить без благ современной цивилизации.

– «Высокотехнологичное наукоёмкое производство», – продолжила Надя, – выражаясь современными терминами, в дореволюционной России было построено по следующему принципу: немногочисленные специалисты высшей квалификации – инженеры – задают общее направление и координируют усилия, а рутиной занимается армия специалистов средней квалификации – техников. Нормальное разделение труда...

– Но гимназическое образование, – ответил я, – в советские годы предали анафеме как «эксплуататорское», в местных управлениях образования заседали, как правило, случайные люди.

– Но в короткие годы, система образования в Советской России, вновь стала одной из лучшей в мире, – возразила Надя.

– На самом деле, лишь в пятидесятые годы, на закате сталинской эпохи, – уточнил я, – о чём мало кто знает в наше время...

– При этом дипломы ведущих советских вузов – МГУ, ЛГУ, МВТУ, МФТИ, МИФИ, МИСиС, – добавила Надя, – и тогда ценились во всем мире... ВУЗы действительно выпускали инженеров, а техникумы – техников. Причём тогдашний техникум давал весьма сильное образование, гораздо выше, чем технический вуз начала XXI века!

– Но главное, у людей был стимул учиться. И пассионарность была. Но на смену поколению созидателей пришло поколение потребителей. И образование перешло вдруг в «сферу услуг», как и здравоохранение, – заметила Маша.

– И самое страшное, всё более утверждалась система диктата непрофессионалов, – добавил я. – Она и осталась по сути, только ярлыки сменились! Не только в образовании, но и повсеместно командуют высокопоставленные крикуны-недоучки. Я слышал от преподавателей «старой закалки», как на кафедре матанализа заставляли читать лекции типа «Теорема Остроградского-Гаусса в свете решений XXVII съезда КПСС»... И от смены «партии власти», суть не изменилась. Знаний у этих чинуш нет, но взамен есть готовность «проводить линию партии». Проще выполнять их распоряжения, чем доказывать, почему это нереально. А уж когда не получилось – «втереть очки», приписать, а ещё лучше – найти вредителя, который во всем виноват...

– Фильтрация и изоляция «умных» идет быстро и эффективно во всём обществе, – заметила Надя. – В итоге в сознание масс прочно внедрилась мысль, что быть «шибко умным» опасно...

– Но разве так уж мало современной молодёжи, вопреки общим тенденциям, считают иначе? – спросил я. – И представители молодёжи занимаются спортом, народным творчеством, искусством, музыкой и танцами. В немалой степени, именно на плечах современной молодёжи держатся информационные ресурсы, посвященные родноверию, экологическим поселениям, новому взгляду на историю Руси, эрзянскому, мерянскому и другим народам, населявшим Древнюю Русь. Сколько пассионариев среди нынешней молодых людей? Никак не меньше 10% – но этого, может быть, и достаточно? А настанет переломный момент – за ними последует большинство...

– Да, не всё так плохо! – воскликнула Надя. – Многие представители молодёжи возмущены тем, как их образ представляют старшему поколению и обществу в целом. Молодежь не согласна с тем вульгарным и звериным обликом, который ей зачастую приписывается и в котором она предстает нашему обществу с экранов пошлых сериалов и со слов «желтой прессы». Но голос этого несогласия заглушается разрушительными реформами в сфере образования, бесчеловечными экспериментами в области семейного права, нищенскими стипендиями и высокой безработицей.

– Так что есть кадровый резерв для новых национальных элит на новом пространстве, готовый служить своей Родине и своему народу! – сказал я. –Существует совсем другая молодёжь, нежели та, которую нам рисует телевидение. Это поколение, трепетно относящееся к своему культурно-нравственному и духовному наследию. Молодёжь, готовая воспринять всё самое светлое и полезное, что существовало и сохранилось в родной культуре, истории, религии, языке, легендах и мифах, в литературном наследии, проявить почтение к традициям предков!

– И я верю, – уверенно сказала Надя, – что настанут дни, когда наша Родина станет одним из очагов возрождения духовной цивилизации. Когда люди будут жить в согласии с природой. Когда в гимназическом курсе вновь будут превалировать предметы, обучающие не «переливать из пустого в порожнее», а логически мыслить: математика и информационные технологии, физика, химия, биология, история, литература, родной язык и обязательно несколько иностранных. В нашем случае, наряду с английским, немецким, латынью и старославянским языками, непременно следует изучать эрзянский язык: иначе наши дети никогда не осознают до конца многие аспекты и родного языка, и своей географии, и своей истории – но это тема отдельного разговора.

– А может, и финский язык было бы полезно изучать? – добавил я. – Ведь на нём создано богатое наследие, в нём сохранились древние слова. Да и «Калевала» с «Масторавой», возможно, имели некогда единый первоисточник?..

– И пусть возродится культура, когда модным будет читать книги и посещать театры, а кино смотреть в кинотеатре у большого экрана. А по телевидению, если оно сохранится в существующем виде, будут транслировать только новостные и образовательные программы. Когда живое общение будет превалировать над виртуальным! – завершила Надя свою мысль.

* * *

 

Около двух часов дня мы приехали в Мисково. К нашему удивлению, только что туда приехали Лёня и Юра...

= =

Примечания.

 

*„Vivant omnes virgines – faciles, formosae! Vivant et mulieres – tenerae, amabiles, bonae, laboriosae!“ (лат.) – «Да здравствуют наши девушки, простые и красивые! Да здравствуют и женщины – нежные, милые, добрые и трудолюбивые!»

 

**Pereat tristitia,

Pereant osores!

Pereat Diabolus,

Quivis antiburschius

Atque irrisores!

Долой грусть!

Долой ненависть!

Долой Дьявола,

Всех противников образования

И всех глумящихся (над ним)!

 

Стихи из «Масторавы» цитируются по официальным изданиям Шаронова А. М.

 
 

 

Продолжение (глава 10) ==>

  

Отзывы можно оставить тесэ: erzianraske.forum24.ru/

 
 
19.04.2017
 Яков Кулдуркаев ЭРЬМЕЗЬ Ёвкс кезэрень пингеде
16.04.2017
 ИНЕ ЧИ МАРТО, ЭРЗЯТ!
15.04.2017
 Эрзянь келень Чи матро !
13.04.2017
 Фильм о народе эрзя
9.04.2017
 Эрзянские керемети не просто стереть с лица земли

<<   апрель 2017    >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 
 
 
 
 
1
2
3
4
5
7
8
10
11
12
14
17
18
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30


Эрзянь ки. Культурно-образовательный портал. 2008

Литературный сайт Эрзиана  Аштема-Кудо, эрзянский форум    Меряния - Мерянь Мастор  


Flag Counter