Авардень Сандра. КОСТРОМСКИЕ КАНИКУЛЫ. Глава 15

Авардень Сандра

Костромские каникулы

(повесть, основанная на реальных событиях)

 
Памяти Терюшань Сергу (Сергея Туршатова) посвящается

 

Глава 1 * Глава 2 * Глава 3 * Глава 4 * Глава 5 * Глава 6 * Глава 7 * Глава 8
Глава 9 * Глава 10 * Глава 11 * Глава 12 * Глава 13 * Глава 14 * Глава 15

 

  В начало... 

15. С возвращением !

 

Праздник продолжался, и на площади у речного вокзала, какой-то студенческий творческий отряд теперь давал спектакль по бессмертному роману Виктора Гюго «Отверженные». И, двигаясь на баррикады, готовые отдать жизнь за светлое будущее, на нескольких языках, юные герои пели:

 

A la volonté du peuple et à la santé du progrès,

Remplis ton cœur d'un vin rebelle et à demain, ami fidèle !

Nous voulons faire la lumière malgré le masque de la nuit

Pour illuminer notre terre et changer la vie !

 

Il faut gagner à la guerre : notre sillon à labourer,

Déblayer la misère pour les blonds épis de la paix

Qui danseront de joie au grand vent de la liberté !

 

Слышишь музыку в ночи, что с каждым днём в сердцах стучит, –

Тебя зовёт в тот новый мир, где не хотят рабами быть?!

Те, кто злом повержен был в пучину мрачной нищеты –

Они поют, их песня рвётся из темноты!

 

Если веришь ты – грядёт рассвет на смену тьме густой,

Если там, за баррикадами, ты видишь мир иной, –

Вставай с нами рядом, и мы до победы – с тобой!

 

Слышишь музыку в ночи? – Это грядущей бури гром!

Надежды голос в нём звучит для тех, кто стонет под ярмом!

И, когда сердца людей друг другу в унисон стучат, –

Они всё могут, нет для них на земле преград!

 

Слышишь голос перемен? Так будь же с нами, друг и брат!

Вставай с колен – отныне нет для нас пути назад!

И Света лучам нет преград в славный день баррикад!

 

Слышишь музыки мажор: аккорды гнева и борьбы?

Это, судьбе наперекор, народ поёт: «Мы – не рабы!»

Вот голос тех, кто смел и зол, кто с нами встал под алый стяг,

Чтоб долгожданный день пришёл и развеял мрак!

 

Do you hear the people sing singing the song of angry men?

It is the music of a people who will not be slaves again.

When the beating of your heart echoes the beating of the drums

There is a life about to start when tomorrow comes.

 

Плавно и бесшумно, сзади нас приземлился экраноплан. Настя взяла меня за руку и отвела к этому чуду техники XXI века, что-то шепнула водителю. Затем вернулась ко мне и, пристально взглянув в глаза, сказала:

– Алекс, тебе пришла пора возвращаться. Садись в эту машину и ничего не бойся. Ты очень устал и хочешь спать. Ложись, там очень удобно. Когда ты проснёшься, то уже будешь дома. Передай Наде и Маше привет, и скажи, что у меня всё хорошо... И обязательно в том доме, в Мисково, найдите тетради моих деда  и прадеда. В той «Мастораве», что была издана в Мордовии, собрана далеко не вся многовековая народная мудрость, в ней есть «белые пятна» и пропущенные места. И кто же их найдёт, если не вы? И обязательно, обязательно пройдитесь по древнему Варнваинскому тракту, пока ещё живы те, кто могут передать вам бесценные знания...

* * *

– И когда сердца людей друг другу в унисон стучат – они всё могут, нет для них на Земле преград... – повторил я, закрыв глаза.

– Глядите-ка, он очнулся! – услышал я со стороны чей-то голос.

Я открыл глаза, пытаясь понять, где я нахожусь... Пожелтевший потолок, обшарпанные стены, десятилетиями не видевшие ремонта. Я лежал на кровати, а рядом было ещё семь человек, – кто в окровавленных бинтах, кто с загипсованными руками и ногами. Положив под мою шею свою руку, в мои глаза смотрела Надя...

– «Газель» перевернулась? Сколько вы их к нам везёте? Вы же знаете, нам больных ложить некуда! – доносился из коридора нервный мужской голос...

– Они тут насокращали койки, думая, что от этого количество аварий и травм уменьшится, – иронично сокрушалась какая-то женщина, которую я не видел...

Я смотрел на Надю и приходил в себя. Белый халат был накинут поверх её нового красивого льняного платья, – того самого, что она сама сшила на старой швейной машинке у себя в деревне. У меня ничего не болело, и новые силы с каждой секундой наполняли моё тело.

– Надя, а почему я здесь? И почему ты здесь? И что вообще происходит? А я точно знаю, что только что был в чудесной стране, стране будущего. И Настя просила передать тебе и Маше привет...

– Знаю, – ответила Надя. – И знаю, что больше тебе в этой больнице делать нечего...

– Пойдём? – спросил я.

– Конечно, – ответила Надя.

Я встал и бодро вышел из палаты. Все смотрели на меня с изумлением. Мы подошли на вахту, к дежурным врачу и сестре.

– Вот этого больного вам доставили сегодня утром без документов и без полиса, – бойко сказала Надя. – Я его сестра. Вот мои документы... Мы хотим забрать его в московскую больницу на долечивание...

– Хорошо, – немного колеблясь, ответил врач, совершенно не поинтересовавшись документами Нади, – только вы, больной, напишите в своей истории болезни, своей рукой, что добровольно отказываетесь от лечения у нас, предупреждены о возможных осложнениях и распишитесь...

– Разумеется, – ответил я.

Трудно описать мои чувства, которые я переживал, покидая стены больницы. А в приёмном отделении, с загипсованной ногой, с костылями, сидел Юра. Мы обнялись, словно два солдата, вернувшиеся с войны...

– Я так перепугался за тебя, когда ты упал без сознания. Потом какая-то машина довезла нас до города,.. – прояснил Юра ситуацию. – Но то, что я сломал ногу, и вправду спасло мне жизнь...

И Юра рассказал, что Лёня всё-таки один, не смотря ни на что, поехал заключать «дьявольскую» сделку о поставке ядовитых отходов. Но Лёня не доехал до Ярославля: возле моста и крутого поворота под Малыми Солями, из кузова самосвала выпал кусок арматуры. Арматурой машину Лёни пробило навылет, машина слетела в кювет и перевернулось. Если бы Юра был в той машине – его прошило бы арматурой как стрелой... Теперь Лёня лежит в Ярославской областной больнице со сломанным позвоночником, и пока неизвестно, сможет ли он встать на ноги. К нему в палату пускают только самых близких...

– Тебя отпустили домой? – спросил я у Юры.

– В принципе, ничего страшного. Трещина. Мне на приём через пять дней, но на больничке я пробуду больше месяца, – ответил он.

– Если хочешь, поедем с нами, и ты встанешь на ноги намного быстрее, – предложила Надя.

– Я подумаю, – ответил Юра. – Но сейчас я поеду домой, такси я уже заказал.

А мы с Надей, выйдя из больницы, пошли по улице Ивана Сусанина в сторону её дома и моего дома, в сторону автостанции, – как тогда, после нашей первой встречи в ночной ярославской электричке...

– Надя, а что у тебя на ногах? – ужаснулся я,  заметив, что она идёт по тротуару в больничных бахилах.

Ловким движением Надя сняла бахилы и отправила их в ближайшую урну. Узорчатые вязаные ленточки, обмотанные вокруг правой щиколотки и второго пальца, белый вышитый цветок – и обнажённая подошва. А на левой ноге – ничего...

– Так-то лучше! – улыбнулась Надя. – Это «анклет», «браслет» на ногу. Он имеет, кстати, древние корни и тайный смысл!

– Вот как! Мне очень интересно.

– Ну, поскольку по древней традиции нашего народа, все девушки до замужества всё лето ходили восиком и с распущенными волосами, его носили, чтобы дать молодым людям понять, какая девушка сделала выбор, а какая ещё нет. Девушка, сделавшая выбор, украшала правую ногу.

– Именно правую?

– Непременно. Ношение «браслета» только на левой ноге считалось дурным тоном, поскольку с давних времен на Руси все «левое» считалось символом дьявола, Идемевся. Только молодые замужние женщины, ещё не выполнившие свой долг перед Природой – не родившие троих детей – продолжали ходить босиком и носили украшения на обеих ногах. Хотя в этом совершенно не было необходимости: замужнюю женщину всегда можно было узнать и по одежде, и по причёске...

– Предками всё было предусмотрено, – заметил я.

– По правде говоря, я нередко «грешила», одевая такие вот «босоножки без подошв» на обе ноги. Зато так я могу прийти хоть в больницу, хоть в библиотеку, хоть на лекцию в универ, хоть в сентябре, хоть в мае-июне. Маленький обман ради святой цели гехом не считается... Но знаешь, я ведь одиночный «браслет» за всю жизнь только сегодня первый раз сегодня надела, – смутившись, тихо произнесла Надя.

– Я всё понял, Надя! И ты самая лучшая девушка, которую я когда-нибудить встречал на Земле, – краснея, произнёс я в ответ.

– Не нужно лишних слов...

– А жаль, Надя, что последний мисковский автобус уже уехал, – вздохнул я, глядя на часы, – я точно знаю, в том доме, где жила Настя, есть тайник. И я теперь знаю, где он. Там, под полом, куда и провалилась, видимо, одна из твоих шлёпок...

– Да, на мисковский автобус мы опоздали, – подтвердила Надя. – Но сейчас поеследний Сущёвский рейс идёт до Крутика. Оттуда до нашей деревни два часа пешком. Если тебя это не страшит, конечно?

– Ну как же это может меня страшить, если мы собрались путешествовать по старому Варнавинскому тракту, по дорогам, исхоженным предками, – бодро ответил я. В моей руке была рука Нади, и я чувствовал, как поток живительной энергии, исходящей от неё, наполнял меня всего.

– И ты знаешь, всё у нас получится, я теперь, можно сказать, уверена. А август, пожалуй, не худшее время для путешествий. Август воистинну сказочный месяц. Тем более, и бабушке наконец-то удалось решить основные проблемы. Отдохни дня три, отлежись – и новая жизнь начнётся для тебя.

– Я уже в предвкушении того, какие интересные нас встречи нас ждут, сколько нового мы сможем узнать о жизни предков. И насколько лучше узнаем друг друга. Да, собственно, после всего произосшедшего мы уже стали, можно сказать, родными.

– И не страшит тебя встреча с неведомым? – лукаво спросила Надя.

– А почему меня должно это страшить? Именно теперь я понимаю, что только от нас зависит многое. И, прежде всего, зависит то, каким будет наше будущее будущее. От того, например, найдём ли мы те древние сказки, собранные прадедом Насти или нет, найдём ли утраченные главы «Масторавы»! Ведь где их ещё искать, кроме как не на древней Мерянской земле?..

Мы успели на последний автобус, идущий до Крутика. Когда мы вышли на конечной остановке, уже темнело: август вовсю вступал в свои права. А мы уверенно, взявшись за рки, шли вперёд. И, чтобы веселее было идти, я запел сочинённую мною песню под загадочную мистическую мелодию «Колдуньи», которую Надя мне теперь охотно подпевала:

 

Повстречался я с тем, что окутано тайной,

Потерял свой привычный покой,

Понял я, что была далеко не случайной

Встреча в той электричке ночной.

 

Всё суровым законам природы подвластно,

Мы не в силах её изменить,

Предстоит пережить нам грозу и ненастье,

В дебрях диких тропу проложить.

 

Впереди – ураганы, и бури, и грозы,

А затем – долгожданный рассвет,

Жизнь претерпит великие метаморфозы,

Лишь когда – не дано знать ответ!

 

Вновь увидеться нам суждено непременно,

От сует городских сам не свой,

И вперёд, шаг за шагом, тропой неизвестной 

Я иду вслед за царевной лесной...

* * *

 

© «Эрзянь ки», 2013 г.

© Авардень Сандра, 2005 – 2009 гг., С.–Петербург  –  Кострома;

© Авардень Сандра, февраль 2013 г., Хельсинки, с изменениями.

   

Отзывы можно оставить тесэ: erzianraske.forum24.ru/

 

אלכסנדר אבערדין

 

חגים ליד קוסטרומה

 

 
 
19.04.2017
 Яков Кулдуркаев ЭРЬМЕЗЬ Ёвкс кезэрень пингеде
16.04.2017
 ИНЕ ЧИ МАРТО, ЭРЗЯТ!
15.04.2017
 Эрзянь келень Чи матро !
13.04.2017
 Фильм о народе эрзя
9.04.2017
 Эрзянские керемети не просто стереть с лица земли

<<   апрель 2017    >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 
 
 
 
 
1
2
3
4
5
7
8
10
11
12
14
17
18
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30


Эрзянь ки. Культурно-образовательный портал. 2008

Литературный сайт Эрзиана  Аштема-Кудо, эрзянский форум    Меряния - Мерянь Мастор  


Flag Counter