Авардень Сандра. КОСТРОМСКИЕ КАНИКУЛЫ. Глава 7

Авардень Сандра

Костромские каникулы

(повесть, основанная на реальных событиях)

 
Памяти Терюшань Сергу (Сергея Туршатова) посвящается

 

Глава 1 * Глава 2 * Глава 3 * Глава 4 * Глава 5 * Глава 6 * Глава 7 * Глава 8
Глава 9 * Глава 10 * Глава 11 * Глава 12 * Глава 13 * Глава 14 * Глава 15

 

 В начало...

7. С приключениями до Ульянино

 

Я проснулся около десяти утра, новый день обещал быть по-настоящему летним. Я набрал телефон Нади, но автоответчик, как и накануне вечером, сообщил, что телефон абонента выключен или находится вне зоны действия сети. Чем заняться сегодня?

Телевизор в последние годы вызывал у меня брезгливое и стойкое чувство отвращения. Всё большее число тех, с кем я общался, презрительно называли его не иначе как «зомбоящик», и я был готов разделить эту точку зрения. Более того, я готов был назвать его психологическим оружием массового поражения. Если я и включал его, то только ради новостей на английском или французском языках…

Что там показывают: тупые западные сериалы с заэкранным смехом, латиноамериканские «мыльные оперы», отечественные сериалы и развлекательные программы, чуть ли не под копирку слизанные с «западных»? Плюс ещё всякие детективные и судебные страсти, восхваляющие профессионализм милиции-полиции, справедливость следствия и неподкупность судей. Полный набор, чтобы превратить «homo sapiens» в «homo debilis», не так ли? Но люди, даже старшего поколения, и в первую очередь именно они, подсели на эту виртуальную реальность, словно на наркотическую иглу.

А ведь и вымирание России тесно связано с её «кумирами» и «телезвёздами», жадность которых до денег и славы превратила их в нравственных уродов. Деградирующие средства массовой информации сделали из них пропагандистов безудержной жадности, крайнего эгоизма и по сути превратили их в таран, разрушающий интеллект и будущее нации. Если вот уже полвека, с «застойных» брежневских времён, наибольшей известности, славы и денег добивались довольно-таки порочные и нравственно неполноценные  люди, какое будущее уготовано такой стране?..

Любой ли человек сможет ради карьеры и денег отказаться от всего того, ради чего он создан Природой: от создания крепкой семьи, от воспитания детей? А заодно и от добродетели, от нравственности, от сохранения целостности собственной души? Дилемма совести и полезности нашла настолько широкое отражение в мировой литературе и искусстве, что стала одной из мегаидей человеческой цивилизации – от «Фауста» Гёте до «Преступления и наказания» Достоевского.

Десятки миллионов людей учились и продолжают учиться жизни на примере своих «кумиров». От них они захотели брать от жизни всё и сразу, ничего не оставляя на потом. Дети стали восприниматься обузой, если не следствием роковой «ошибки». Недаром поголовная часть российских эстрадных знаменитостей не могут похвастаться ни крепкими семьями, ни многодетностью. За карьеру большинство из них заплатили неродившимися детьми.

Зато их безнравственное поведение дало отвратительный пример для подражания миллионам других. И на совести этих «кумиров» в итоге – миллионы загубленных душ и миллионы нерождённых детей.

У абсолютного большинства из «успешных» певцов или актёров – не более одного ребёнка на несколько законных или «гражданских» браков, а его моральный облик – отвратительнее не придумаешь. Сегодня прятать грязь, скрываться или стесняться уже и не принято. Самое гнусное и аморальное смакуется, с удовольствием расписывается и превозносится как добродетель.

Подражая «звёздам» и героям сериалов, новое поколение молодых желает «пожить для себя», поэтому дети ими порой рассматриваются, как обуза, как нерациональная трата денег, а зачастую – и как «роковая ошибка». Хотя в суровые военные и послевоенные годы, когда люди ютились в бараках, в частных домах с подселением и даже в землянках, когда практически всё продавалось только по карточкам – многодетные семьи, по сегодняшним понятиям, семьи были нормой!

О деградации поздне-советской и сегодняшней российской «культурной элиты» хорошо говорил в своё время выдающийся русский философ Александр Зиновьев. Он объяснил почему эта деградация стала возможной; отчего интеллигенция сыграла в судьбе России такую негативную роль. И купившие жизнями своих нерождённых детей собственную карьеру и благополучие «звёзды» – худший из возможных образцов для подражания. А в глазах миллионов они достойны восхищения. Хотя скорее их удел, с точки зрения непреходящих, вечных ценностей,– лишь презрение и жалость.

Вот почему телевизор я не перестану называть «зомбоящиком». Само по себе изобретение, конечно, нейтрально. Весь вопрос в том, в чьих руках этот плод технического прогресса. А он – без сомнения, в руках у сил тьмы. Иногда и шедевры мирового кино покажут на некоторых каналах. Но это скорее исключение. Гораздо проще нужную информацию найти в Интернете, скачать добрый старый фильм, который не будет прерывать назойливая дурацкая реклама...

Я набрал телефон Нади ещё раз. По-прежнему «абонент выключен или находится вне зоны действия сети»... Чем заняться?

Включить компьютер? Но для этого хватит и вечера. И сколько ещё будет впереди и унылых слякотных осенних вечеров, промозглых, вьюжных и холодных зимних дней, и долгой весенней распутицы… Каждый погожий день нашего короткого северного лета нужно рассматривать как подарок свыше! Только летом мы можем вдоволь насладиться Солнцем, Природой и красотой родной Земли… Не раздумывая долго, я накачал шины велосипеда, проехал метров сто туда-обратно, проверив тормоза. Всё в порядке, ехать можно! Позавтракав, я и отправился в путь.

Я выехал из Мисково, и по Вологодскому шоссе направился в сторону Костромы. Если верить топографической карте, где-то километрах в трёх-четырёх должен быть поворот. Километровых столбов нет, счётчика километража на велосипеде тоже… А в пути я уже минут сорок. То ли я был невнимателен, то ли дорога та травой заросла, то ли карта неправильная. Я остановился у перекрёстка с широкой грунтовой дорогой. За ним – автобусная остановка с покорёженной металлической будкой, на которой можно прочитать название: «Шода». Странно: до деревни Шоды, мимо которой мы ездили с Лёней на разлив, отсюда должно быть не менее десяти километров. Может, здесь деревня была с похожим названием? И спросить не у кого: вокруг – ни души, ближайший автобус на Кострому поедет только в три часа дня.

Я повернул налево, на запад. По крайней мере, направление то. По широкой грунтовой дороге я ехал вниз, практически не нажимая на педали. Справа – поле, на котором ровными рядами росли молодые, совсем крохотные ёлочки. Поле закончилось у высоковольтной линией. Дальше начинался мрачный осиновый лес. Здесь дорога сузилась, всё чаще на её поверхности проступали лужи. Всё чаще в меня впивались летающие кровососущие твари.

С велосипеда пришлось слезть: впереди огромная лужа – скорее даже, разлившийся ручей. Здесь проедешь разве что на полноприводном «джипе» или тракторе. Хотя вот, свежие следы от колёс видны. Осторожно, чтобы не упасть в чёрную воду с неприятным запахом, держа в раках велосипед, я кое-как преодолел препятствия. Полчища насекомых продолжали меня атаковать. Налево, на север идёт дорога. Но она совсем непроезжая. Я решил ехать прямо.

Дорога, поднимаясь наверх, вывела меня к развилке. Ну, а здесь как: прямо или направо? Направо явно не в ту сторону! Ориентируясь по тракторным следам, я продолжил свой путь. Преодолев очередной крутой подъём, втаскивая в гору велосипед, я увидел перед собой деревню. Первый на пути – большой добротный двухэтажный кирпичный дом, обнесённый металлическим забором. Перед домом стояли два дорогих «джипа» с московскими номерами, на качелях качались дети.

Почуяв меня, залаяла собака. Из дома, с охотничьим ружьём в руках, вышел мужчина лет пятидесяти, по-видимому, фермер. Мне стало жутковато. Вот оно на практике: «закон – тайга, прокурор – медведь». Вот так пристрелят – и не найдёт никто, да искать не будут. Но мужчина был, как будто, не пьян и производил, на первый взгляд, вполне благоприятное впечатление.

– Простите, я заблудился, – произнёс я, собравшись с духом, предваряя ненужные вопросы. – Мне нужно в Ульянино, а это какая деревня?

– Это Починниково. Ульяново отсюда в пяти километрах. А кого там тебе надо? – сурово спросил фермер.

– Пелевиных, – сказал я, вспомнив фамилию Нади.

– Не знаю таких…

– Я не знаю фамилии бабушки, – сказал я. – Но у неё есть две внучки, Надя и Маша…

–  Понятно-понятно, к знахарке, значит. Только она давно уже никого из чужих не принимает, и вряд ли будет рада непрошеному гостю.

– Да почему Вы решили, что я непременно к ней? Я слышал, дом там продаётся, – придумал я на ходу правдоподобную, как мне показалось версию. – Так всё-таки, может быть, Вы мне подскажете дорогу?

– Да много там желающих дом продать, только мало желающих купить. Там и электричество обрезано... Поворачивай обратно, доедешь до разлившегося ручья, повернёшь направо. Дальше всё прямо и прямо до «бетонки», где деревня Козлово. Переходишь мост – и дальше едешь вдоль берега Мезы. Вначале Городищи, потом сразу – Ульяново…

– Спасибо!

Довольно-таки ошарашенный этим разговором, я продолжил свой путь. Вот разлившийся ручей и поворот на дорогу, по которой теперь если и можно проехать, то разве что на гусеничном тракторе или на танке. Местами колея по колено глубиной, местами поваленные деревья... И с трудом верилось, что ещё каких-то полвека назад, в этих краях кипела жизнь, по этой дороге вывозили урожай с полей, продукцию льнозавода, дети здесь ходили в школу. Куда и ради чего ушло всё это?

Именно здесь мне почему-то вспомнились слова песни  Игоря Талькова, павшего в неравном бою с силами зла:

 

Листая старую тетрадь

Расстрелянного генерала,

Я тщетно силился понять,

Как ты смогла себя отдать

На растерзание вандалам...

 

Только с расстрелянным генералом у меня ассоциировался не белогвардейский генерал времён гражданской войны, а генерал Лев Яковлевич Рохлин, готовивший, быть может, спасительный для страны военный переворот в 1998 году. И если Тальков называл вандалами большевиков, то каковы же они, вандалы века XXI-го?

Вот уже двадцать с лишним лет прошло, как прежняя система разрушена. И что взамен? Новая разруха, как после гражданской войны... Но если в суровые двадцатые и тридцатые, «проклятыми большевиками» страна была поднята из руин, что происходит сейчас? И ради чего? Ради новых «эффективных собственников», понастроивших коттеджи и в Сущёво, и в Костроме на правом берегу Волги в водоохраной зоне, и на берегах Финского Залива, и на Карельском перешейке, и в центре Питера, и в центре Москвы???

Только и гражданскую войну, и разруху, и страшную Великую отечественную – народ выживал благодаря деревне, благодаря крепким тылам, благодаря печкам и колодцам, которые были во всех городах, включая Питер и Москву. Сейчас ударь волна мирового кризиса посильнее – и миллионам людей будет элементарно не выжить...

Я шёл по непроходимой дороге, то спускаясь, то поднимаясь, уже минут сорок. Преодолевая очередное поваленное дерево, я запнулся за ветку торчащую из земли и, падая, ударился коленом о педаль велосипеда, до крови разодрал локоть о мелкий острый сучок...

Пять минут я лежал, не в силах пошевелиться. Наконец, с трудом встал на ноги. Вроде, переломов нет. На колене лишь большой синяк. Рука, конечно, сильно поцарапана, но это не так страшно. Достал сотовый телефон. Связи нет: даже в «Службу спасения» не позвонить. А вот так, случись что посерьёзнее, лежать бы мне здесь долго – пока не пройдёт случайный путник. А пройдёт – захочет ли связываться? А может, раньше зверь придёт – кабан, рысь, медведь или волк? Живут они, говорят, в этих лесах?..

И надо же! Ничего я с собой не взял, никакой аптечки. Ни йода, ни ваты, ни бинта и пластыря. Дорого же может обойтись в глухом лесу такая беспечность! Я нашёл лист подорожника, пожевал его и прилепил к ранке. Стало немного легче, и я пошёл дальше.

Вот и «бетонка», и деревня Козлово. Я спустился вниз к Мезе, умылся, смыл с себя грязь после неудачного падения. Минут десять посидел, глядя в бегущую воду: течение здесь быстрое... Ни души вокруг, ни машины. А всего-то лет двадцать назад, если верить карте, поблизости отсюда был пионерский лагерь. И вправду места здесь сказочные! Да, ломать – не строить!..

Чуть отдохнув, я пошёл вдоль берега по теряющейся в траве тропинке. Берег становился всё круче и обрывистее. Наконец, тропинка свернула направо и соединилась с укатанной машинами грунтовой дорогой. Лес расступился, и за заброшенным полем я увидел дома. Большая, по нынешним меркам, деревня: не менее тридцати домов. Вот, значит, какое оно, Городище!

Мой взгляд невольно остановился у высокой бетонной опоры, возле которой, судя по металлическим останкам, когда-то была трансформаторная подстанция. Да что подстанция – и провода все были сняты, и высоковольтные, и те, что шли к домам в деревню. Где-то тарахтел бензогенератор, работал насос. Жизнь продолжалась, и это внушало оптимизм.

Солнце миновало зенит. Два часа дня, самое пекло! Надо же, я и воды с собой не взял! И даже фляги никакой, бутылки пластиковой, наконец! Колодцы есть, но ведь не будешь пить воду из общего ведра!

Увидев детей, идущих мне наперерез с флягами воды, я догадался, что где-то здесь есть родник. Тропинка вновь вывела меня на берег Мезы. Здесь она была хорошо протоптана.  Ну вот, и спуск к роднику уже виден. А навстречу мне, тоже к роднику, только из соседней деревни, с пятилитровыми канистрами в руках, шли две девушки. Ну, конечно же, Надя и Маша!

– Здравствуйте, девушки! Я уж и надеялся, что увижу вас сегодня! – улыбнулся я.

– Здравствуй, Алекс! Шумбра чи! – ответили девушки хором, изумлённо глядя на меня.

– Очень рад...

– И откуда же это ты такой красивый? – сострила Маша, поглядывая на мой разбитый локоть.

– Я ехал из Мисково. Четвёртый час уже в пути. Заблудился немного, – ответил я и рассказал о своих приключениях.

–  Ну, ты даёшь! – изумилась Маша. – По правде говоря, не самый лучший день ты выбрал.

– Мы сами позвонили бы тебе через пару дней, – добавила Надя. – Сейчас Маша поедет с бабушкой в город.

– А я звонил-звонил, но не смог дозвониться.

– Чтобы воспользоваться телефоном, нужно выйти на берег Мезы. В доме связь не работает, – объяснила Надя.

– Жаль, что я не вовремя...

– С другой стороны, раз уж ты здесь оказался, к тебе будет просьба. Маша завтра вернётся на автобусе, у неё будет много вещей. И твой велосипед будет весьма кстати. Подъезжай завтра к остановке примерно к этому времени. Автобус должен прибыть не позднее половины третьего, – ответила Надя. – Считай, что сам напросился!

– Я постараюсь, – ответил я, поглядывая на свои раны.

– Ничего, ничего! Придётся мне тебя немного полечить, – улыбнулась Надя. – Давай сделаем так. Ты здесь отдохнёшь полчасика, а потом пойдёшь по этой дороге, всё прямо и прямо. Здесь заблудиться невозможно.

– Да уж, не хотелось бы заставлять бабушку лишний раз волноваться, – добавила Маша. – Ты уж не обессудь. До завтра, Алекс!

– До завтра, Маша!

Наполнив канистры водой, девушки пошли к своей деревне. Я прилёг на траве, стараясь не заснуть. Но всё-таки заснул, проспав ровно час...

Взглянув на часы, я вскочил на велосипед и поехал вдоль по дороге.  Возле Ульянино я встретил Надю: она уже шла мне навстречу.

– Всё в порядке? – спросила она.

– Всё в порядке! Извини, если заставил себя ждать! – ответил я.

– Ничего страшного...

Минут пять мы шли молча. Здесь, как и в Городищах, электрические провода были везде обрезаны. Когда мы подошли к дому, я спросил:

– Надя, я удивляюсь, как же вы живёте здесь, без всяких благ цивилизации, без электричества?

– Это не совсем так, – ответила Надя. – Во-первых, у нас есть балонный газ и плита – это уже немаловажно. Во-вторых, есть бензогенератор и аккумулятор. Этого вполне хватает, чтобы включить насос для полива огорода, чтобы вечером в доме было светло, чтобы можно было иногда включить приёмник или подзарядить сотовый телефон...

– И этого достаточно?

– Вполне. Скажу более: намного здоровее себя чувствуешь, когда нет вокруг переменного электромагнитного поля. И лучше чувствуешь, лучше понимаешь Природу...

– Может, это просто оттого, что здесь чистый воздух, река?

– Это, конечно, важно, но этого не достаточно... А так, наша мечта на обозримое будущее – установить ветровой генератор, солнечные батареи – чтобы можно было совсем не зависеть от «внешнего мира».

– Да, Надя, я давно об этом думал. Современный человек, избалованный цивилизацией, – сможет ли он пережить какую-то кризисную ситуацию, если она растянется достаточно надолго...

– О чём ты говоришь?! Многие сегодняшние двадцатилетние, русскую печь в деревенском доме растопить не смогут...

– А чтобы просто выжить в тех условиях, в которых жили наши деды и прадеды, нужно знать очень много: как вырастить урожай, как его сохранить. А уж как скотину содержать – вообще отдельная тема...

Мы вошли в дом. Надя пригласила меня на кухню, зажгла газ. Я сел за стол. Над столом – двухпозиционный выключатель, под потолком светильники. Всё как положено. А Надя, словно предчувствуя мой вопрос, прокомментировала:

– Это светодиодные светильники, они очень экономичные. Десять ватт – а светит ярче, чем стоваттная лампа накаливания. При экономном использовании, хватит больше, чем на неделю без подзарядки аккумулятора...

С этими словами, Надя поставила на стол большую кастрюлю с тушёным картофелем и грибами, поставила рядом белый хлебный каравай – подобный которому я не видел в городских магазинах.

– Надя, так вы и хлеб сами пекли? – спросил я.

– Сами, – уверенно и с гордостью ответила Надя. – Ты попробуй. Разве можно это сравнить с магазинной продукцией. Мягко говоря, от магазанного хлеба пользы мало, скорее наоборот... А грибы, конечно же, мы сами собирали, и картошка своя...

– Надя, у меня просто нет слов...

– Подожди-ка. Я забыла кое-что, – сказала вдруг Надя. А ты помнишь народные сказки, где слова такие были: «и я там был, мёд-пиво пил»...

– Это из далёкого-далёкого детства. Но разве можно это забыть?

– Так ты хочешь попробовать, что значит этот мёд? А по-нашему, это Пуре – древний целебный напиток. Если, конечно, правильно соблюсти дозировку.

– Спасибо, Надя, буду признателен, – ответил я. – Никогда не довелось мне отведать такое прежде. Кстати, меня всегда интриговала достаточно условная граница между алкогольными напитками и безалкогольными. Ведь этанол содержится и в квасе натурального брожения, и в кефире. Порой до двух процентов по объёму...

– Ну, то пиво, что продают сейчас в магазинах, – это просто яд. А то, что называют «медовухой» – яд не меньший. Насчёт крепких напитков я и говорить не хочу: это просто оружие геноцида. Но нужно уметь отделять зёрна от плевел...

– Библейская мудрость?!

– Просто древняя мудрость, Алекс! Есть более древние тексты, есть народные эпосы, которые в устной форме передавались из поколение в поколение, над текстами которых тёмные силы были не властны. Такие, как «Масторава», «Калевала», «Калевипоэг».

– Надя, я всегда с тобой узнаю массу нового, – улыбнулся я.

Порой, мне начинало казаться, что Надя мудрее и старше меня не целю жизнь. Но я придержал эти мысли при себе, опасаясь, что подобный «комплемент» в адрес девушки может быть истолкован двояко…

А она тем временем невозмутимо продолжала:

– У германцев медовый напиток воспринимался как дар людям от Богов. У скандинавов он известен как дар Одина, дающий магическую власть, умение обращаться со словом. И у «славян» медовый напиток был ритуальным, который они разделяли с Богами, он ассоциировался с рекой потустороннего мира, в которой текут медово-молочные воды. Мёд постоянно сопровождал славянские религиозные приношения и пиршества. А у нашего древнего народа, «мёд», приготовленный по древним рецептам, воспринимался как сказочная живая вода, которая может возвратить к жизни даже мёртвого.

– Ну, мне-то сейчас не угрожает смертельная опасность?

– А об этом, Алекс, лучше не говори! – строго посоветовала она. – Помни, мысли могут материлизоваться при определённых условиях…

Налив мне полную, до краёв, пол-литровую кружку пуре, Надя открыла крышку кастрюли, из которой ещё шёл пар, и протянула мне деревянную ложку.

– Надя, а ты? – спросил я, приподнимая кружку с медовым напитком.

– А кто из нас раненый воин, ты или я? – улыбнувшись, ответила она вопросом на вопрос.

Я осушил кружку – и живительное тепло, словно после «горячего» укола – от груди до кончиков пальцев пронзило всё моё тело. Казалось, за всю свою предыдущую жизнь я пробовал столь вкусной картошки с грибами, столь вкусного и ароматного хлеба домашней выпечки, как здесь, в доме у Нади.

– Надя, я безумно рад, что судьбе было угодно, чтобы мы встретились, – произнёс я. – Вы сами печёте хлеб, и он такой вкусный. А та вода у родника, где мы сегодня встретились, она обладает целебной силой!

– Конечно, обладает, – ответила Надя. – Но большинство людей ищут в этом мире не то, что нужно. И тёмные силы пока ещё очень сильны в этом мире. Нас поят и кормят отравой. Нам навязывают под видом «модных брендов» одежду и обувь, которые уродуют тело и калечат душу.

– Ты говоришь про власть тьмы, но так можно далеко зайти, – попытался я возразить. – Так можно дойти и до теории «масонского заговора», которую используют то и дело политические авантюристы и радикальные националисты как последний довод, как попытку навесить неприглядные «ярлыки» своим оппонентам...

– Да не в ярлыках и не в терминологии дело! – ответила Надя. – Но если теория, а вернее, пока ещё рабочая гипотеза, правильно объясняет ситуацию и делает правильные прогнозы, она имеет право на существование. Объясняет она сегодняшнее положение вещей, предсказывает, к чему Мир идёт?

 Да, пожалуй, предсказывает,.. – неуверенно ответил я.

 Но силы зла правят умами и сердцами людей. Превратив свою жизнь в соревнование друг с другом за материальные блага, попирая духовное, люди встали на путь Идемевся, путь Сатаны, путь в никуда... Я вижу это, и мне этого достаточно.

– Меня не нужно убеждать, что человечество идёт по неправильному пути. По пути, где практически не прекращаются войны, бедствия и голод. Но и в там, где пока не слышны выстрелы, людей уничтожают.

– Уничтожают. И так называемая «мода» – один из первых врагов здоровья. По утверждениям врачей многих специальностей, «модная одежда» зачастую в короткое время буквально убивает. Так, узкая одежда провоцирует тромбозы, способствует урологическим инфекциям. А узкие брюки, обтягивающие бёдра, сильно пережимают нервные окончания, сосуды, нарушают кровообращение. В результате – варикозное расширение вен, воспаления придатков, целлюлит и даже онкология...

– А я могу добавить, что и косметика очень опасна. Например, при производстве губной помады используется свинец, воздействие которого на организм может оказаться смертельным,.. – подхватил я мысль.

– А про каблуки мы уже говорили! – продолжила Надя. – Вот уже седьмое лето подряд мы с Машей проводим в деревне, ходим всегда исключительно босиком – и мы не только научились по-новому воспринимать Мир, Природу и Землю. Я забыла, что такое бессонница, что такое упорные головные боли, что такое простуда или грипп. Кто знает, если бы я осталась в Москве – возможно, каталась бы сейчас уже в инвалидном кресле... Но не будем о грустном!

Похоже, Надя переживала какие-то страшные воспоминания. На какой-то миг, как мне показалось, она переменилась в лице...

– Надя, вернёмся к разговору про воду и хлеб, – предложил я. – Да, я понимаю, что отрава – не только пиво из магазина, не только канцерогенные чипсы и не только колбаса, начинённая консервантами, красителями и генно-модифицированным растительным белком. Это не только синтетическая газировка, напичканная аспартамом, который в организме человека распадается на формальдегид и метанол. Но неужели даже вода в водопроводном кране, даже хлеб на прилавках магазинов – и они несут в себе немалую опасность? Ты не преувеличиваешь?

– Ничуть. Суди сам. Именно качественная вода всегда была, есть и будет ключевой составляющей здоровья человека. Очень вредна тяжёлая вода, оксид дейтерия. И её всё больше становится. Вода – основа жизни, и более шести болезней из семи передаются водой, и от этих заболеваний ежегодно на Земле погибает около 25 миллионов человек… И это в XXI веке! Загрязнённая вода как минимум на треть сокращает нашу жизнь, ускоряя процессы старения.

– Да уж...

– Так вот, знай. Изношенность наших, российских трубопроводов составляет 65%, а более 50% утратили герметичность. На внутренних стенках труб благополучно живут и размножаются всевозможные бактерии и микробы. Защищаясь от химического состава воды, они могут производить микродозы антибиотиков, и этому есть научные подтверждения. Потребляя такую воду, мы убиваем у себя всю микрофлору. А, на заключительном этапе своего опасного путешествия, вода попадает в ржавые трубы наших домов. Отсюда мы получаем достаточное количество далеко не безопасных ионов железа. А это – заболевания печени и крови, аллергические реакции. В воде систематически повышается концентрация стронция, а это – рахит у детей и остеопороз у стариков. Чтобы сделать воду «кристально чистой и прозрачной», используют сульфат алюминия, который в ней так и остаётся. Вне всяких сомнений, главная причина всех врожденных аномалий, болезней обмена веществ и онкологических заболеваний – грязная и отравленная питьевая вода.

 – Данные и впрямь шокируют, – ужаснулся я. – Но откуда у тебя такая информация, с кучей цифр, которые ты легко держишь в памяти...

– Ты не представляешь, как улучшилась моя память после того, как мы с Машей решили жить в согласии с природой, – ответила Надя.

– А я читал, – вспомнил я, – что обеззараживание воды проводится у нас в основном методом глубокого хлорирования. А соединения хлора обладают онкогенным и мутагенным действием. Это страшно, они влияют на генетический аппарат человека, и отсюда наследственные заболевания и врождённые уродства.

– А сочетание хлора и жиров вызывает атеросклерозы и инфаркты, – продолжала меня шокировать Надя своими познаниями. – Ученые считают, что после того, как в 1904 году началось хлорирование воды, началась современная «эпидемия» сердечных болезней, рака и психических расстройств. Более того, риск заболевания раком среди тех, кто потребляет хлорированную воду, на 93% выше, чем у тех, кто пьет воду, свободную от хлора. И хотя исследования последних лет показали, что многие вирусные загрязнения устойчивы к воздействию хлора, в России его продолжают активно применять для обеззараживания воды.

– Кипячёная вода, насколько мне известно, тоже далеко не безвредна?..

– Кипячёная вода – это разрушенная структура, не приносящая пользы для организма, а вред от неё немалый: кровь становится более вязкой, повышается давление.  При этом не гибнут ни возбудители вирусного гепатита, ни возбудители «коровьего бешенства», ни другие опасные инфекции. Зато, при длительном кипячении разрушается сама структура воды, возрастает концентрация нелетучих веществ, солей тяжелых металлов, пестицидов, органических веществ.  Кипячением невозможно удалить из воды ни соли железа, ни тяжёлые металлы, ни нитраты...

Тем временем, Надя вновь наполнила мне кружку пуре, и я медленно, наслаждаясь вкусом, осушил её.

– Да, Надя! Действительно, зло правит миром! – сделал я неутешительный вывод. – И в другом ты тоже права. Люди забыли вкус натуральных продуктов… Даже вкус настоящего хлеба.

– Забыты древние рецепты... А в старину хлеб всегда пекли на заквасках. Закваска – это жидкое тесто, сквашенное с помощью хмеля, изюма с добавлением мёда, белого и красного солода. Знаменитые крестьянские закваски готовились из ржаной муки, ячменя, пшеницы. Именно такие закваски обогащали организм витаминами, ферментами, биостимуляторами и, прежде всего, насыщали его кислородом. Благодаря этому тело человека становилось энергичным, работоспособным, устойчивым к простудам и другим заболеваниям. Но с середины 40-х годов XX века, после войны, произошла подмена хмелевых заквасок на дрожжи. Дрожжевые продукты брожения практически идентичны тем, что содержатся в браге. Они попадают в организм человека, впитываются в кровь. Образующийся при этом «сивушный газ» действует как сильнейший нейротоксин, разрушая клетки мозга. Последствия как от хронического алкоголизма, только не столь сильно выраженные: резко ухудшаются память, способности к логическому мышлению, творческому труду. Действуя на клеточном уровне, продукты дрожжевого брожения провоцируют в организме образование опухолей, в том числе злокачественных. Клетки органов, подгвершиеся «сивушной» атаке, утрачивают способность делиться, порождать здоровые клетки.

– Кошмар... Вот почему сейчас вырастает поколение больных людей!

– Ещё в 90-е годы XX века учёные с тревогой говорили о пагубном влиянии на здоровье рафинированного белого хлеба, приготовленного на дрожжах. Было установлено, что длительный прием в пищу такого хлеба приводит к «синдрому хронической усталости», головным болям, сонливости, раздражительности, проблемам с пищеварением, замедлению мышления, опять-таки к повышению вязкости крови и, наконец, к бесплодию...

– И нигде не говорят об этом? – изумился я.

– Так ведь за этим стоят миллиарды долларов и евро, – холодно ответила Надя.

– И нет преступления, на которое не пойдёт капитал в погоне за сверхприбылью?! – ответил я словами, уже сказанными задолго до меня.

 

– Капитал, продавший душу Идемевсю, – ответила Надя, – вот и ответ на вопрос...

Волшебный напиток Нади тем временем на меня подействовал. Я вдруг вспомнил «Куплеты Мефистофеля» из оперы «Фауст» Шарля Гуно, и сам для себя неожиданно, я попытался их исполнить на языке оригинала:

 

Le veau d'or est toujours debout !

On encense

Sa puissance,

D'un bout du monde à l'autre bout !

Pour fêter l'infâme idole

Roi et peuples confondus,

Au bruit sombre des écus,

Dansent une ronde folle

Autour de son piédestal !..

Autour de son piédestal !..

Et Satan conduit le bal !

Conduit le bal, conduit le bal !

 

Le veau d’or est vainqueur des Dieux ;

Dans sa gloire

Dérisoire

Le monstre abject insulte aux cieux !

Il contemple, ô race étrange !

A ses pieds le genre humain

Se ruant, le fer en main,

Dans le sang et dans la fange

Où brille l’ardent metal,

Où brille l’ardent métal !..

Et Satan conduit le bal !

Conduit le bal, conduit le bal !

Золотой телец стоит до сих пор!

В его восхвалении

Его сила,

От одного края мира до другого!

В честь презренного идола

Короли и народы вместе,

В тени звона монет

Танцуют в безумном круге

Вокруг пьедестала,

Вокруг пьедестала!..

И сатана ведёт танец!

Ведёт этот танец!

 

Золотой телец сокрушает богов;

В своей красе

Насмехается

Чудовищно оскорбляя Небеса!

Он созерцает безумную гонку!

У его ног человеческий род

Бросается друг на друга с железом в руках, в крови и в грязи

Где светит горящий металл,

Где светит горящий металл!..

И сатана ведет танец!

Ведёт этот танец!

 

– Молодец, – похвалила меня Надя. – А насчёт хлеба, я могу рассказать тебе много других потрясающих фактов. Если ты, конечно, ещё не устал меня слушать…

– Не устал, ни в коем случае, – воскликнул я.

– Так вот, сначала была утрачена целебная сила самого зерна, – продолжала свою лекцию эта удивительная и загадочная девушка. – Прежде, тысячелетиями, помол зерна осуществлялся между каменными тёрками – жерновами. При этом способе помола не происходило потерь наиболее ценных веществ: все ценные витамины, ароматические вещества и ферменты сохранялись. Но в середине XIX века был изобретён помол между металлическими вальцами, и весь сложный процесс помола зерна пшеницы на современной сортовой мельнице теперь направлен на то, чтобы как можно лучше отделить эндосперм от зародыша, щитка, ферментного слоя, отрубей. То есть, изъяты и направляются в отходы и на корм скоту наиболее ценные составляющие зерна, прежде игравшие исключительно важную роль в питании человека. В составе белка зародыша их 18, в том числе 10 – незаменимых, таких как лизин, лейцин, промин, аргинин... Одного только витамина Е в зародыше – в 30 раз  больше, чем в самом зерне...

– Да, я слышал про витамин E, недостаток которого в организме вызывает серьезные нарушения обмена веществ и бесплодие, – сказал я, подтверждая, что мне это интересно.

– Так вот, сейчас почти все дети рождаются с низким содержанием жирорастворимых витаминов A, D, Е, К, а недостаток витамина Е у матерей – основная причина преждевременных родов. Дефицит витамина Е в организме будущей матери, может вызвать у новорожденного разрушение красных кровяных клеток и возникновение желтухи. И вот ведь что интересно: через босые ноги, постоянно соприкасающиеся с землёй, в организм попадают в нужном количестве и эти витамины, и многие важные микроэлементы! – заверила Надя. – Только современная наука не спешит это признавать...

– Витамины и в земле содержатся? – удивился я.

– А как же! ­– ответиля Надя. – Почвы, богатые микрофлорой, содержат огромное количество витаминов. Например, дождевые черви выделяют в почву эргостерин – провитамин D, а в торфяных почвах находится значительное количество витамина B12. Вот почему так полезны босоногие путешествия – по разным дорогам, по разным почвам, по разным травам.

– А современные люди предпочитают покупать в аптеках синтетические, суррогатные витамины! – ужаснулся я.

– Сделать людей зависимыми от лекарств, – ответила Надя, – опустошая их кошельки и переводя болезни в хроническую стадию, – такова и была задача Сил Тьмы...

– Зато сейчас стали выпускать батоны с отрубями...

– Но всё это, опять-таки, совсем не то, что было раньше. Древние рецепты утрачены, – продолжала Надя. – Да и людям, в массе своей, хочется белый батон... А отруби – это клетчатка, которая выводит органическую грязь из организма – излишки ферментов желудочного сока, желчные кислоты, билирубин, холестерин. Отруби помогают нормализовать кишечную флору – адсорбируют патогенные микроорганизмы, оставляя в покое кишечную палочку, нормализуют перистальтику кишечника. К тому же отруби – это и полисахариды, столь необходимые для нашей микрофлоры, бифидобактерий, которые в огромном количестве живут в наших желудках…

– И когда мы, осознанно или неосознанно, не задумываемся над тем, что едим и пьём, мы разрушаем и свой иммунитет, и запускается механизм сахарного диабета, – попытался я подытожить то, что понял.

– Отсюда и приступы аппендицита, – добавила Надя. – А удаление его сильно подавляет иммунитет…

– Три процента населения живут с сахарным диабетом, – добавил я. –Примерно столько же больны, но о диагнозе даже не подозревают. И это, в основном, болезнь мегаполисов...

– И мы ещё спрашиваем, куда несётся эта цивилизация. Куда летишь ты, Матушка-Русь?...

 

* * *

 О чём мы говорили с Надей, а что мне приснилось – я уже не помню. Напоенный пуре и отварами трав, с повязкой на локте, пропитанной ароматной неведомой мне мазью, я заснул на кровати просторного и гостеприимного дома в Богом забытой деревне в четырёхстах с лишним километрах от Москвы, в восьмистах километрах от Питера...

 

© «Эрзянь ки», 2012 г.

© Авардень Сандра, 2005 – 2009 гг.,

© Авардень Сандра, 2012 г., с изменениями

 

 Продолжение (глава 8) ==>

 

Отзывы можно оставить тесэ: erzianraske.forum24.ru/

 
 
19.04.2017
 Яков Кулдуркаев ЭРЬМЕЗЬ Ёвкс кезэрень пингеде
16.04.2017
 ИНЕ ЧИ МАРТО, ЭРЗЯТ!
15.04.2017
 Эрзянь келень Чи матро !
13.04.2017
 Фильм о народе эрзя
9.04.2017
 Эрзянские керемети не просто стереть с лица земли

<<   апрель 2017    >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 
 
 
 
 
1
2
3
4
5
7
8
10
11
12
14
17
18
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30


Эрзянь ки. Культурно-образовательный портал. 2008

Литературный сайт Эрзиана  Аштема-Кудо, эрзянский форум    Меряния - Мерянь Мастор  


Flag Counter