Новости

Страсти по «родному» языку и не только...

Страсти по «родному» языку и не только...

 

Хочу поделиться с Вами статьёй, которая была опубликована в последнем номере нашей национальной газеты «Эрзянь Мастор»:

 

Сказать «мордовский язык» – на самом деле то же самое, что сказать «дагестанский язык». ибо «МОРДВА» – это и мокшане, и эрзяне, и шокша, и терюхане, и каратаи. И их языки отличаются не менее, чем русский от польского...

 

С весьма противоречивыми чувствами прочитала я эту статью. Оставлю эмоции. Вывод могу сделать только один. В очень опасную игру решила играть и федеральная, и республиканская власти накануне больших перемен в России. Стравливание людей в, казалось бы, тихой и спокойной Мордовии по языковому и национальному признаку в критическое для РФ время – прямой путь к развалу страны...

 

Проблема эта не нова. В Татарстане русские (и представители других «некоренных» национальностей) давно выступают против обязательности татарского. На самом деле, русские в Татарстане такой же коренной народ, как и татары. А согласно эпосу «Масторава», Казань вообще была основана эрзянскими князьями.

 

Материалы на эту тему – http://magazines.russ.ru/nz/2011/6/ho19.html и http://smartnews.ru/regions/kazan/16279.html А также «История яблоньки Умарины на казанской дороге».

 

Материал о том, как в Нижнекамске Управление образования подало иск в суд на жительницу города, за то, что она запрещает своим детям изучать татарский язык по школьной программе: http://kzn.tv/kzntube/sud-na-zapret-roditelejj-detjam-izuchat-tatarskijj-jazyk/. Очень интересный плакат.

 

 

 

Примечательно, что многие вменяемые татары против такой обязаловки. Вот что пишет, например, Галина Гафарова «Такие постановления провоцируют одних возмущаться, а других делать поспешные выводы. Неправильно это все.. А вот насильно заставлять, что то делать в угоду мелким самодурам чиновникам или ради тайного интереса всех взабаламутить и своровать все что можно пока люди будут драться... Это не кажется веселой идеей. На Украине все это сейчас хорошо видно к чему такое приводит. Выход - обучение добровольное-факультатив!»

(http://smartnews.ru/regions/kazan/16279.html#ixzz3vlBmzBMP)

 

А вот что пишет Анатолий Дубинский: «Вопрос о языке становится краеугольным. Причём его уже явно отрывают от реальности и ставят во главу угла, что само по себе не есть хорошо.

 

Идёт явное нагнетание. С одной стороны, "дошкольников Татарстана будут обучать в детских садах сразу двум государственным языкам - русскому и татарскому". Замечательно! Только надо учитывать, что в соответствии со ст. 68 Конституции России государственный язык - русский. Республика вправе (часть 2-я статьи 68) установить свой государственный язык, который употребляется "в органах государственной власти, органах местного самоуправления, государственных учреждениях республик они употребляются наряду с государственным языком Российской Федерации", т.е. русским. Наряду, но не вместо. В органах управления, но не повсеместно. Наравне, но не дубинкой обязаловки.

 

Я против изучения татарского? Ничуть! Наоборот, считаю, коль живёшь вместе с коренным народом (хотя здесь и русские и татары - оба коренных народа), ДОЛЖЕН ЗНАТЬ его язык. Это просто уважение к тем, с кем рядом живёшь. Но уважение должно быть взаимным. Разве не так?

 

Но о каком взаимном уважении и даже самоуважении можно говорить, когда читаешь такое: "татарский преподаётся бесконтрольно, учителя делают вид, что они учат детей, дети делают вид, что учатся этому предмету. На самом же деле учебники и методики для детей просто негодные..." (Михаил Щеглов), "очень плохие учебники по татарскому, ситуацию запустили в советское время, потом не смогли ее выправить" (Рафаэль Хакимов).

 

Вопрос очень деликатный, его грубыми методами и в приказном порядке не решают» (http://smartnews.ru/regions/kazan/16279.html#ixzz3vlCit8B0)

 

Разве это не шаги к развалу страны?..

 

Конечно, когда я нахожусь в Эстонии или в Финляндии, я никогда не скажу «Minä on venälainen» («Я – русская»), я скажу «On erzälainen». («Я – эрзянка»). Но я причисляю себя именно к русскому миру, поскольку по-русски и говорю, и думаю, и считаю своей родной «русскую православную веру» (созданную «мордвином» Серефимом Саровским)

 

В дни новогодних каникул, я с удовольствием слушала новые песни и смотрела видеоролики на эрзянском, мокшанском и русском языках в исполнении молодых артистов из Мордовии. На российском ТВ и русских-то лиц не увидишь...

 

Кстати, кто осмелится сказать, что эти лица на этих роликах не русские (на мой взгляд, намного более русские, чем лица большинства «звёзд» российской эстрады)??? Хотя, конечно, не внешность главное, и не она определяет национальность...

 

«Пиземне-это дождик» (Негоднова Ирина и Рыкалина Альбина) - https://www.youtube.com/watch?v=qSHDG29fh8Y

 

«Может знает лес»: https://www.youtube.com/watch?v=VJWzA5eibps

 

Виктор Рауткин – «А стувтоват» («Мне не забыть тебя») - https://www.youtube.com/watch?v=ozWUQfkSJco

 

Настя Кудовкина – «Мокшень крайне, шачом крайне» («Мокшанский край, родимый край») – https://www.youtube.com/watch?v=bUwmPEs8lkU

 

Интересно: в Костромской и Ивановской областях есть несколько рек с именем Шача

 

"Эряк тиринь мастором" («Живи, родная земля!» в исполнении Лияны Бакайкиной) https://www.youtube.com/watch?v=ddZGO8Y-P-U

 

Вадрякс маряви монень тиринь модась:

Тесэ весе малавикс виресь, леесь, паксясь!

Весь паросо паксятне лангс ванан,

Вирень увноматнень вечкесь кулсолан!

 

Эряк, эряк, тиринь мастором!

Эряк, эряк, тон монь весь паром!

Увност виресь, паксят кенярдотост,

Леень ведьтнень кадык каюми ваньксост!

 

Седе мазый мастор вешник – а муят,

Кода лейтне морыть мазысте, тон марят?

Шождасто коштось тесэ лексеви,

Таньтей чинезэ монень маряви!

 

Эряк, эряк, тиринь мастором!

Эряк, эряк, тон монь весь паром!

Увност виресь, паксят кенярдотост,

Леень ведьтнень кадык каюми ваньксост!

 

В дословном переводе на русский язык:

 

Прекрасной видится мне родная земля:

Здесь всё любимо – и лес, и луг, и поле!

С любовью на поля смотрю,

Лесным внимаю звукам!

 

Живи, живи, родная земля!

Живи, живи, ты моя любовь!

Пусть гудят леса, поля радуются,

Пусть в речной воде отражается взгляд!

 

Красивей земли ищи – не найдешь,

Как реки красиво поют, ты слышишь!

Легко здесь воздухом дышится

Сладкий аромат мне слышится!

 

Живи, живи, родная земля!

Живи, живи, ты моя любовь!

Пусть гудят леса, поля радуются,

Пусть в речной воде отражается взгляд!

 

Надежда Корнева

Первоисточник: http://forum-msk.org/material/region/11335747.html

ОД 2016 ИЕ МАРТО!!! Мордовские родники сказок Пушкина.

ОД 2016 ИЕ МАРТО!!!

 

 

Мордовские родники сказок Пушкина 

Литературное наследие эрзянского народа – это огромный пласт культуры, достойно не изученный и малоизвестный в России. Многообразие дошедших до наших дней эрзянских эпических сказаний, древне-мордовских сказок, пословиц и поговорок позволяет, по моему глубокому убеждению, рассматривать мордовское культурное наследие в качестве одного из древнейших истоков русских литературных традиций. 

Невольно приковывает внимание сходство сюжетных линий и мелодика эрзянских эпических сказаний с русскими былинами. Это и битвы богатырей с огнедышащими многоглавыми змеями, это и плачи (лайшемат) о сиротской доле, это и многоэтапные испытания героев, предшествующие долгожданному счастливому концу. И, самое важное, самое объединяющее, на мой взгляд, это историческая единая канва древне-мордовских сказаний и русских былин – защита родной Земли-кормилицы и Рода от разоряющих кочевых набегов. 

Можно найти массу перекликающихся сюжетов не только в русских былинах, а также в авторских литературных произведениях, например, в сказках Пушкина.

Пресловутая бочка, в которой: 


Плачет, бьется в ней царица; 
И растет ребенок там
 
Не по дням, а по часам…
 


есть ни что иное, как мордовский парь — свадебная обрядовая кадка, высотой до 1 метра, диаметром 70—90 сантиметров для приданого невесты, в      которой хранили самое ценное и передавали от матери к дочери.

Но это и немудрено, так как работа над «Сказкой о царе Салтане» была завершена в 1831 году, то есть ей предшествовала Болдинская осень 1830 года. Первоначально, еще в 1828 г., Пушкин думал писать эту сказку, чередуя стихи с прозаическим текстом, но этот вариант он не стал продолжать и перешел позднее целиком на стихи.

 Российский и советский фольклорист, литературовед и этнограф М. К. Азадовский отмечал, что «очень труден вопрос об источниках «Сказки о царе Салтане».

В своё время некоторые исследователи Пушкина предпринимали попытку доказать сюжетную схему «Сказки о царе Салтане» с «рассказом законника» в «Кентерберийских рассказах» Чосера. Так, например, Е. Аничкова в статье «Опыт критического разбора происхождения пушкинской «Сказки о цареСалтане» утверждала, что хотя Пушкин написал свою сказку на основании своего знакомства с произведениями русского и иноплеменного фольклора (кавказского, татарского? или всё-таки мордовского?), но что, прочтя произведение Чосера еще до того, как закончено было его собственное произведение, Пушкин будто бы «узнал в нем сюжет своей сказки и докончил ее, приблизив к английской версии повести о Констанции». Эта надуманная гипотеза не встретила сочувствия исследователей: «Привлекаемая Е. Аничковой в качестве возможного источника „Сказки о царе Салтане“ повесть Chaucer’а о Констанции имеет самое отдаленное сходство с пушкинским текстом», — утверждал М. К. Азадовский в статье «Источники сказок Пушкина».

«Сказка о царе Салтане» по общепринятому мнению представляет собой обработку народной сказки, записанной Пушкиным конспективно в двух разных вариантах, и представляет характерную для восточнославянской устной сказочной традиции разновидность сказки о чудесных детях «По колена ноги в золоте, по локоть руки в серебре». Первые русские публикации обеих разновидностей сказочного сюжета. — «Поющее дерево, живая вода и птица говорунья» и «По колена ноги в золоте...»  относятся к концу XVIII в. и началу XIX в. Вариант сказки «По колена ноги в золоте...» сборника Афанасьева несет на себе отпечаток литературной обработки, но излагает характерные для восточнославянской традиции мотивы. Главную роль в этом варианте играет не родной сын оклеветанной царицы, а «мальчик-подкидышек» — щенок-богатырь. К рассказу о подслушанном разговоре трех девиц Афанасьев привел вариант: «Старшая говорит: «Если б на мне женился царевич, я бы одним ломтем хлеба все его царство прокормила». Средняя говорит: «А я бы одним веретеном все его войско одела...» (Записано в Шенкурском уезде Архангельской губ.).

Однако стоит заметить, что Александр Сергеевич не следовал точно ни одному из этих вариантов. Следовательно, мог иметь место и иной, неизвестный вариант, не дошедший до нас в рукописях поэта.

Глубина и архаичность сюжета позволяют предположить, что в «Сказке о царе Салтане» могло найти отражение одно из древних преданий эрзи, услышанное Пушкиным на болдинской земле. Вполне возможно, что, находясь в Болдино, поэт мог услышать от местных крестьян похожий сюжет.

Писатель-этнограф Павел Иванович Мельников-Печерский, нижегородец по месту рождения и проживания, в «Очерках мордвы» так описывает не понаслышке известный ему народ:

«Из всех народов так называемого чудского или финского племени, обитающих в России, ни одно так не обрусело в настоящее время (1867), как Мордва, особенно же та часть её, которая живет в Нижегородском уезде, и называется терюханами. Здесь Мордва уже совсем почти забыла свой язык, и лишь в некоторых немногих деревнях женщины сохраняют еще остатки мордовского наряда, но и то с каждым годом встречается все реже и реже…

…Небольшое племя терюхан, самое северное из мордовских, жившее прежде по берегам Волги и Оки, осталось теперь (1867) лишь в сорока селениях Нижегородского уезда, всего в количестве тринадцати тысяч душ обоего пола. Это племя было очень близко к эрдзядам; теперь же оно почти совершенно обрусело».

Знаменитое ныне пушкинское имение Болдино – и являлось одним из терюханских поселений. В Межевой описи болдинских владений                      Ф. Ф. Пушкина 1624-1626 годов, при составлении которой писцы обращали особое внимание на точное воспроизведение географических названий местности, село поименовано "Елболдино", что, по мнению доктора филологических наук Н. Д. Русинова, является производным от мордовского собственного имени "Елболде", видимо, первооснователя на этом месте займища и починка. Сама Межевая опись содержит не только первоначальные, частью ныне сохранившиеся названия, например, речка Азанка (прежнее название Озанка – возможно, от «озны ки» = «намоленный путь») и деревня Казаринова (Кэзэрень – древняя, старинная), а также другие топонимы и гидронимы этих мест, но и сообщение о "старом селище", которое здесь стояло еще до Болдина.

Кстати говоря, и по сей день в соседнем (в 5 км от Болдино) селе  Пикшень (эрз. Пекшня = железный наконечник) проживают потомки древних терюхан, а посещение Пикшени с обедом и демонстрацией эрзянских обрядов входит в программу экскурсионных групп, посещающих Пушкинское Болдино.

Болдино в качестве поместья (земельное пожалованье дворянину лишь на период его государственной службы без права передачи по наследству) находилось в роду Пушкиных с 1585 года. В первые годы XVII столетия оно принадлежало Ивану Федоровичу Пушкину. Вместе с братом Федором и отцом Федором Семеновичем Пушкиным он принимал участие в Нижегородском ополчении под знаменами Д. М. Пожарского и К. Минина, а после изгнания польсколитовских интервентов из Москвы, на исходе 1612 года получил от руководства народного ополчения за верную службу нижегородско-арзамасские свои же земли в вотчину (на вечное и потомственное владение с правом передачи в роду по наследству).

Однако перенесёмся в пушкинскую эпоху и вспомним, с каким восхищением писал А.С. Пушкин Плетневу о Болдино в свой первый приезд:

«Ах, мой милый! Что за прелесть здешняя деревня! Вообрази: степь да степь; соседей ни души; езди верхом сколько душе угодно, … пиши дома сколько вздумается, никто не помешает. Уж я тебе наготовлю всячины, и прозы и стихов».

И действительно, осенний приезд в Болдино был для Пушкина особенно плодотворным. Единственный обитатель в пустовавшей усадьбе отца, он жил полной насыщенной жизнью, свободной от светских развлечений, навязчивой опеки и советов. Здесь в тишине дома родились «Маленькие трагедии», «Медный всадник» и «Пиковая дама», были созданы «Повести Белкина». Здесь Александр Сергеевич создал почти все свои сказки.

Именно здесь Пушкин начал первым вводить в русский литературный язык живой народный говор. «Изучение старинных песен, сказок, – писал он, – необходимо для совершенного знания свойств русского языка».

Пушкин интересовался всем, и как фольклорист и отчасти этнограф, даже сделал ряд записей, где упоминается мордва прямо или косвенно. Например,  Александр Сергеевич собственноручно записал народную песню «На елболдинском плоту мыла девушка фату». В ней есть строки  женских чаяний по жениху:

Приведи-ка, матушка,
Мордвина с волынкою,
Холостова с дудками!

Общаясь с мордовскими крестьянами, в среде которых ценится и по сей день добрая сказка, мудрая пословица и поговорка, Александр Сергеевич мог услышать и мордовскую сказку «Бармынка», с которой полезно познакомиться и нам.

 

 

 

 

Бармынка

 

 

 

 

Вот было два короля: Елисей-король и Бармынка-король. Ну вот у этого Бармынка-короля имелись большие табуны всякой скотины, ро­гатой и овец. И у него жена была уже старая.

А у Елисея были дочери. Вот они сидели и пряли каждая перед своей окошкой. Вот Бармынка проходит под окном и подошел к окошку большаку. А она говорит: «Кабы взял меня Бармынка в жены, я бы одной салмой прокормила весь мир». И он эту дочь не взял. Подошел к средней дочери а она го­ворит: «Кабы взял Бармынка-король супругой, я бы однеми нитками запряла весь мир», а третья говорит: «Кабы взял меня Бармынка- король супругой, я бы в однем брюхе принесла ему 12 сыновей». И это ему понравилось. Взял он ее в супруги и обвенчались свадьбой.

А старая жена осталась. Только кормит ее, а не живет с ней. Жили год. Вот оберемилась молодая жена, и приходит время родить ей. Хотели позвать бабушку, а старая бабушкой умела ходить сама. «Чем, говорит, бабушку звать - я сама нее сделаю». И отвели их, где пекарный дом. Вот начала родить. Первого сына Бог дал им, и старая жена через зло, зачем бросил ее король, подняла его вверх, и ударила об пол, и обра­тила птицей (а она была чародейкой). И улетел, обернулся кукушкой. Первый улетел в лес, Бог дал другого. Она и другого подняла вверх и бросила об пол. И так все одиннадцать сыновей стали кукушками - улетели. А двенадцатого подняла вверх и обратила собачонкой. А са­ма пошла сказать Бармынка-королю: «Вместо двенадцати сыновей королю одну собачонку родила!». Он не поверил. Послал прислугу. Пришла прислуга - сказала. Он ей не поверил. И вторая прислуга ска­зала и опять не поверил. Пошел сам смотреть. Увидел - щенок и при­казал он сделать бочку и железный обруч; и туда положили кутенка и ее. Спустили в море и пищу дали, провернули только туда дыру, что­бы не умерли в бочке. Кутенок день растет и другой растет, и гово­рит: «Что мама, где мы?». Она все рассказала, что родила 12 сыновей и колдунья всех обратила кукушками, а тебя обратила кутенком. Он и говорит: «Вот Бог дал бы благословения, изо дна моря бочку наверх бы переправил» (а бочка уже не шаталась, значит на дне стояла). «Хорошо бы, сынок» - говорит мать. И закачалась бочка. «Это мы на­верху, похоже». - «Ну если бы Бог благословил, подуло бы эту бочку на берег; чай ходит народ, кто-нибудь нашел бы нас». Слышат, бочка перестала шататься. «Ну, значит, Бог привел нас на берег». И он опять живет день и разум прибавляется. И говорит: «Эх, мамаша, если бы Бог привел чугунный баран и бочку пырнул, да дно бы прошиб». И откуда ни возьмись чугунный баран, ткнул бочку и дно вышиб. Они вылезли из бочки с кутенком. А тут луг большой и питались ягодой всякой и травой. И кутенок, хоть кутенок, но память работает в нем человечья: «Пойдем, мама, изобретем какое-нибудь имущество». А мать говорит: «Уйдешь и меня покинешь, а мне одной будет скушно». Ну потом мать благословила кутенка, только просила не бросать ее. Он говорит: «Я послушаю, что на свете слышно, а тебя не брошу». Идет вдоль воды, и плывет судно. Везут бурлаки вдоль берега. Уви­дал их кутенок, побег к матери и рассказал: «Вот что я видел на свете. Идут люди и везут большую посуду. Надо и нам выстроить дом!». - «Эх, да как мы выстроим, кабы ты был человек, а то ты кутенок» - «А мы, мама, Бога помолим». Настала ночь. И они легли отдыхать с матерью. Проснувшись, глядят - палатка и парадное крыльцо к морю. И обрадовалась мать, и говорит: «Вот как ты просил, так тебе Бог и дал». Живут они, и вот второй раз идут бурлаки. Позвали он их. А они удивились: сколько раньше этим местом ездили - ничего не видали, а теперь тут палаты. Поели они и оставляли им разные фрукты и подобное... и просили их всегда заезжать, когда поедут мимо.

И стал он опять у матери проситься ехать с ними. Мать боялась, но благословила, а он за хвост зацепился и поехал с судном. Вечером, как приехали домой, сварили  кусли (галушки) и поставили на стол в деревянной чашке. Их много народу. И кутенок засел в подлавку и слушает, что будут говорить об их помещении с матерью. (А эти суд­на были у Бармынка-короля с товарами.) И говорят бурлаки, и расска­зывают Бармынка-королю, «какой страшный палатку там сделал - лучше твоей палатки». - «Кто же живет там?» - «Одна только жен­щина красивая и живет с ней кутенок, который говорит человеческим языком». А старая жена слушает, и поняла кто это, и говорит: «Ну уж и причудие! А вот в степи есть золотой бык, а на роге поставлена ба­ня, а на другом - молочное озеро. Хошь в бане выкупайся, хошь мо­локом скупайся». А кутенок макнул хвост в кусли и всем помазал, а сам пришел домой и говорит матери: «Вот какое я еще знаю причудие, надо достать!» - «Не ходи, сынок, мы и так хорошо живем». - «Нет, пойду». Ну и пошел. Нашел быка и говорит: «По Божьему веленью, но отцову благословению, чтобы этот бык пришел к нам». И привел его. Ввел во двор против окна.

И опять приехали корабли, истопили им баню, выкупали их и иску­пали молоком в молочном озере. А кутенок говорит: «Ну, мамаша, я опять пойду с ними!». - «Да будет, говорит, сынок!» - «Нет - пойду». Доехали опять до городу суднами и опять зашли в пекарный дом, где кормят рабочих. А бурлаки вторично стали рассказывать королю: «И еще там причудие, стоит под окном золотой бык. На одном роге баня, а на другом молочное озеро!». - «А кто же наживает?» — «Наверное. Кутенок». А жена старая и говорит: «Вот есть сад, там яблоня - с ла­донь листки и золотые яблоки. Сидят на нем птицы и поют песни. Шомпыльна вверх ползает - сказки рассказывает, вниз спускается - рассказы рассказывает. Вот это (говорит) причудие». Собачонка ус­лыхала, макнула хвостом и всем обмазала. А жена рассердилась и го­ворит королю: «Это не простой кутенок, а подлогу кто-нибудь хочет иметь над тобой». А он прибежал и стал опять у матери просить от­пустить его. А она говорит: «Да как ты сделаешь, кабы ты человек был. Да как ты доставишь». А он нашел сад и говорит: «Господи, по­моги двигать дерево!». И кутенок вперед идет, а дерево рядом за ним. И привел его кутенок и поставил перед окном с быком рядом. И стала мать радоваться. «Вот Бог не оставляет меня, хоть злой человек и об­ратил моего сына кутенком».

И вот третий раз судно проходит, и остановились пообедать, подпе­вать и интересуются, что это за чудо. В бане выпарились, и заставили птицу петь и рассказывать рассказки, сказки. Поехали домой. Прие­хали опять к Бармынка-королю и рассказывают ему. А кутенок опять зашел в комнату между их. А король всегда здесь галушками кормит своих рабочих. И рассказывают: «Вот причудие-то, все увеличивается и увеличивается, и в бане выпарят, рассказы рассказывают, и сад вы­рос». А жена и говорит: «Вот так причудие. Вот я знаю так причудие. Вот в одном месте в лесу в темном находится 11 братьев в одно лицо и одной красоты - который плотник, который музыкант, который столяр». А кутенок вышел из-под стола, макнул хвост и всем по губам помазал. Прибежал кутенок домой и говорит: «Вот какое чудо - в ле­су, в степи есть. 11 братьев и по твоим рассказам это будут твои сы­новья. Я пойду их приведу, они работать будут, а то я работать не мо­гу». - «Не ходи сынок, пропадешь!» Но он пошел. Вот избенка на ку­риных ножках вертится кругом - никому подойти нельзя. «Не вертись избенка, кругом, а стань к лесу задом, ко мне передом». Вошел и говорит братьям: «Пойдемте кормить мать, а то вы живете как господа, а я не мо­гу на нее один работать». Взяли братья свои струменты и музыканты и пошли. Взошли в избу, поздоровались с своей родительницей. «И будем, говорят, здесь жить, и будем воспитать себе проезжих».

И в четвертый раз проезжает судно. Вышли братья встречать. И ос­тановили судно, и в бане вымыли, и сказки рассказывали, и играли на инструментах, и собачонка при гостях плясал от радости, что привел братьев. И опять говорит: «Я пойду еще раз - что-нибудь услышу». «Не ходи» - говорит мать. «Нет, пойду. А если уж пропаду - все одно, теперь братья тебя прокормят». Прицепился назади судна и доехал. И стали опять бурлаки рассказывать Бармынка-королю: «Вот причудие- то, так причудие: там одиннадцать братьев от одного отца-матери и лицом одинаковы, и ростом одинаковы, и платьем одинаковы». А же­на говорит: «Ну, Бармынка-король, плохо тебе, собери войско и иди на них, а то убьют, говорит, тебя».

И собрал король себе войску, и пошел войной, а кутенок вышел из- под стола, макнул хвост и всем помазал - и королю, и всем бурлакам. Пришел домой и рассказывает о той войне. «Что будем делать?». А кутенок и говорит: «Мы принем и остановим все войско. Не будем шапки поднимать - а не дадут ни одного выстрела. И берите сначала короля себе на руки». Вот вперед едет король с повозкой в экипаже, и за ним сила едет шестьсотружейная. И не доходя версты, остановились. За этим за всем следил кутенок. «Ну, говорит, выходите встре­чать гостей. Берите всякую музыку: кто скрипку, кто балалайку, а я впереди буду итти плясать» W увидал король, подошел заинтересо­вался. А они позвали его к себе. Вошли в избу, приготовили разные кушаньи и пойлы, и истопили баню, вымыли и в молочном озере, со­рвали яблоки золотые в тарелок и спрашивают их: «Вы ездили по разным городам, расскажите, может быть знаете какие-нибудь причу- дия». Они говорят: «Не знаем», а мать лежит на печке. И спрашивают у матери причудие. А она и говори: «Какие я сказки расскажу? Вот вы­шла я замуж и 12 сыновей родила, а старая жена обратила их кукушкой - я сама про себя сказку расскажу, а то сказку не знаю». И все рассказала. «Теперь живем, Слава Богу». А Бармынка король слушает. Кончила ко­ролева этот рассказ, а король и говорит: «Разве вы будете мне супруга?» - «Да, наверно. Вот 11 сыновей, а двенадцатый кутенок. Это он все сде­лал». И взял он сыновей к себе и жену. А старую жену привязали к же­ребцу и пустили в поле и ее разорвало на части.

Сказка эта была опубликована известным в 30-е годы прошлого столетия этнографом Михаилом Тимофеевичем Маркеловым в этнографических материалах «Саратовская мордва».

Примечательно, что само имя Салтан также заимствовано Александром Сергеевичем, судя по всему, у мордвы. Так князем Ф. С. Голицыным, интересовавшимся верованиями мордвы, в очерке «Мордва в Хвалынском уезде» описана моляна под названием «Салтан-Кереметь».  Салтан — бог-держатель Земли.  Согласно верованиям мокшан, верховный, безначальный творец мира Шкай себе в помощники создал Шайтана, но Шайтан вооружился против своего создателя и за то был свергнуть им из верховного жилища, находящегося над небесами. Тогда Шкай создал вместо него новое божество – Салтана, который называется также Солтан-Керямят, и еще Мастыр-Кирди, то есть миродержатель, управляющий миром  вещественным, а не духовным, землей, а не небом.

По свидетельству Павла Ивановича Мельникова-Печерского: «Племя мокшан, численностью немного уступающее эрдзядам, обитает в северной части Тамбовской губернии, в западной половине Пензенской, в двух селениях Нижегородской, а также в Симбирской и Саратовской губерниях, смешанно с эрдзядами. Полагают, что племя мокшан в VIII или IX столетии было известно арабским писателям под именем "буртасов". Эти писатели говорят, что на правом берегу Волги северными соседями прикаспийских хозаров, в двадцати днях езды от столицы их Итиля (около Астрахани), жили буртасы, земля которых простиралась в длину на северо-запад также на двадцать дней езды и граничила с владениями болгарскими. По этому расчислению оказывается, что земля буртасов начиналась приблизительно от нынешних границ Саратовской губернии с Астраханскою и достигала к северу до нынешнего Симбирска, а на запад дочти до Оки. Так как теперь в этих местах живут мордва-мокшане, то ориенталисты наши и признают в них потомков буртасов, тем более, что восточные писатели, упоминая о племени эрзя и даже о небольшом племени каратаев, совершенно умалчивают о многочисленном племени мордвы-мокшан. Мокшане разделяются на две группы: одни называются высокими мокшанами, другие простыми, и различаются между собой в языке. Наконец, четвертое мордовское племя каратаи, весьма незначительное по числу, обитает в Тетюшском уезде Казанской губернии, против Камского устья».

Последние мои сомнения в том, что солнце русской поэзии был достаточно осведомлён о мордовском народе и его верованиях, развенчала случайно обнаруженная запись в дорожной книжке поэта 1833 года, гласившая совершенно непонятное для несведущих: «Оцюш кайбас, бог. Панин, дом Пустынникова. Смышляевка». Записи эти впервые были опубликованы в 1929 году. Во многих собраниях сочинений А.С.Пушкина они печатаются в составе приложений к «Истории Пугачёва». В первоначальном варианте рукописи, в начале второй главы, герой романа, совершавший, как и Пушкин 1833 году, путь из Симбирска в Оренбург, рассказывает: « Я ехал по степям Заволжским. Вокруг меня простирались печальные пустыни, пересеченные холмами и оврагами. Всё покрыто было снегом. Я видел один бедные мордовские и чувашские деревушки, Я приближался к месту моего назначения».

По свидетельству великого русского историка Василия Осиповича Ключевского, детство и юность которого прошли в Пензе – древнемордовском городище,  мордва-мокша именует своего верховного бога: Шкай, Вярде Шкай (вярде «верх, верхний»), Оцю Шкай, Оцю Шкай-бас. Последний теоним состоит из трех слов: оцю-шкай+бас/паз, и означает «верховный бог времени».

Этот говор присущ также и мокше села Урюм бывшего Тетюшского уезда Казанской губернии, ныне Тетюшского района Татарской АССР.  Известным эрзянским ученым, языковедом, фольклористом и этнографом М. Е. Евсевьевым (1864-1931) этот говор описан в работе «Мордва Татреспублики», опубликованной в 1925 году. Записанное М.Е.Евсевьевым в Урюме выражение «оцю шкай пас» почти полностью совпадает со словами в записи Пушкина. Поэтом это выражение записано «на слух», отсюда и отличия.

Кстати, в 1833-ом году А.С.Пушкин проездом останавливался в Ардатове. Есть мнение, что в повести «Дубровский» описан поселок Арбатово, прототипом которого и стал эрзянский Ардатов.

Александр Сергеевич превосходно понимал, на чём зиждется русская культура. Выросший на руках няни-ижорки, неоднократно совершавший путешествие по волжским просторам Руси, тщательно изучавший историю восстания Емельяна Пугачёва и собиравший фольклорные материалы поволжского населения, великий поэт видел тесную, неразрывную взаимосвязь древнейшего чудско-мордовского этноса с развивающейся русской культурой и вносил свою великолепную лепту в становление русской литературной традиции.

 

Источники: 

Пушкин А. С. Полн. собр. соч.: В 10 т. Л. 1979. 

Азадовский М. Источники сказок Пушкина // Временник пушкинской комиссии. 1936.

Маркелов М.Т. Избранные труды. Саранск. 2009.

ФЭБ: Бараг и др. Примечания: Народные русские сказки А. Н. Афанасьева. Т. 2.

http://pushkin.niv.ru/pushkin/mesta/boldino/pushkiny-i-boldino.htm

http://pushkin.niv.ru/pushkin/zapisi/zapisi-skazok.htm

http://feb-web.ru/feb/pushkin/critics/a72/a72-378.htm

http://www.nnov.ec/%D0%9F%D0%B8%D0%BA%D1%88%D0%B5%D0%BD%D1%8C

 

Автор: Ротанова (Фомина) Татьяна 

 

 

 

ОД ИЕ МАРТО ЯЛГАТ!!

Од Ие

Од Ие совась минек велес

Ды лембе валсо эрзякс пшкадсь:

- Кить тукшность тестэ Моданть келес,

Кить оймень сезнезь кудост кадсть?!



Вечкевикс эрзят, мекев садо

Тей, косо покштянк-бабанк чачсть,

Ды пильге лангс од азоркс стядо, -

Мон содан, оят, пекенк вачсть.



Ды аволь ансяк пекенк чавот,

Мик валдо ойменк ченгсть ды чамсть,

Ды ялатеке сынь эзть яво

Те ёнксонть эйстэ, косто пансть…



Минь эрзят, аволь вармань крандазт,

Санганок чуди шумбра верь, -

Садо, стявтодо кудот, кардазт,

Чачтадо цёрат ды тейтерть!



…Мон молян веленть кувалт састо,

Сэнь ковось валги кальтнень потс.

Од Иесь канды пандтнэнь прясто

Од ловсто кодазь ашо коцт.


Числав Журавлёв

Од иеhttp://erziana.my1.ru/index/pokshchi/0-22

Массовые увольнения на «Мордовцементе»

 Массовые увольнения на «Мордовцементе»

Менеджеры говорят об оптимизации, а работники считают, что речь идет о развале флагмана мордовской промышленности

Надежды на лучшую жизнь сотен людей вылетели в трубу

Надежды на лучшую жизнь сотен людей вылетели в трубу

Очередные потрясения испытывает «Мордовцемент»! Руководство предприятия инициировало массовое увольнение. В ближайшее время не у дел останутся более 600 работников предприятия! Причем, скорее всего, их ждет не официальное сокращение с полагающимися трехмесячными компенсациями и возможностью встать на биржу труда, а увольнение «по соглашению сторон». Получат ли в этом случае сотрудники какие-то «отступные» от работодателя — неизвестно. Будущее самого «Мордовцемента», который год назад перешел в руки нового собственника — миллиардера Филарета Гальчева и «Евроцемент груп», тоже весьма туманно. Появились слухи о скорой консервации флагмана республиканской промышленности. Проблемы предприятия изучала ИРИНА РАЗИНА.

«Всего за год правления «Евроцемент» умудрился полностью разрушить работу в прошлом гиганта цементной промышленности! — сокрушается на интернет-форуме Бетон.ру работник чамзинского предприятия под ником Гость. — В Мордовии был уникальный завод, академия цементной промышленности. На одной площадке работали заводы по мокрому, полусухому и сухому способу производства. Теперь этого просто нет. Так выпейте за нас, за упокой…» Это не первое сокращение, которое переживает чамзинский завод. В конце 2014 года накануне продажи предприятия его бывший гендиректор Сергей Сиушов инициировал увольнение нескольких сотен рабочих. Тогда основными кандидатами «на вылет» оказались работающие пенсионеры, сотрудники, имеющие нарекания по трудовой дисциплине, и те, кто имел малый стаж работы на предприятии. В декабре прошлого года «Мордовцемент» приобрел холдинг «Евроцемент груп» во главе с собственником — долларовым миллиардером Филаретом Гальчевым. Номер 23 списка Forbes обещал заводу светлое будущее, развитие и процветание. На деле все оказалось намного прозаичнее. В июле работники устроили массовую акцию протеста из-за сокращения зарплат и ухудшения условий труда. Тогда гендиректор предприятия Геннадий Куликов обещал во всем разобраться и навести порядок. Спустя полгода это заверение выполняется весьма своеобразно. «В результате массового сокращения без работы останутся свыше 600 человек, — говорит председатель профсоюзного комитета «Мордовцемента» Александр Сергеев. — По имеющейся информации, вместо 1660 работников на заводе останется 1026. Решение принято собственником предприятия. В части подразделений уже прошли собрания руководства с трудовыми коллективами, в ходе которых причину массового увольнения людям объяснили сложной ситуацией в российском строительстве. Из-за этого наш цемент никому стал не нужен, на него упал спрос. Кстати, собрания прошли далеко не везде. В какой-то момент по неизвестным причинам все намеченные встречи с коллективом просто отменили. Я интересовался: почему руководство завода планирует увольнять работников по соглашению сторон, а не через официальное сокращение, как это принято? Мне ответили, что разницы в этом нет. Но раз так, то выберите последний вариант! Я считаю, на заводе готовится скрытое массовое сокращение, и уже как председатель профкома довел свою позицию до руководства «Мордовцемента». О сложившейся ситуации мы будем сообщать во все органы власти. В республиканскую Госинспекцию труда наше заявление уже поступило. Следующий шаг — обращение в адрес российского Президента Владимира Путина, Главы Мордовии Владимира Волкова и руководителя Чамзинского района Вячеслава Цыбакова…»

Многие жители Чамзинского района уже по-другому смотрят на время правления Сергея Сиушова

Многие жители Чамзинского района уже по-другому смотрят на время правления Сергея Сиушова

«Я удивляюсь бездействию руководителей республики и вышестоящих чиновников, — обратился в «Столицу С» работник предприятия, назвавшийся Сергеем Давыдовым. — «Мордовцемент» через месяц законсервируют, людей на вольные хлеба отправят, и всем наплевать! Еще год назад наш завод занимал лидирующие позиции по России, а теперь что!? 14-е место… С приходом «Евроцемента» людей загнали в такие рамки, что лишний вздох боишься сделать. Генеральный директор Куликов и носа не высовывает из конторы, получил уже один раз пенделей. На руководящие должности поставили своих людей, которые не только с рабочими не могут разговаривать, но еще и издеваются… Жители поселка Комсомольского уже злые как собаки… Долго они еще измываться над нами будут? Наши деды, отцы строили и развивали гордость Мордовии, а теперь что от нее осталось?..»
Между тем в Госинспекции труда РМ отвечают, что пока обращения с «Мордовцемента» к ним не поступало. «Может быть, они отправили его по почте и письмо пока еще не дошло? — предполагает начальник отдела по правовым вопросам ведомства Алла Обухова. — Посмотрим, что в нем будет изложено, и, если будут основания для проверки, мы ее проведем. Но если они просто напишут, что, мол, нас собираются уволить, то это не повод для нашего контроля. Нужно хотя бы какое-то документальное подтверждение».
По слухам, которые ходят среди заводчан, в управлении транспорта и логистики под сокращение попадут 80 работников из 120! На предприятии сухого способа производства цемента не у дел останется половина трудового коллектива и т. д. «Ходят разговоры, что в списках на увольнение 673 человека, — рассказывает один из работников предприятия, представившийся Егором. — Говорят, что на новом заводе мокрого способа производства цемента останется всего 30 человек. С сухого производства, где работает 10-я печь, увольняют дробильщиков. Пока обещают не трогать только ремонтный цех, где работают слесари, сварщики, электрики, токари и т. д. Сколько выгонят с нашего карьероуправления, где работает около 150 человек, мы пока не знаем. Нам назначили дату собрания 7 декабря. Но после того, как мы обратились к вам в газету, все встречи с трудовыми коллективами руководство сразу отменило. Состоятся ли они в будущем — неизвестно». По словам нашего собеседника, конструктивного подхода в действиях нынешних топ-менеджеров «Мордовцемента» не просматривается. «Общение гендиректора Куликова и прочего руководства с нами строится только с обвинительных позиций, — рассказывает мужчина. — Допустим, приходишь на работу и замечаешь неисправность в оборудовании. Что делать? Разумеется, сначала все отремонтировать, а потом уже приступать к своим непосредственным обязанностям. Но начальство начинает придираться — мол, почему так поздно начал трудиться. И таких примеров можно привести массу. Как-то приезжало высшее руководство из Москвы. Они прошлись по цехам и почти всем сотрудникам говорили одно и то же: «Вы не умеете работать». Мы отвечаем: «Так научите нас, если все не по-вашему!» А они просто разворачиваются и уходят. И как же мы не умеем, если до прихода «Евроцемента» наш завод был одним из лучших в своей отрасли?! А теперь куда мы скатились? Мы же почти не работаем сейчас, заданий нет. Придем на работу, поковыряемся кое-как. А начальство нас по домам разгоняет — мол, чего вы тут бездельничаете? Да мы хотим работать нормально! Никто из нас труда не боится, лишь бы зарплату платили. А с сегодняшним отсутствием заказов неизвестно, сколько мы получим». Егор рассказывает, что на заводе создаются невыносимые условия труда. И все для того, чтобы люди увольнялись с предприятия по собственному желанию. «Похожая ситуация на цементных заводах в Жигулевске и в Старом Осколе, которые тоже входят в «Евроцемент груп», — говорит он. — Недели две назад приезжали специалисты из Германии, которые контролируют работу немецких производственных линий по сухому способу выпуска цемента. Так они прямо говорили работникам: «Вам с «Евроцементом» крупно не повезло».


Необходимость сокращений работникам предприятия объясняют кризисом в строительной отрасли России. Из-за снизившегося спроса на цемент возникло его перепроизводство и большие запасы строительного сырья остаются не востребованными. «Наверное, «Мордовцемент» заканчивает свое существование, — с сожалением констатирует Егор. — Обидно, что наше предприятие, на котором многие проработали всю свою сознательную жизнь, попало в такую плачевную ситуацию. Да, конечно, при бывшем гендиректоре Сиушове у завода были долги. Но мы работали на полную мощность! И руководство планировало еще увеличивать объемы производства. А сейчас что?..» Теперь на «Мордовцементе» ждут появления списков попавших под увольнение. «У тех, кого «приговорили», мало шансов отстоять свои права, — признает Егор. — Даже если мы не согласимся на увольнение по соглашению сторон и будем стоять до конца — это мало поможет. Наши трудовые договоры истекают в марте. Руководство их просто не продлит, и все. Настроение в коллективе удручающее. У большинства работников кредиты, которые надо регулярно выплачивать. Поэтому, хочешь не хочешь, а если покажут на дверь, уходить придется. Но куда еще у нас устроишься работать? В Москву? Это только молодым под силу. А если человеку всего 10 лет до пенсии осталось, кто его ждет в столице?»
«Не каждый сможет развалить предприятие всего за год правления! Браво! — делится эмоциями на форуме Бетон.ру еще один работник под ником Евротреп, обращаясь к владельцу «Мордовцемента» Филарету Гальчеву. — Вы отлично поработали! Народ ликует, особенно на сухом заводе: ведь его законсервировали до апреля. Низкий поклон вам за это! Трудовые династии вы уволили, остальные сами ушли. У вас бравая команда!.. Работяг не жалейте, на улицу их — пусть деньги за ссуды там и собирают. Не вы же их заставляли кредиты брать, жили бы в трущобах да и жили. Низкий поклон вам, Филарет Ильич…»
К сожалению, поговорить о ситуации на «Мордовцементе» с гендиректором Геннадием Куликовым не удалось. Сначала его секретарь пообещала узнать, согласится ли начальник высказать свою позицию журналистам «Столицы С». Через час был получен ответ: «Гендиректора сегодня нет. То есть он был, но у него находились люди из администрации. А потом уехал на совещание. Согласен ли он дать комментарий? Не знаю…»

По словам некоторых работников «Мордовцемента», Филарет Гальчев показал свое истинное лицо

По словам некоторых работников «Мордовцемента», Филарет Гальчев показал свое истинное лицо

Факты

«Евроцемент груп» входит в топ-20 мировых профильных компаний и занимает треть отечественного рынка.

В 2000-е годы его владелец Филарет Гальчев скупил порядка 15 цементных заводов, два из которых расположены на Украине. В числе прочих свои активы в этой отрасли в 2005 году ему продала Елена Батурина — жена бывшего мэра Москвы Юрия Лужкова. Таким образом, Гальчев стал как никогда близок к созданию собственной отраслевой монополии. С состоянием в 4,4 миллиарда долларов США он занимает 23-е место в списке богатейших бизнесменов России, по версии журнала Forbes.

http://stolica-s.su/?p=25070

 

Музыкально-поэтическая композиция по мотивам древне-эрзянских эпических сказаний

 Музыкально-поэтическая композиция по мотивам древне-эрзянских эпических сказаний

 

"Эпос Масторава. Зарождение жизни"

 

  

Вступительное слово Татьяны Ротановой:

«Лишь внимательный анализ каждого культурного явления 

в отдельности  без  патриотического «кто – у кого»

в состоянии пролить свет на степень проявления творческих усилий
отдельных соседствующих народов в создании той или иной культуры современности»

Это высказывание принадлежит известному в 30-е годы прошлого столетия  ученому-этнографу Михаилу Тимофеевичу Маркелову, репрессированному в 1937 году, чьё имя в настоящее время практически забыто, одному из первых, кто стоял у истоков создания эрзянского эпоса.

Михаил Тимофеевич Маркелов (10.02.1899 г. – 09.11.1937) вышел из семьи эрзянских  крестьян д. Синенькие Петровского уезда Саратовской губернии. Он прошел типичный для инородца-бедняка путь к образованию: окончил духовное училище и четыре класса семинарии, в 1918 г. поступил на историко-филологический факультет Саратовского университета, где под руководством профессора Б. М. Соколова начал заниматься этнографией и фольклористикой мордвы.

20-30-е годы были периодом невиданного подъема национального самосознания. Величайшее завоевание революции – это право на всеобщее образование, позволившее взрастить в народной среде истинных самородков. Оставаясь носителями родной культуры, они становились знатоками гуманитарных и точных наук, радетелями родной национальной культуры и просветителями своих народов.

По окончанию аспирантуры Михаил Тимофеевич преподавал в Московском государственном университете, где заслужил уважение студентов лекциями по курсу этнографии народов Поволжья. В летние сезоны 1925–1932 гг. он был руководителем полевых изысканий в местах проживания марийцев, мордвы, удмуртов, башкир.

Общность интересов сдружили Маркелова с удмуртскими учеными, жившими в Москве. Это обстоятельство стало поводом к его обвинению в заговоре, якобы имевшем целью отторжение финно-угорских территорий от России и присоединение их к Финляндии и Эстонии (Дело СОФИН).

После 8-месячного следствия этнографа отправили в сибирскую ссылку, словно в далекую экспедицию. В Томске он получил возможность преподавать латынь, историю и этнографию народов СССР в университете, заведовать университетским этнолого-археологическим музеем.

Уже через месяц после приезда в Томск М.Т. Маркелов начал писать труд о культах плодородия у народов Восточной Европы. Основу составили редкие материалы по ритуальной культуре мордвы.

Кроме того, в  богатом библиотечном фонде университета Маркеловым было обнаружено собрание древнеэрзянских эпических сказаний.

Михаил Тимофеевич начал вести переписку с профессором Моториным об издании новой книги, обсуждал возможность напечатать найденный в библиотечном фонде  «Эрзянский эпос» («Мордовские песни»).

В московском издательстве «Academiа» публикацию затягивали, партийные цензоры потеряли предисловие, переводы на русский язык осуществлялись медленно.  Сохранились письма издательства «Academiа» в ответ на просьбы М.Т.Маркелова перевести на русский язык и опубликовать эрзянский эпос:

Из переписки нам известно, что поэтическими переводами на русский язык занимались достаточно известные поэты в то время – Василий Васильевич Казин и Василий Фёдорович Наседкин, творчество которых высоко ценили Горький и Есенин.

Василием Казиным переводилось сказание о построении Казани, однако переписка свидетельствует об утере им оригинала на эрзянском языке.

Известно также, что одно из сказаний было переведено Василием Фёдоровичем Наседкиным, который, кстати, являлся мужем Екатерины Есениной, старшей сестры С.А.Есенина.

 Маркелов догадывался, что причиной задержек перевода и публикации эрзянского эпоса была его высылка.

Репрессиям подвергся и поэт Василий Фёдорович Наседкин.
26 октября 1937 г. В.Ф. Наседкина арестовывают по обвинению в принадлежности к группе литераторов, подготовлявшей «террористический акт против товарища Сталина». По этому делу под каток репрессий угодил длинный список литераторов во "главе" с писателем Валерианом Правдухиным: рязанцы Иван Макаров и Алексей Новиков-Прибой (Новиков), Павел Васильев, Сергей Клычков, Юрий Олеша, совсем еще юный сын Есенина Юрий.

15 марта 1938 года Василий Фёдорович Наседкин был расстрелен. О чем семья Есениных узнала лишь через многие годы.
Вот за какие высказывания был расстрелян поэт Василий Фёдорович Наседкин:
«Постепенно здоровые советские настроения гасли, и я становился чуждым человеком своей родины и прямо скажу — контрреволюционером. Если я спрошу себя — а чем же я был недоволен? — то отвечу на это так.
       Первое. Политикой партии и правительства в отношении деревни, где мне казалось, все крестьянство бесправно и экономически угнетаемо.
       Второе. Политикой партии и правительства в вопросе социальном, когда мне казалось, что русский народ живет и развивается в условиях худших, более стесненных, чем другие братские национальности Союза.
       Третье. Состоянием общего литературного, главным образом, поэтического фронта, в первых рядах которого, как я думаю, стоят халтурщики, приспособленцы и скрытые контрреволюционеры. В таком литературном состоянии я обвинял не только Союз советских писателей, но и отдел печати ЦК ВКП(б)».

Переводы  Василия Фёдоровича Наседкина эрзянских эпических сказаний канули в лету вместе с их автором.

Но вернёмся к трагической судьбе Михаила Тимофеевича Маркелова, который надеялся, что дни опалы пройдут и он вернётся в Москву. За два месяца до окончания срока ссылки он вновь был арестован и сослан на Дальний Восток, без права переписки. Это означало только одно – расстрел, что и произошло 9 (по другим сведениям 16) ноября 1937 г.

Неизвестно, где похоронен этнограф, не найдены его последние труды. Рукописи М. Т. Маркелова исчезли после его гибели.

И только 14 мая 1959 года М. Т. Маркелов был реабилитирован, благодаря стараниям сына Юрия.

Репрессии – вот главная причина того, что эрзянский эпос не был опубликован  в 30-е годы двадцатого века. Эпос на эрзянском языке нашёл дорогу к читателям лишь в 90-е годы, но, к сожалению, имя Михаила Тимофеевича Маркелова не значится в числе собирателей и составителей эпоса и по сей день.

 

 Вступительное слово Андрея Борисовича Стяпина:

Первая глава эпоса носит название "Век Богов" и начинается она сказанием о Сотворении Мира и определением предназначения Человека в нем.

Знакомясь со сказанием, вдруг отчетливо осознаешь, почему на протяжении нескольких веков эрзянский народ так упорно сопротивлялся христианизации и получаешь ответ на вопрос, почему все же произошло принятие им православной веры.

Верховный бог эрзян имеет несколько имен и все они выражают представление эрзян о своем творце. Инешкипаз, Вере Чи Паз - Бог Вечности, Всевышний Бог Света, так называют эрзяне Творца всего сущего. Инешкипаз в сознании эрзян - Покровитель, Помощник и Наставник в благих делах. Он ведет свой любимый народ по пути добра и созидания. Вере Чи Паз наделен высочайшими гуманистическими качествами и не приемлет наказание и жестокость за совершенные людьми проступки. Это тот идеал добра и красоты, к которому можно и нужно стремиться.

Каждое поколение эрзян с детских лет слушая старинные песенные сказания о Творце, проникалось любовью и уважением к Создателю, осознавали свое земное предназначение. Эрзянский народ в эпосе предстает как свободный трудолюбивый и богопослущный, но не богобоязненый народ. Страх перед богом, в сознании эрзян, не может служить прочным фундаментом истинной веры. Такое представление о Боге светлее и, по нашему мнению, гораздо правильнее толкования божественной сути в Ветхом Завете.

Отречение от Инешкипаза противоречило самой природе эрзянина, такое отречение также преступно и абсурдно, как, например, преступно и абсурдно устраивать моления о ниспослании неурожая или повального мора.

И только с появлением Нового Завета, описывающим подвиг Христа за человечество, православие становится религией и эрзян. Причем принятие осознанное, а потому добровольное. Эрзянский Бог, так же как и Бог-Сын, мыслит самопожертвование как высшее проявление человеколюбия. У православных эрзян и мокшан Инешкипаз и Христос - два разных имени единого Бога. Эрзянское духовное сознание в сочетании с Православным учением дало России таких людей как патриарх Никон, протопоп Аввакум, Алена Арзамасская (вошедшая в историю как русская Жана д,Арк), ныне здравствующий патриарх Кирилл ( Гундяев).

Но если первые главы эпоса во многом отвечают на те же вопросы, что и Ветхий Завет, то, естественно, возникает вопрос, а где упоминание об утраченном рае, почему такое несовпадение заповедей Божьих, где проклятия в адрес идолопоклонников и т.д.

Следует обратить внимание на то, что время зарождения Масторавы, это время после легендарного Всемирного Потопа. По этой простой причине история эрзянского народа начинается с белого листа. Нет еще таких явлений как воровство, убийства, прелюбодеяния - бессмысленно запрещать то, чего еще нет. Идолопоклонство смыто великими волнами Потопа и ему тоже не место в Заповедях. Трудиться и рожать детей - не наказание, а почетное предназначение Мужчины и Женщины на этой земле.

Пантеонизм Богов Масторавы не следует воспринимать как многобожие - верховный Бог сотворил Богов стихий в помощь себе и людям и они тождественны святым- покровителям в православии и других религиях.

Древняя религия эрзян настолько проста и понятна любому из живущих, что не потребовалось учреждения сословия священников или жрецов для ее трактовки или проведения обрядов молитв.

 

Храмы у древних эрзян - священные березовые (репешти) или дубовые (керемети) дубравы, алтари - холмы Маары, жертвенного агнца заменяет вылитый всем народом Штатол - двухметровая восковая свеча, символы культовых ритуалов красивы и понятны даже детям. Воистину, справедливо утверждали древние, что каждый народ мыслит Бога по своему образу и подобию.

 

 

 Фольклорный ансамбль "Эрзянь вайгель": Раида Евстафьевна Степанова, Валентина Морина, Ольга Лесина, Татьяна Ротанова

Раскень Озкс

В золотистом мареве июля,

В скифском облачении лучей
День занялся, солнце распахнуло
Веер огнедышащих свечей.
Торамы протяжное звучанье
Эхом отзывается в сердцах.
Ручейком звенящим зажурчала
Речь родная. Взвился в небо стяг.
Раськень Озкс — народное моленье,
Вновь эрзян собрало на курган,
Дань отдать ушедшим поколеньям,
Да воскликнуть: «Паз чангодть!» — Богам.
За детей просить, за мир на свете,
За богатый урожайный год,
Пусть счастливо солнце внукам светит,
Связью поколений крепнет Род!

 

 

 

 Ольга Фроловна Лесина

 

 

Ледяйкин Евгений - председатель правления РОО «Эрзянское культурно-просветительное общество «Голос эрзи»», член Президиума Межрегиональной общественной организации мордовского(мокшанского и эрзянского) народа.

 

 

Радушная хозяйка Мария Козлова вручает Благодарственное письмо Центральной универсальной научной библиотеки им.Н.А.Некрасова

 

 

19.11.15 Литературно-музыкальная композиция: «ЭПОС «МАСТОРАВА». ДРЕВНИЕ КОРНИ ЭРЗЯНСКОГО НАРОДА»

 Музыкально-поэтическая композиция по мотивам древне-эрзянских эпических сказаний

"Эпос Масторава. Зарождение жизни"

Масторава цветная афиша


19 ноября 2015 года

в библиотеке им.Н.А.Некрасова по адресу: 

г. Москва, ул.Бауманская, 58/25, стр.14 (метро "Бауманская")

Ведущие: Татьяна Ротанова и Борюшонь Андямо.

В программе прозвучат древне-эрзянские напевы в исполнении 
фольклорного ансамбля "Эрзянь вайгель".

Начало в 18.00 

Приглашаем всех желающих! Садо, ялгат! Приходите, друзья!

 

Виктор Сенин. Прагматизм и рационализм Мордовского народа №8

Прагматизм и рационализм Мордовского народа! Ии №8

Виктор Сенин

 

 «Легенды связывают народ с окружающей природой и историей. История без легенд всё равно, что дерево без корня» М.Александропулос - греческий историк

SVN 29/08/2015

Инф-исток № 8

 

ЛЕГЕНДА 5

НАСЕЛЁННЫЕ ПУНКТЫ КНЯЗЯ ПИЕНЗА

 

Впервые эту легенду мы, дети слышали от Андрея Михайловича Чудайкина (годы жизни 1916-2000г.г.), когда мне было 6-8 лет. То есть в 1936-38 годах. По уличному его называли - Степанне Андёк. (Степан - его дед). Он знал много легенд и сказок Мокшанского народа, а некоторые их них рассказывал в стихотворной форме как стихи «Калевалы». Рассказывал он легенды до 1939 года, пока не началась война с Финляндией.

На крутом берегу речки, впадающей ниже в реку Суро, располагалось большое Мокшанское село. Как оно называлось раньше, не помнят и древние предки наши. Но около пятьсот лет назад (вете сядт кизот ётамста), то село на берегу реки у очень крутого спуска уже называлось - Пиенза, по имени Мокшанского князя именем Пиенза, что означает - Зубастый. По-видимому, это было родовое прозвище – фамилия. Наши древние предки имена своим детям давали в 3-5 лет, когда проявится характер ребёнка; а такое имя обычно давали такому ребёнку, у которого рано появлялись зубы. А кто строил город Оцю Пандо, называли Пиенза - Равжа сакал (Черная борода).

Село Пиенза размещалось по левому берегу одноименной реки примерно от теперешнего завода за станцией Пенза 3 до нынешнего моста на посёлок Пески. Основные владения мурзы Пиенза были расположены по реке и ручью его имени от истока до слияния с Сурой, на юг (лембе шире) до истоков Хопра, а на запад до истоков рек Чембара и Атмиса. Люди, живущие в его владениях, занимались бортничеством, скотоводством и земледелием.

Когда стало опасно жить на берегу реки, князь Пиенза построил свой дворец деревянный на вершине горы. В лесу на самой горе, где сейчас областная больница и крутой спуск на север (Якшамо шире) и восток (шинь стяма шире) построил свои палаты мокшанский князь (мурза) Пиенза, Равжа сакал. На месте теперешнего города Пензы в то время рос лес, а от дворца князя до его родительского сада и дома был прорытый подземный туннель (тунеля) для того, чтобы в случае нападения врагов со стороны реки людей можно было бы взять в верхнюю крепость и незаметно перемещать воинов. Этот подземный ход был указан строителям крепости Пенза и был заново укреплён ими, а где находится подземный ход, точно сейчас никто не знает. (Сейчас некоторые ходы известны). Самые близкие к князю люди, охрана и обслуга жили недалеко от его дворца, чуть ниже, где теперь Дворянская улица в Пензе, было большое сельцо. Здесь жила только прислуга, и называлось сельцо Оцю Пандо - Большая гора. Крепость Пенза, построенная россами-русскими, против южных кочевников, а заодно - и против мордвы и мещеряков «(Р.Ф. Берне)» располагался в середине между двумя населенными пунктами князя Пиенза. На горе, недалеко от княжеских палат, стояли высокие наблюдательные вышки, намного выше деревьев: одна за верхним концом нынешней улицы Никольской, другая была в лесу на самой горе, недалеко от нынешней областной больницы. С первой вышки хорошо просматривались окрестности на север и восток, со второй - на юг. С захода солнца к палатам подступал трудно проходимый густой лес, потому не требовал особого наблюдения; да к тому же с вышки в лесу трудно что-либо заметить. Здесь ставились подвижные посты охраны, летом это были вооруженные пастухи скота, а зимой охотники. Широких земных дорог наши предки не строили специально, а по лесным тропам конному войску невозможно пройти. Как гостей, так и врагов, скорее всего, следовало ожидать со стороны водных путей. Смотровые вышки (ванома васто) устраивались на четырёх столбах, из которых каждый столб состоял из двух длинных, соединенных между собой брёвен. Наверху была смотровая площадка, покрытая и огороженная лубом стены на высоту до плеч человека. Между столбов к площадке наблюдения вела лестница, в внизу около вышки была полуземлянка с костром в середине, где отдыхали свободные от поста сторожевые люди и где в ожидании сигнала сверху находился связной с верховой лошадью. В случае тревоги сверху дозорные подавали сигнал в охранную будку по деревянной трубе, чтобы сильно не повышать голоса. Старший караула решал, куда послать связного с сообщением обнаруженного объекта: или к князю или в гарнизон к предводителю отряда, в котором постоянно было не более 20-50 человек (в зависимости от сезона), а последние поднимали по тревоге всё население или только мужчин. В случае необходимости женщин с детьми прятали в подземные переходы, а всё взрослое население бралось за оружие. Князь посылал верховых гонцов в дальние населенные пункты и пеших гонцов в ближние сёла; а иногда гонцы дублировались, посылая их разными путями…

 (постараюсь найти концовку - В. С.)

 

ЛИТЕРАТУРА

1.     В.В. Гошуляк «История Пензенского края» Пенза 1995 г. стр.51-52.

2.     Роберт Берне «Молодой Ключевский под сенью колоколов Пензы» журнал «Земство» №4 1994 г. Пенза.

3.     Н.М. Карамзин «История Государства Российского» Москва 1989г. том 1 стр. 18, 50,52,119,254.

4.     С.М. Соловьёв «История Государства Российского с древнейших времен» том 1 гл 4 стр.105, том 28 стр.359-360.

5.     В.О. Ключевский «Русская История» Москва 2005г. стр.90, 92.

6.     А.О. Ишимова «История России в рассказах для детей» стр.14, 18, 19, 33, 218.

7.     П.И. Мельников (А.Печёрский) «Очерки Мордвы» стр. 9, 37, 51, 110, 112.

8.     Н.Ф. Мокшин «Религиозные верования Мордвы» стр. 99, 113, 119-139.

9.     Татьяна Девяткина «Мокш - Эрзянь мифологиясь» стр.41, 45, 51, 63, 74-77, 82, 87, 93, 100, 106, 115, 121, 133, 147, 163.

10.                       Д.Д. Фрезер «Фольклор в Ветхом завете» стр.24-25.

11.                       Ю.Ф. Козлов «От князя Рюрика по императора Николая 2» стр.92

12.                       Кеннет Боа «Лабиринты Веры» стр.23 гл.1, стр. 47.

13.                       М.М. Попов «Селиксенские Мордвы» газета Санкт - Петербургские ведомости от 1834 года перепечатанная в записках краеведа В.Е. Малязева Пенза 2001г.

14.                       Н.И. Костомаров «Русская история в жизнеописаниях её главнейших деятелей» глава 7 стр.340, 553.

15.                       Данные Пензенского областного архива.

 

Продолжение следует

В Нижегородской области найдена уникальная борть с родовым знаком терюханской мордвы

 

Отправляясь в очередную этнографическую экспедицию по окрестным селам и деревушкам, многие этнологи в душе мечтают отыскать какую-нибудь редкую или даже уникальную находку. Хотя достаточно часто им попадается немало ценного этнографического материала, хранящегося на чердаках и во дворах старых домов.

 

В Нижегородской области найдена уникальная борть с родовым знаком терюханской мордвы

 

Один такой уникальный артефакт попался мне совсем недавно, и поверьте, этому замечательному экспонату позавидовали бы большинство российских музейных коллекций.

 

Клейма, меты, тешксы

 

Эта история началась в прошедшем августе, во время археологической экспедиции, проводимой музеем Нижегородского госуниверситета им. Н.И. Лобачевского в село Большое Терюшево Дальнеконстантиновского района. Тогда мне довелось побывать в соседней деревне Макраше. Каково же было мое удивление, когда одна из ее пожилых жительниц отдала мне деревянную переносную борть (колоду) – ловушку для пчел. По словам женщины, борть была ей не нужна, более того, она даже подумывала пустить этот уникальный для нижегородской истории артефакт на дрова и сжечь ее в печи, но в последний момент пожалела.

 

 

Этот предмет, предназначенный для ловли диких лесных пчел, был в плачевном состоянии. Оказалось, что долгое время борть использовалась не по назначению – в ней хранили соль. Именно поэтому старинный артефакт, изготовленный из сосны, потрескался, а также у него не сохранились крышка, дно и ремни.

 

После изучения борти-ловушки оказалось, что это нехитрое пчеловодческое приспособление, похожее на колоду, было изготовлено в XIX – начале XX века и является столь редким, что после хорошей реставрации оно составило бы достойную конкуренцию многим интересным экспонатам из самых видных этнографических музейных коллекций России и Финляндии.

Но более всего меня поразило то, что на внешней стороне этой архаичной пчелиной ловушки было вырезано уникальное для Дальнеконстантиновского района особое родовое терюханское (эрзянское) клеймо – мужской родовой знак собственности “тешкс”. Дело в том, что подобные клейма (в русских источниках они именуются бортными “знаменами”, “метами”, “тамгами”) являются важнейшими этнографическими источниками и представляют собой редчайшую историческую ценность.

Особого внимания заслуживает и то, что этот знак-тешкс обнаружен на переносной борти-ловушке в бывшей терюханской деревне. Много десятилетий назад в ней проживала одна из самых загадочных этнографических групп мордвы-эрзи, полностью обрусевшие в начале – середине XX века предки современных жителей этого населенного пункта – терюхане.

Истоки подобных знаков восходят к древнейшим временам. Известно, что они имели широкое распространение еще в эпоху каменного века в виде идеограмм – крестов, свастик, солярных символов, схематичных изображений людей, идолов, тотемных животных.

Подобные знаки и символы в эпоху каменного века древние люди наносили в виде прочерченных охотничьих и рыболовецких орнаментов, например, это были рисунки сетей и других орудий, которые встречаются археологам на костях животных, каменных гальках, на луках, стрелах, гарпунах. Именно от этих орудий зависела удачная охота и победа в бою, поэтому древние люди помечали их разными знаками, насечками и рисунками, имевшими в то время магический смысл.

Намного позднее – в средние века – в крестьянских хозяйствах появилась необходимость ввода в жизненный уклад специальной системы обозначений – знаков собственности. Тогда крестьяне и промысловики – рыбаки, охотники, бортники стали наносить на свою домашнюю утварь, орудия труда, бортные деревья, участки лесных и полевых угодий – специальные знаки-затеси, которые они вырубали топором или долотом.

Уже тогда эти идентификационные знаки превратились в родовые и семейные. Они стали использоваться в личной собственности русских, мордвы, марийцев и передавались по наследству из поколения в поколение. У эрзи такие меты до сих пор можно увидеть на кладбищенских крестах: ими отмечали родовую принадлежность усопших.

 

“Борьки”, “бортюшки”

 

Через неделю после окончания экспедиции я снова посетил деревню Макрашу. Тогда-то я и услышал редчайший для нашей Нижегородской области рассказ, поведанный мне потомком мордвы-терюхан – Константином Егоровичем Ярковым, 1935 года рождения. На мой вопрос – видел ли мужчина переносные пчелиные борти, тот заявил, что не только видел, но даже сам изготавливал их, и по сей день ловит ими диких лесных пчел.

 

 

Затем Константин Егорович рассказал, как он раньше изготавливал “борьки”. С этой целью он отправлялся в лес и выбирал там хорошую ель. Из одного дерева он делал пару штук и затем отдельно изготавливал для них дно и крышку так, чтобы ловушка была закупорена герметично. Для вылета пчел на волю он вырезал узкое отверстие – “леток”. Сделав ловушку, мужчина натирал ее внутреннюю поверхность и леток вощиной, воском, сосновой смолой, медом и прополисом, это нужно для того, чтобы запах привлек пчел.

 

 

Чтобы поймать рой пчел, будучи уже пожилым, мужчина не ходил ставить борьки-ловушки далеко в лес, пряча их от чужого глаза, а подвешивал их на высокие сосны прямо за своим усадом (приусадебным участком). Однако он рассказал, что когда был моложе, в конце мая, как зацветет рябина, уходил в лес достаточно далеко и ставил там борти. Возле какого-нибудь водоема он взбирался на деревья, на высоту 8-20 метров, и вешал на них пчелиные ловушки. На мой вопрос, зачем так высоко, пчеловод заметил: “У пчел есть разведчики, они поверху летят, а не внизу, летят и все обнюхивают”.

 

 

Таким образом, ловушки могли провисеть на деревьях до тех пор, пока в них не попадут рои пчел – всю весну и лето, а потом их снимали, “а не то дятел раздолбит”! Пчеловод рассказал, что как-то раз они с сыном долго не убирали борьку с дерева, а когда открыли ее, то увидели в ней не только взрослых пчел, но и “детку”, то есть, пчелиное потомство. Вдобавок к тому ловушка была доверху забита сотами с вкусным и ароматным медом.

Напоследок Константин Егорович показал мне две переносные борти. Ими он много лет ловил рои пчел, вешая ловушки на высокие сосны за своим участком. Любопытно, что эти ловушки были из  древней липы, которую, по словам пчеловода, он отыскал в священной для мордвы-терюхан “роще Малютин”.

Интересен тот факт, что буквально все макрашские старожилы именуют переносные ловушки для пчел “борьками”. Лишь один “терюха” Николай Мальченков, 1953 г.р. (терюха, то есть терюханин, так он назвал себя сам, его родовая фамилия эрзянская – Матясов) – уроженец деревни Малое Терюшево, ныне проживающий в деревне Малое Сеськино, – назвал борть “бортюшка”. Николай Александрович рассказал, что бортюшки делали из липы или из еловой коры, а затем прилаживали к ним дно и крышку. После этого пчеловоды вставляли внутрь проволоку и наващивали на нее соты.

Не только старожилы деревни Макраши знают про ловлю роев лесных пчел на деревьях бортями. Об этом мне рассказала и жительница соседнего села Большое Терюшево – Казикина Мария Михайловна, 1937 г.р. Она не раз видела, как разводил пчел и вешал на сосны и липы борьки-колоды у лесной речки Курзец муж ее тетушки Николай Васильевич Пияшов. Пчеловодством занимался и дедушка Марии Михайловны Михаил Алексеевич Никитин. В 1920-е годы он вешал борьки на деревья в макрашском Большом лесу. Ходил он за пчелами тайно, чтобы никто не видел: иногда борьки с пчелами в лесу воровали. А как-то раз пришел дед к дереву проверять, попался в борть рой или нет. Видит, а его борька полна пчел. Полез на дерево, начал уже было ее отвязывать, глянул вниз, а там, ну прямо как в сказке – сидит под сосной серый волк и смотрит на него голодными глазами. Делать нечего, пришлось деду целые сутки просидеть на дереве, пока волк не убрался восвояси.

 

Лучший знаток бортного дела – мордва!

 

Итак, явление, зарегистрированное нами в деревне Макраше, является не чем иным, как остатками архаичных следов бытовавших там в глубокую старину древних эрзянских промыслов – бортного и колодного пчеловодства. Честно говоря, я поначалу и сам с трудом поверил, что всего в нескольких десятках километров от Нижнего Новгорода могли сохраниться следы такого архаичного способа ловли лесных пчел. Тем не менее, почему бы и нет! Исторически известно немалое число ныне существующих сел и деревень юга Нижегородского края, выросших из бортных становищ – первоначальных русских и эрзянских крестьянских поселений, главным промыслом которых являлся сбор меда диких пчел.

Здесь хочется пояснить, что под словом бортничество стоит понимать добычу меда диких лесных пчел, которые жили в дуплах хвойных и лиственных деревьев. А бортями именовали сами дупла этих деревьев, занятые пчелиными роями. Людей же, а точнее, промысловиков, занимавшихся добычей меда и воска, соответственно называли бортниками. Ну и, наконец, бортные леса или участки лесов, в которых располагались борти, именовали бортными ухожьями.

На территории Нижегородчины добыча меда диких лесных пчел началась еще в начале I тысячелетия нашей эры предками поволжских финнов – городецкими племенами раннего железного века. Примерно с VIII-IX веков бортничество на территории Нижегородчины приобрело значение экономически выгодного торгово-обменного лесного промысла, который был широко распространен у всех поволжских финнов – у мордвы, марийцев, муромы и мери. А с XI-XIII веков и у русских переселенцев, начавших освоение лесных урочищ юга Нижегородского Поволжья и Поочья.

Что же касается промысловой добычи меда у мордвы, то еще в середине XIII века французский посол Людовика IX Гийом де Рубрук, проезжавший по землям Среднего Поволжья, сообщал, что у людей рода моксель (у мордвы-мокши) кроме свиней, драгоценных мехов и соколов, в изобилии есть мед и воск. Позднее появилось много свидетельств в актовых документах XVII века о “русских, мордовских и черемисских бортных ухожьях” и об уплате ими в государеву казну “медвяного оброка”. Так, в Нижегородских платежницах – документах 1608 – 1612 годов и 1629 года сказано, что нижегородская мордва владела бесчисленными бортными лесами за реками Кудьмой, Озеркой, на Пьяне и Вадке.

Вообще же многие исследователи и путешественники считали мордву непревзойденными пчеловодами. Так этнограф XIX века В. Н. Майнов писал: “По бортному делу нет лучше знатока, как мордва, так что борть, пчела и бортное дело даже в религии его (мордовского народа) занимают чуть ли не первое место”.

Р.S. Сегодня уникальная борть находится в реставрационной мастерской музея ННГУ им. Лобачевского. После окончания реставрации она будет передана в экспозицию краеведческого музея райцентра Дальнее Константиново.

Дмитрий Карабельников, краевед 

 

Слово за народ. Смутные времена российских царедворцев. 04.11.2015

 «Народ собрался на площади...Народ ждет...Народ – быдло...»

Титры из спектакля К.Богомолова 
«Борис Годунов»


Спектакль Константина Богомолова  по мотивам пушкинской драмы «Борис Годунов» не оставляет равнодушными зрителей, вызывая  диаметральные отзывы оных – от восторженных  до крайне негативных.  Данный факт говорит исключительно в пользу спектакля.  Невозможно не задуматься, наблюдая многочисленные исторические параллели и сопоставляя времена царствования Бориса Годунова с  нынешними реалиями, прослеживая изложенную  гением лаконичного поэтического слова  суть смутного времени, намеренно переплетенную с современными политическими событиями, с историческими лицами – сегодняшними и вчерашними. Интерпретация модного режиссера, засыпающего градом мучительно-больных, провокационных вопросов, зависающих в безответной тишине минималистически-нежилого интерьера сцены и обывательски ожидающего развязки зрительного зала. 
Зрители в роли народа, народа-быдла. Не этот ли факт невероятно нервирует некоторых, заставляя бежать с затянувшегося спектакля?.. «Тварь ли я дрожащая, или право имею?» Проверка зрителя на совершеннолетие и дееспособность. А зритель терпелив в своём ожидании продолжения спектакля и молчании. Народ  ждёт…
Полноте, но так ли это на самом деле? Быдло ли народ? Интерпретация режиссера, пусть и модного, пусть и талантливого, остаётся всего лишь его частной интерпретацией.  Ведь даже у солнца русской поэзии в финале хотя и молчаливое, но явное несогласие народа с беззаконной сменой власти:

Народ в ужасе молчит.

- Что ж вы молчите? кричите: да здравствует царь Димитрий Иванович!
        Народ безмолвствует.

Наш народ долго запрягает, но быстро едет. Личность личностью, а жирная точка в финале рано или поздно будет поставлена именно народом.  
И царь Борис Годунов это прекрасно понимал, потому и стремился  «оказывать добро простолюдину и так расположил к себе весь народ, что его любили больше всех».  Раздачей денег погорельцам в 1591 г. он  достиг того, что его почитали как бога. 
Имеются исторические свидетельства голландского торговца Исаака Массы:  «Борис приказал поджигать Москву в разных местах, и так три или четыре раза, и каждый раз горело  более 200 домов, и все поджигатели были подкуплены Борисом». Исаак Масса сообщил, будто Борис распространял слух о набеге татар, «так что повергли всю страну в такой страх, что народ… забыл о смерти или убиении Дмитрия». Одной рукой поджигая, другой Годунов раздавал погорельцам щедрую компенсацию.
Интересно описание времени правления Бориса Годуновым писателем Отари Кандауровым: «Голод 1601-1602 гг. добавил животного страха… Началась ежедневная раздача денег, похороны умерших за счет казны. Однако благодеяния Бориса принесли мало пользы. Лица, которые распоряжались раздачею меди, подставляли своих слуг, одевая их нищими, и большая часть милостыни переходила в руки чиновников.  Между тем в столицу хлынули потоки людей, начался хаос, раздачу пришлось прекратить. Борис послал людей в разные места России осмотреть, не найдутся ли где-нибудь запасы хлеба. Оказалось, что голод было очень легко прекратить, если бы люди достаточно сколько-нибудь содействовали этому и пути сообщения были удобнее. С самого начала  голода были открыты царские магазины, где хлеб продавался бедным по дешёвой цене; барышники воспользовались этим случаем, через нищих скупали дешёвый хлеб и потом продавали его втридорога. Появились разбойники с целыми армиями; одолеть их даже регулярными войсками стоило большого напряжения и многих жертв…Никто не доверял другому, товары неимоверно вздорожали, богачи брали росты более жидовских и мусульманских; бедных везде притесняли; в обществе, как поток, разлилось пристрастие к иноземным обычаям и одеждам, нестерпимое высокомерие, презрение к ближнему, крайняя неумеренность в пище и напитках, плутовство. Прелюбодейство. Палицын пишет: « В объядении и пьянство велико и в блуд впадохом, и в лихвы, и в неправды, и во вся злая дела».
Ничего не напоминает вам это описание? Так кто быдло? – народ или барышники с «расторопными» чиновниками? Нищие или погрязшие в бесчинствах и блуде богатеи и разбойники? 
Во Временнике Ивана Тимофеева засвидетельствовано: «не бояре. И даже не Самозванец  низвергли Бориса с высокого царского престола…, а своя совесть и его низложила, так как он знал всё, что сам некогда сделал».
Совесть.  Кровавые мальчики. Неумение править.  Отсутствие железной руки. Рабоцарь – как его очень точно прозывает Отари Кандауров. 
У могущественной державы обязан быть сильный царь.  Не заискивающий и не заигрывающий.  Царь, достойный державы. Сильный духом, мудрый и смелый в своих суждениях и решениях, умеющий признать свои  просчеты и ошибки и вовремя исправить их.  И ещё одно важнейшее условие – царь, уважающий и радеющий за свой народ. Держава – это прежде всего народ, и только затем территориальные владения. К сожалению, это обстоятельство многие упускают из виду.  А зря. 
История России это неоднократно подтверждала народно-освободительными войнами и революциями, когда именно народ выступал в качестве движущей силы, сметающей на своём пути все нечистоты заворовавшейся и закостеневшей в личностных амбициях чиновничьей власти, любой ценой рвущейся к престолу, предавшей свой народ забвению и считающей его быдлом.
Подобным образом произошло и в случае с Григорием-Лжедмитрием I. Просчитался Гришка Отрепьев относительно народа, возомнил себя право имеющим и совершил грубейшую ошибку, подтвердив именным указом от 01.02.1606 г. пятилетний срок сыска беглых крестьян, тем самым восстановив крепостное право, отмененное Годуновым в 1601 году.  Народ в гневе вышвырнул  из Кремля самозванца вместе с польскими подстрекателями. Вот как Конрад Буссов пересказал происходившее: «Эта дьявольская охота с душегубством и убийством длилась с 3 часов дня до 10-ти, были убиты и зарублены 2135 поляков, среди них много достойных студентов, немецких ювелиров и купцов из Аугсбурга, имевших при себе много добра и золота. Всех раздевали донага, выбрасывали, как падаль, на улицу, так что их пожирали собаки, а русские знахари вырезали жир из их трупов. Так они лежали под открытым небом, пока на третий день убийца Шуйский не приказал увезти их и похоронить в божьем доме.
Этот день, 17 мая, будут помнить, пока существует мир. Это был горестный и страшный день, в который иноземцы испытали такой страх и ужас, что всего в точности даже и рассказать невозможно, а уж тем более вряд ли поверит тот, кто про это прочтет или услышит. Шесть часов подряд ничего иного слышно не было, кроме набата, стрельбы, ударов, топота, стука копыт. Московиты кричали и вопили: секи, секи их, таких-сяких (Secci, Secci, В....). Милосердия к полякам безжалостные русские не знали, не помогали ни просьбы, ни мольбы, ни обещания, ни уговоры…»
17 мая 1606 года самозванец был убит: его тело сожгли, пеплом зарядили пушку и выстрелили в сторону Польши, на запад, откуда пришли наёмники.
О том, как страшен русский бунт, много писалось, вот, например,  одно из таковых свидетельств известного немецкого ученого Адама Олеария, неоднократно совершавшего путешествия в Московию: «Русские, в особенности из простонародья, в рабстве своём и под тяжким ярмом, из любви к властителю своему, могут многое перенести и перестрадать, но если при этом мера оказывается превзойденною, то и про них можно сказать: «patientia saepe laesa fit tandem furor» (Когда часто испытывают терпение, то, в конце концов, получается бешенство). В таких случаях дело кончается опасным мятежом, причем опасность обращается не столько против главы государства, сколько против низших властей, особенно если жители испытывают сильные притеснения со стороны своих сограждан и не находят у властей защиты. Если они раз уже возмущены, то их нелегко успокоить: не обращая внимания ни на какие опасности, отсюда проистекающие, они обращаются к разным насилиям и буйствуют, как лишившиеся ума».
Обратимся же вновь к событиям смутного времени – времени процветания разбоя и вседозволенности в условиях отсутствия железной царственной руки, когда «вольницкими»  шайками были захвачены древние городища Алатырь и Арзамас, и особенно сильно страдало население Среднего Поволжья, подвергавшееся грабежу и насилию, когда сжигались дотла целые селения, а их жители насильно уводились в так называемую «вольницу».  
Челобитная лже-Димитрию, 1605 год:
«Царю Государю И великому князю Дмитрею Ивановичу всея руси бьет челом и плачетца сирота твоя государева переславсково уезда тваего Государева дворцовова села вяткина крестьянин деревне струнина за рекой во Федка иванов. стоит государь у меня у сироты твоеи в деревне в струнине старой пристав твой государев пан микулай мошницки белозеровы роты и лошади государь ево тут же у меня на дворишке стоят, а то Государь село вяткино з деревнями дано по твоему царскому указу пану талипскому и гайдуком на приставство и корму Государь мы сироты по твоему Государеву указу талипскому пану даем, а тово государь пана мушницково Гайдуки выслати не смогут от нас из тое деревни не едет стоит и ныне насильством.
И взял государь у меня у сироты тот пан насильством сынишка моево ивашка себе в таборы и сам государь тот пан приезжает еженочие в то мое дворишко и меня государь из дворишка выбивает и хлебенка моево не дасть, а семьишко Государь и достальное животинишко з голоду помирает и мою невестку он у себя на постели насильством держит и от того государь пана я сирота вконец погиб. милостивы царь государь И великии князь Дмитреи Иванович всея русии смилосердуйся вели государь тому пану сынишка моево отдати и от его насильства вконец не погиб и твоево царскаво тягла не отбыл Царь Государь И великий князь Дмитреи Иванович всея русии смилуйся».

В 1606 году по наущению бывшего приспешника Лжедмитрия I  - Михаила Молчанова, отправляется в Путивль в качестве воеводы Иван Болотников, который организовав под Москвой, Калугой и Тулой собственную армию, начинает боевые действия против правительства Василия Шуйского, пришедшего к власти по трупам татарских князей Годуновых – «кровавые мальчики и девочки» в глазах, кровь на руках и челе. Болотникова активно поддержали служилые люди-дворяне во главе с Прокопием Ляпуновым, предводительствуемые Истомой Пашковым стрельцы, а также казаки – слишком велико было неприятие правления хитрого царедворца Шуйского. Однако армия Болотникова из-за разногласий между командующими, а также в отсутствие фигуры мнимого царевича, 10 октября 1607 года была разбита, а сам Болотников сослан в Каргополь, ослеплён и утоплен в проруби.
 На смену Лжедмитрию I  в 1607 году спешно был найден Лжедмитрий II, он же Тушинский или Калужский вор.  С приходом на русскую землю Лжедмитрия II поутихшая вольница опять активизировалась, тем более что на сторону нового самозванца перешла часть бояр московского и уездного дворянства и детей боярских. Как мы видим, самозванцев каждый раз поддерживают именно дворяне и бояре, но никак не народ. Дворянам и боярам есть что терять, ради своих личностных закромов они готовы поддержать всякого многообещающего словоблюда. Что же касается народа, то терять ему нечего, и единственное, что желается – это нормальной семейной жизни в мирных трудах  под покровительством государя-батюшки  в защищенном отечестве.
В начале января 1609 года войска Лжедмитрия II под начальством воевод князя Семёна Вяземского и Тимофея Лазарева напали на Нижний Новгород. Вяземский послал нижегородцам письмо, в котором писал, что если город не сдастся, то все горожане будут истреблены, а город сожжён дотла. Нижегородцы ответа не дали, а решились сделать вылазку, несмотря на численное превосходство войск Вяземского. Благодаря внезапности нападения войска Вяземского и Лазарева были разбиты, а сами они были взяты в плен и повешены. Затем нижегородский воевода, выборный дворянин Андрей Алябьев освободил от мятежников Муром, где остался в качестве царского воеводы, и Владимир. Успехи Алябьева имели важные последствия, так как вселили в людей веру в успешную борьбу против Самозванца и иноземных захватчиков. Ряд городов, уездов и волостей отрешились от Самозванца и стали объединяться в борьбе за освобождение России.
17 июня — войско Скопина-Шуйского побеждает тушинцев в битве под Торжком
28 августа — войско Скопина-Шуйского побеждает тушинцев в битве под Калязином
27 декабря — бегство Лжедмитрия II из Тушина в Калугу. 
Весной 1609 года в Польше начинается подготовка к походу против России. В середине сентября Польские войска под руководством Льва Сапеги перешли границу и осадили Смоленск. Вскоре к городу подошёл и сам король Сигизмунд, приглашая к себе на службу всех поляков и всех желающих из лагеря Лжедмитрия II. 
Жители Смоленска отказались сдаться и оказались в осаде. Многие отряды, служившие Самозванцу, покинули его, и Лжедмитрий II вынужден был бежать в январе 1610 года из Тушина в Калугу, где он и был убит в декабре1610 года.

Как мы видим, в самый решающий момент народ далеко не безмолвствует, он отдаёт свой выбор в пользу легитимной власти, и правильно делает. Раз предавший, предаст и дважды.  На вопрос: Кому следует хранить верность? – народ извечно ответствует: Отечеству и легитимному посаднику.
В начале января 1611 года патриарх Гермоген начал рассылать по русским городам грамоты, содержащие следующий призыв: «Вы видите, как ваше отечество расхищается, как ругаются над святыми иконами и храмами, как проливают кровь невинную… Бедствий, подобных нашим бедствиям, нигде не было, ни в каких книгах не найдёте вы подобного».
Горячий отклик грамота патриарха нашла в Рязани, где воевода Прокопий Ляпунов первым из будущих вождей народного ополчения начал собирать патриотов русской земли для похода и освобождения Москвы от интервентов и уже от себя рассылал грамоты, призывая к борьбе против поляков.
Поляки, узнав об этом, призвали на помощь для разорения рязанских городов малороссийских казаков, которые заняли ряд городов, в том числе Пронск. Ляпунов отбил у них город, но и сам попал в осаду. На помощь Ляпунову пришёл зарайский воевода князь Дмитрий Пожарский. Освободив Ляпунова, Пожарский вернулся в Зарайск.
Летом 1611 года в стране царила неразбериха. В Москве всеми делами вершили поляки, а бояре — правители из «Семибоярщины» — рассылали в города, уезды и волости грамоты с призывами о присяге польскому королевичу Владиславу. 
В это время в Нижнем Новгороде и поднялось новое патриотическое движение, имевшее уже свою традицию и снова нашедшее опору в посадских и служилых людях и местном крестьянстве. Мощным импульсом этому народному движению послужила очередная грамота патриарха Гермогена, который из темницы Чудова монастыря взывал к нижегородцам постоять за святое дело освобождения Руси от иноземных захватчиков. 
На созванном для обсуждения грамоты городском совете присутствовало духовенство и старшие в городе люди, среди которых был и избранный в сентябре земским старостой Кузьма Минин — человек среднего достатка и по ремеслу мясник, который и предложил образовать ополчение, созывать служилых людей и собирать на них деньги.
Обращение Козьмы Минина к русскому народу:
«Мужие, братие, вы видите и ощущаете, в какой великой беде всё государство ныне находится и какой страх впредь, что легко можем в вечное рабство поляков, шведов или жидов впасть, через которое не токмо имения, но и живота многие уже лишились и впредь наипаче все обстоятельства к тому. Паче же ко утеснению и разорению законов Руси и веры Православной церкви утеснению и разорению предлежат. 
А причина тому не иная, как от великой зависти и безумия, в начале между главными государственными управителями, произошедшая злоба и ненависть, которые забыв страх Божий, верность к Отечеству и свою честь и славу предков своих, един другого гоня, неприятелей Отечества в помощь призвали, чужестранных государей. 
Иные же различных воров, холопей и всяких бездельников, царями и царевичами имяновав, яко государям крест целуют. А может, кто ещё турецкого или жидовского для своей токмо малой и скверной пользы избрать похочет? Которые, вошед, уже в Москву и другие многие грады по обе стороны побрали, казну так великую, чрез многие грады разными государями собранную, растащили, церкви и монастыри разорили и разоряют.
 Однако же ослабевать и унывать не надобно, но призвав на помощь всещедрого Бога, свой ревностный труд прилагать и, согласясь единодушно, оставя свои прихоти, своего и наследников своих избавления искать, не щадя имения и живота своего. Правда, может кто сказать что мы можем сделать не имея ни денег, ни войска, ни воеводы способного? Но я моё намерение скажу. Моё имение, всё, что есть, без остатка, готов я отдать в пользу и сверх того заложа дом мой, жену и детей, готов всё отдать в пользу и услугу Отечеству, и готов лучше со всею моею семьею в крайней бедности умереть, нежели видеть Отечество в поругании и от врагов в обладании. 
И ежели мы все равное намерение возъимеем, то мы денег, по крайней мере к началу, довольно иметь можем, а затем, видя такую нашу к Отечеству верность, другие от ревности или за стыд и страх помогать будут. И ежели сие так исполните, то я вас уверяю, что мы с помощью всемогущего Бога можем легко большую, паче всех богатств, спокойность совести и бессмертную славу себе и своих наследников присовокупить, врагов погубить и невинно проливающих кровь нашу захватчиков усмирить».
При поддержке войск Пожарского, Минин осуществил оценку имущества нижегородского населения и определил часть, которая должна пойти на ополчение. По словам летописи, он «жаждущие сердца ратных утолял и наготу их прикрывал и во всём их покорил и сими делами собрал не малое воинство».
В нижегородском гарнизоне всех воинов было порядка 750 человек. Тогда пригласили из Арзамаса служилых людей из смолян, которые были изгнаны из Смоленска после занятия его поляками. В аналогичном положении оказались вязьмичи и дорогобужцы, которые тоже влились в состав ополчения. Ополчение сразу выросло до трёх тысяч человек. Все ополченцы получили хорошее содержание: служилым людям первой статьи назначили денежный оклад — 50 рублей в год, второй статьи — 45 рублей, третьей — 40 рублей, меньше же 30 рублей в год оклада не было. Наличие у ополченцев постоянного денежного довольствия привлекло в ополчение новых служилых людей со всех окрестных областей. Пришли коломенцы, рязанцы, казаки и стрельцы из украинских городов.
Власти ополчения фактически осуществляли функции правительства, противостоявшего московской «семибоярщине» и независимым от властей подмосковных «таборов», руководимых князем Дмитрием Трубецким и Иваном Заруцким. Первоначально ополченское правительство сформировалось в течение зимы 1611—1612 гг. как «Совет всея земли». 
Правительству ополчения пришлось действовать в сложной обстановке. На него с опасением смотрели не только интервенты и их приспешники, но и московская «семибоярщина» и руководители казацкой вольницы, Заруцкий и Трубецкой. Все они чинили Пожарскому и Минину различные препятствия. Но те своей организованной работой укрепляли своё положение. Опираясь на все слои общества, особенно на уездное дворянство и посадских людей, они наводили порядок в городах и уездах севера и северо-востока, получая взамен новых ополченцев и казну. Своевременно посланные им отряды князей Дмитрия Лопаты Пожарского и Романа Пожарского заняли Ярославль и Суздаль, не допустив туда отряды братьев Просовецких.
В начале апреля 1612 в Ярославле стояло уже громадное ополчение с князем Пожарским и Мининым во главе. 
4 ноября 1612 г. воины народного ополчения под предводительством Козьмы Минина и Дмитрия Пожарского штурмом взяли Китай-город, освободив Москву от польских интервентов и продемонстрировав образец героизма и сплочённости всего народа вне зависимости от происхождения, вероисповедания и положения в обществе –  говорилось в  пояснительной записке к проекту закона об учреждении нового государственного праздника - Дня народного единства.
Так народ поставил жирную точку в истории смутного времени на Руси. Именно этой жирной точки мне, как зрителю и как представителю народа, и не хватило в финале спектакля «Борис Годунов». И я решила её поставить сама, освежив в памяти страницы российской истории и её истинной движущей силы – российского народа, достойного слов восхищения и признания. Могущественная держава созидается именно на уважении народа, на признании его творческого потенциала, его трудовых достижений, его воинских подвигов.  На том стоит и стоять будет Государство Российское. Да будет так.

***
Мой народ не в светлых звонких залах 
Заседает, мучимый хандрой.  
Мой народ в халупах, на вокзалах –  
Несравненный, самый дорогой.  

Он стоит с протянутой рукою,  
Беззащитный: спившийся иль нет,
Старушонкой в старенькой юбчонке, 
Доживает свой немилый век.

Он глядит несчастными глазами
Полубогов, полудикарей,
Пред святыми он скорбит мощами
И не чтит заносчивых вождей...  

Чем ему помочь? Могу ль? Не знаю.
Только верю, верую в него…
Непременно души воскресают,
Ярью наполняя бытиё.

***
Отражаясь стоглавно в стеклянных
Небоскрёбах, исконная Русь
Возвышается статно, сквозь глянец
Проступает воскресший Исус.

Кровоточат глубокие раны,
Но в мучениях зреет душа,
Разрывая бетонные сканы,
Ложных истин основы круша.

Сквозь огонь прорываясь и воды,
Медных труб оглушительный вой,
Вновь от Родины беды отводим
В этот век, безнадёжно больной.

Дабы высились храмы стоглавно,
Искупая грехов наших груз,
Дабы множила силы держава,
Возрождая исконную Русь.

Вирява (Т.Ротанова)


Используемые источники:

1. Википедия и иные справочные сайты интернета
2. Сайт «Встарь, или Как жили люди»:http://www.lifeofpeople.info/
3. О.З.Кандауров «Иван Васильевич всея Руси. Мистик на троне» - М.:2014

 

 

Виктор Сенин. Прагматизм и рационализм Мордовского народа №7

Прагматизм и рационализм Мордовского народа! Ии №7

Виктор Сенин

29 августа 2015

«Легенды связывают народ с окружающей природой и историей. История без легенд всё равно, что дерево без корня» М.Александропулос – греческий историк

SVN 28/08/2015

Инф-исток №7

ЛЕГЕНДА №4

МУРОМСКОЕ ЦАРСТВО

В давние – предавние времена – Авалдонь пингста, вдоль Волги и её южных притоков, около трех тысяч лет тому назад существовало – довольно сильное мордовское государство. Оно уже было почти за две тысячи лет до прихода славян на северные земли (якшамшири). Тогда ещё многие боялись приходить на наши земли большими отрядами, а мелкие отряды были не так опасны. Ещё в древности, когда на наших землях севера жили только народы Моруа или Модаары – земли пахари (так они себя называли, наверно потому нас и назвали славяне – мордва) у них были свои выборные тюштя и мурзы. Выбирали на сходках на несколько сёл один тюштя*, а выборщики выбирали по округу одного Мурзу* (силач, предводитель). Но когда на наши земли стали приходить грабители с юга (лембе ширеста), то самые умные мурзы стали объединятся для совместного отпора грабителям, а иногда и силой объединять непокорных мурз. Одной из мудрых и сильных княгинь была Муромская мурза Кежана, которая собрала вокруг себя мурз других поволжских округов, всем им грозила одна и та же опасность. Это добровольное объединение произошло свыше 2,5 тысяч лет (кафта тежять вите сядт кизот) от нашего времени. Возглавлявшая это объединение мурза Кежана была названа Оцязор (оцю – большая, азор – хозяйка). Во времена правления Кежаны у наших народов предводителем могли быть как мужчины, так и женщины. Если мурзами часто избирались женщины, то тюштя были почти все мужчины.

Если тюштяны были в подчинении у мурз, то сами мурзы были в подчинении оцязора (царя).

У себя дома в большинстве уже старшими были мужчины, но у некоторых старшей в доме бала женщина. Да и сейчас ещё есть в мокшанских семьях, где старшая в семье мать. В этот сложный период, когда начали беспокоить грабежами наши земли южане, у оцязор Кежаны не было прямых наследников – сыновей, а были три дочери: старшая -Валдая (светлая, светящаяся); средняя -Волгуша (быстрая как молния, длинная); младшая дочь – Мазая (красивая). Ко времени глубокой старости царицы Кежаны старшая дочь Валдая была обременена семьей и потому не хотела принимать царской власти. У неё было три девочки, и только что народился мальчик. Вышедшая замуж год назад, Мазая, тоже родила первенца мальчика. И только вторая дочь Волгуша ещё не была замужем и не имела детей, так как была очень боевая и отбивала всех женихов. Вот ей-то Волгуше, на сходе мурз и передала своё царство Кежана. У финно-угорских народов все должности как светские, так и религиозные были выборные. С первых дней правления молодая энергичная царица Волгуша начала посещение своих владений. Кому-то оказала материальную помощь, кому-то помогла отразить набеги южан, а где и просто помогала собирать дань со своих людей для содержания армии. Но армия была не велика, соответственно не велики были и налоги. Прошло три года правления Волгуши. За это время не было ни одного крупного набега южан, не было беспорядков в стране. Агрессивные соседи быстро узнали о молодой деятельной царице Модаар -Волгуше и на время прекратились набеги грабителей. За это время и сама Волгуша вышла замуж за тюштя города Мурома. Долго и счастливо прожили они с мужем Овтаем, прижили пятерых детей, но не было у них ни одного мальчика, и только в преклонном возрасте шкабавас (верховный бог) дал им, наконец, сына. Мальчик рос весёлым и здоровым, но его мало беспокоили заботы государства. Надо сказать, что имена детям у нашего народа давали в те времена в 3-5 лет (иногда переименовали позже), в зависимости от характера ребёнка, или физического развития, или пожелания близких родственников и родителей, а иногда и друзей.

В первые годы правления царством Волгуши, мать её Кежана ещё была жива, хотя по состоянию здоровья отошла от государственных дел, но помогала советами дочери. Предчувствуя близкий конец свой, Кежана созвала детей своих с семьями на праздник прощания и имя наречения внуков. На этом празднике имя наречения Волгуша отблагодарила свою старшую сестру Валдаю за то, что та отказалась от царствования в пользу Волгуши и подарила ей земли по реке на которой стоял город Эрзянь побережье реки Ака с её мелкими притоками от реки Мокши (Ака на языке мокша – старшая сестра). Потому эту реку и назвали народы Моруа – Ака.

Сыну Валдай, которого назвала Москаем, царица отдала земли выше по течению по большому притоку реки Ака, назвали ту реку Москвой.

Сына младшей сестры Мазан царица назвала Камаем и подарила ему земли по притоку Рау на восходе*. Приток получил имя Кама.

Сестры и другие гости предложили самую большую реку Рау назвать именем царицы Волгуши. С тех пор великая Рау стала называться – Волга, а её самые крупные притоки – Ака, Москва, Кама; другие наши крупные реки и озёра стали именоваться по именам мурз поволжских народов. И как их только не переименовывали захватчики наши реки, озёра и города, но почти все они сохранили финно-угорское звучание, как и Пенза. Начав раздачу земель по своим родственникам Волгуша, по-видимому, хотела укрепить единовластие в стране, но поневоле разделила народы Моруа на отдельные народности: Эрзя, Мурома, Мокша, Мари, Меря, которые раньше говорили одним языком и называли себя – Моруа или Модаары. Постепенно каждый из этих народов стал приобретать свой язык, хотя до сих пор языки этих народов были схожи между собой. Мари стали отдельным народом, а Меря и Мурома погибли (4) под русскими. От раздачи земель Волгушей стало плохо всем этим народам, но поняли это слишком поздно. Вскоре после смерти Волгуши каждый из этих народов выбирал себе своего оцазора (царя) и силы народа резко уменьшились. Этим воспользовались грабительские народы, и число разбойных нападений с каждым годом стало увеличиваться. Оккупанты со всех сторон стали раздирать наши земли.

Этому скверно помогли наши правила жизни – не убивать людей и не нападать ни на кого первыми; давать отпор врагу только тогда, когда видно, что враг пришел с грабительскими намерениями. Но чаще это было уже поздно.

Богатств особых наши предки не заводили чтобы не вызывать зависти соседей и желания пограбить, но одежды и пищи хватало вдоволь всем, даже тюштяны и мурзы не имели много ни золотых, ни серебреных запасов. Всё чем богаты были наши народы – это хлеб, мёд, рыба, меха лесных зверей и свинец. Даже медь они закупали на мёд, меха и хлеб в горах на восходе*. Всевозможные украшения наши женщины умели делать из того, что находили в земле и в воде. Трудились наши народы очень много, тем были и славны, и никто никогда не ходил по своей воле воевать и грабить другие народы.

Если Эрзянь ошть (Рязань) россы-русские сжигали трижды, а город при слиянии Волги и Оки* несчетное количество раз, то нашу столицу Мокша – Наручат сжигали россы-славяне один раз, а второй раз уже монголы, но они же потом строили там свою столицу. Перед нашествием монгол русский князь Юрга* сумел поссорить Мокша с нашим вторым крылом – Эрзя, чтобы легче побить самому и тех и других, но монголы опередили его.

Эта ссора помогла монголам легко победить и мокша и эрзя и русских, а если бы мы выступили вместе, то обязательно победили бы монголов. Мужчины наши были всегда сильными, воинственными и часто с ними на защиту земель выступали и женщины, как например Нарчатка дочь царя Пуреша. Монголы правили нами почти триста лет, но наш народ сохранил свои обычаи, нравы и религию, потому что оставались у нас свои мурзы и тюштяны, а рузне (русские) уничтожили наших предводителей до основания за тот же срок. Не осталось ни мокшанской грамоты, ни религии, погибает и язык. Уничтожены и арбуи – жрецы мордовские так называли почётных старожилов села, выбранных для соблюдения праздников, свадебных и похоронных обрядов (попы). Мордва выдержала, а вот братьям-славянам меньше повезло, язык сохранился, а носитель ассимилирован в русскую нацию без остатка, только воспоминания обрывочные остались о настоящих славянах…

 

ПРИМЕЧАНИЕ К ЛЕГЕНДЕ №4

1. «Тюштя» – тюштян – выборный председатель у народов Мокша и Эрзя. По селиксенской легенде – Тюштя было имя выборного предводителя древнего Мокшанского села Озименка на реке Мокша. Он был очень мудр, силён и справедлив. В глубокой старости он дал пир своим сельчанам и ушёл из деревни, заявив, что в лихую годину он вернётся домой и поможет землякам.

2. «Мурза» (князь) военный и гражданский предводитель округа.

3. «На восходе — на востоке.

4. «Погибли под русскими» – русифицировались, приняли русский язык. При Киевском князе Владимире 1 (980-1015г.г.) началась усиленная насильственная христианизация и русификация коренных финно-угорских народов, где участвовали священнослужители и войска.

5. «В горах на Восходе» – Уральские горы.

6.  «Город при слиянии Волги о Оки – Обран ош – Обрана (мурзы) городок, ныне Нижний Новгород .

7. «Князь Юрга» – Юрий Всеволодович (1218 – 1238 г.г.) примерно 1235-37 годах Юрга сумел поссорить Мокша с Эрзей. Эрзя в то время были в союзе с врагом Мокша – булгарами казанскими. Мокша же искали дружбы с русским князем Суздальским Юрием Всеволодовичем, чтобы освободится из-под ига Булгар. В надежде на обещанный союз и напал на Эрзянского князя Пургаза князь Мокшанский Пуреш с сыном Атямасом (по Селиксенской легенде). Войско Пургаза было разбито, но Пуреш не получил обещанной помощи от Юрги. В 1238 году объединённые войска Эрзян с Булгарами и Мокшан с Половцами были разбиты по очереди Монголами в городе Серия, а в следующем году разбиты и русские. (Сырне – означает Золото, город Золотаревка, Пензенской губернии.).

8. Кезарень пингста – в средние века (период правления Римского императора Цезаря)

9. Авалдонь пингста – в тёмные времена – древний век.

10 . Авалдонь кой – древний обычай.

 

Продолжение следует

 

Оригинал: http://zavtra.ru/content/view/pragmatizm-i-ratsionalizm-mordovskogo-naroda-ii-7/

 
 
7.03.2017
 Тундонь авань-тейтерень кенярксчинь 8 эйзюрковонь марто! С Женским днём 8 марта!
3.03.2017
 С днём писателя!
23.02.2017
 Чачома Масторонь Идицянь Чи - День защитника Отечества - Покшчинь-кенярксчинь марто!
12.02.2017
 Заседание «Русского клуба» в г. Королёве 24 декабря 2016 года
11.02.2017
 Костромская трагедия: чтобы подобное никогда не повторилось...

<<   март 2017    >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 
 
1
2
4
5
6
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
 


Эрзянь ки. Культурно-образовательный портал. 2008

Литературный сайт Эрзиана  Аштема-Кудо, эрзянский форум    Меряния - Мерянь Мастор  


Flag Counter