Яблоня-Умарина

 
Дина Ельцова. Яблоко. Умарь.
 
Умарь, умарь, умарина, 
Умарь, умарь, умарь  чувто!            
Масторонь келес ундоксонзо,                                                    
Менелень келес тарадонзо,                                                               
Тарад пева цюцёвнензе,                                                                  
Цюцёв пева медезе кольги,                                                                                                   
Лопа ланга штазо озы.
Цяпазь цяпить лопинензе,
Налксезь налксить тарадонзо.
Козонь чачнесь умаринась?   
Козонь каснесь умарь чувтось?  
Тюштянь паксяс сон чачокшнось,       
Тюштянь ума лангс касокшнось.   
Сонзе умарде ярсынек,   
Паро инязор муинек,  
Вадря оцязор кочкинек!  
МАСТОРАВА
                                                                                                                                                 
 
ЯБЛОНЯ–УМАРИНА
Денис ОСОКИН, прозаик, поэт, автор сценария к филму «Овсянки», Казань

  

Мы* забыли о сигаретах и спичках в карманах; о франкфуртском апфельвай­не в трёх тяжелых бутылях, китайской пастиле и турецком хлебе, о кроссвордах для поездов и автобусов, о книжке своих стихов в сумке. Мы долго шли по дунайскому правому берегу туда, где знали, что яблонь там очень много. Мы уселись под ними – тёпло-осен­ними. Мы пришли сюда поговорить о них и погрустить. Для этого можно и было б сюда не таскаться – а посидеть в своём родном городе на лавочке или в закусочной «кабымлык» или лучше всего полежать на кровати. Значит – ещё мы хотели и поклониться саду из яблонь.
***
Мы стали думать прежде всего о том – кого называли яблоней в жизни. Девочку, длинную, тёмную, на яблоню не похожую. Которую очень любили, могли жениться, но свадьба не случилась. Мы почти сразу стали тогда звать её умарина. Это «яблоня» на мордовском-эрзя. Она нам смеялась – не понимала за что – но слово ей очень нрави­лось. Это будет твоё тайное имя – приучали девочку мы. Мы говорили ей: Умарина! Давай-ка теперь ты во всём нас слушайся. Наша Яблоня отвечала нам: ладно.
Мы пересказывали ей сюжет о мордов­ской яблоне посреди поля, на которой рассе­лись боги, чтобы непрерывно делить счастье людям, живущим вокруг неё. Учили немного тому языку – хотя бы в пределах мира умари­ны. Что август будет умарьков. А умарь – как раз яблоко. Умарев – это значит весь в ябло­ках. Умаринань – её ветка. Умарень – яблоч­ное варенье.
Мы говорили, что яблоня-умарина похожа на нее, на любимую, только лишь потому – что нежнее роднее яблони нет.
Мы говорили: отбросим-ка всю эту ума­ринскую магию. И без неё обойдёмся. Зачем нам-то – нам-то! – с тобой ещё и любовные яблоки мастерить и катать? Ни одной настоя­щей яблони в нашей короткой жизни не было. Даже дач у нас не было – ни родительских, ни ничьих.
Мы боялись, что быстро искривятся наши пути – как кривятся яблоневые стволы и ветви. Так и вышло – и очень скоро.
Яблоня – это невеста, которую в жёны едва ли возможно взять. Поэтому яблоня – просто лучшее воспоминание. Это наша память номер один. Упиться под яблоней до смерти – святое дело. Но у нас есть жёны и дети – которых мы любим, которые любят яблоки и нас. Поэтому и взяли-то мы сюда апфельвайн, а не спирт с водой – и немного.
Мы очень хотим назвать тебя здесь по имени. И называем: и кричим над Дунаем – и утки от нас шарахаются. И хозяева сада бегут к нам, грозя полицией. А мы им: «Мы больше не будем орать. Давайте мы лучше вам что-нибудь почитаем?» «Ну читайте...», – говорят они недоверчиво. И мы открываем книгу.
***
Когда я думаю об августе – сердце моё сжима­ется. В августе мир наполнен, как корзина с грибами – всё сущее в нём становится явным, видимым. Пройдёт ещё немного времени – и корзина опрокинется. Многое из того, что накопилось в мире к августу и стало таким острым, очевидным, пахнущим – начнёт исче­зать. Поздней осенью и зимой в мире пусто. Я люблю эту пустоту. В зимней пустоте ничто не мешает видеть человека. Вот он один – хо­дит – скрипит снегом. Есть ещё архитекту­ра – но ведь она тоже человек. Но в августе! Это дрожь во всем теле. Это сильнейшая пружинность ног. Ноги-пружины, щёки-ряби­ны, глаза-родники. Это город Гороховец, где раскричались птицы – а вода в реке посинела. Кажется – купи яблоко у любой старухи или подбери его под любой из яблонь, покати посильнее – оно не остановится, а ты сможешь идти за ним. Даже если это яблоко чуть черви­вое – с земли. Где-то плещется море – в августе его плеск слышен и в Гороховце. Возможно, яблоко приведёт тебя к морю. Только в августе стоит на это рассчитывать. 

 

 

* В мире автора за словом «мы» чаще всего скрывается «я»

 

Дина Ельцова. Большое яблоко. Покш умарь.

 
 

Маризь Кемаль. Чачома чистэм

 

 

Кизэнь пе. Пиресэ умарь чине.
Чиньжарамось стака прянть нолдызе.
Ливтясть ниленьгемень сисем иеть,
Зярдо бабась починем керизе.
 
Ниленьгемень сисемксть умарьговось
Вармань ялтсо правтнесь умарензэ,
Ды вень-вешка чова тарваз-Ковось
Нусь менеленть кенерезь тештензэ.
 
Колмо эскелькст пельсядонтень кадовсть.
Тосо карми сыречись неждямо.
Пингесь юты тундонь ведекс чадозь,
Капшан вечкемантень сюконямо.
 
Бажан кундамс сень, мезесь менстязель,
Капшан явшемс муезенть, таштазенть,
Эрямонь парьсэм мезесь пекстазель,
Лиянь сельмсэ апаколь варштазе.
 
Сюконян сенень, кие вечкимим!
Нолдык чумом, зярдо а тонь вечкинь…
Модас сюк сенень, кинь мон вечкия:
Пазонь Чансть тонь марто сестэ печтинь!
 
Кадык майсесь, кадык тардсь седеесь:
Кодаяк лиясто а кардасак.
Майсематне валдо морокс теевсть-
Тон те моронть питнензэ содасак!
 
… Кизэнь пе. Пиресэ умарь чине.
Чиньжарамось стака прянть нолдызе.
Ливтясть ниленьгемень сисем иеть,
Ванды одов лиси маней чизэ!

 

Ефим Честняков. Щедрое яблоко.
 

 

МЕКШАВА. МАСТОРАВА

 

Нармунесь паро Пазонь нармунесь,

Нармунесь вадря Нишкень Мекшавась.

Сон мезде паро Пазонь нармунесь?

Сон мезде вадря Нишкень Мекшавась?

Сон яки-паки парсей пацясо,

Парсей пацясо, мазый палясо.

Палянзо ланга сырнень руцязо.

Те парсей паця а сон Мекшава,

Васолонь тарка тезэнь туезель -

Сисем паксянь ды вирень товолдо.

Эрзянь од цёра, цёра-парочи,

Умарень цеця лангсто саизе,

Палка пенесэ кудов кандызе.

Эсь масторзонзо сонзэ туизе.

Нешке пенькантень вирев  кандызе.

Сон ламо велес тесэ раштакшнось,

Сон ламо сядос тесэ рапундась.

Весе народнэ сон ней вечкеви.

Верепазонте   натой кельгеви.

Народ вечксазо тантей меденть кис,

Пазось кельгсазо  ашо штазо  кис.

Уш парсей паця паро Мекшава,

Уш сырнень толга мазый Мекшава

Чинь оймамояк сон ней а соды,

Вень удомантькак паряк стувтызе.

Сон чинь перть ашти нешке пенькасо.

Штыне озавтни - яла медь теи.

Кода чопоти Пазонь чинезэ,

Весе мекшкетне пенькас пурнавить,

Сестэ сон лиси нешкестэ ушов,

Сестэ туи сон цецянь тешкстнеме,

Кона маштови медекс тееме.

Талаень таркат сестэ сон ливтни,

Байтяк цецятнень сестэ сон тешксты.

Кода лазоты Пазонь зорязо,

Ушосто мекев пенькас велявты.

Зярдо менелев лиси валдо чись,

Весе мекшкетне туить канст мельга.

Сестэ кунды сон стака тевентень -

Сотань тееме, медень нолдамо…

 

Покшодояк покш ули покш пакся!

Покш паксинесэнть покш губорь пиря.

Губорь пирясонть кассь умарина,

Кассь умарина да умарь чувто.

Масторонь келес срадсть корёнонзо,

Менелень келес срадсть тарадонзо.

Сон чипаз вельтясь эсь лопасонзо.

Прок рукшнат сонзэ пиже лопатне,

 Мокшнашкат потсост якстерь умарьтне.

Цюцёв кувалма меднезэ кольги,

Лопанзо ланга штынезэ озы.

Арасель сельмень сонзэ неизе,

Арасель пилень сонзэ маризэ.

Сырнень толгасо  паро Мекшава,

Палы пацясо вадря  Мекшава

Валдо сельмесэ сонзэ неизе.

Либор мерсь ливтясь мазый чувтонть лангс.

Яки-паки сон чувтонть кругомга,

Кузи-валги сон чувтонть кувалма.

Арси поназонь  а сон саеме,

Стака канстонь  сон думи кандомо.

- Ужо кевкстьса мон Инешкипазонть,

Ужо кевкстяса мон Верепазонть:

Мери а мери канстонь кандомо.

Сон либор мерькшнесь  - верев кепететсь,

Инешкипазонь кудос совакшнось,

Инешкипазонь столь лангс  ливтякшнось,

Медь блидине крайс тосо валгокшнось.

- Ой, Инешкипаз, мерян корминец!

Васолонь тарка мон ней тонеть сынь.

Покшодояк покш ули покш пакся,

Пакся куншкасо кассь умарина.

Менелень келес срадсть тарадонзо,

Масторонь келес срадсть корёнонзо.

Сон чипаз вельтясь тусто лопасо.

Прок шта петнякат сонзэ цюцёвтне.

Цюцёвтнень  пева кольги меднезэ.

Мерят а мерят кансткень кандомо,

Кансткень кандомо, медень тееме?

- Вай, парсей паця а тон Мекшава!

Уш сырнень толга тон ней Мекшава!

Эрьва цветкестэ канстке тон кандат,

Эрьва цецясто тон медне теят…

 

Вай, парсей паця паро Мекшава,

Вай, сырнень толга мазый  Мекшава,

Либор мерсь - Пазонь кудосто лиснесь,

Мекев мастор лангс верде валгокшнось.

Покш паксиненте мекев ливтякшнось,

Сон Пазонь валсто арсесь лисеме.

Те умарь чувтонть думсесь тешкстамо,

Думсесь эйстэнзэ канстонь кандомо,

Канстонь кандомо, медень теме.

Содызе Пазось сонзэ думонзо,

Уш чаркодсь Пазось арсемадонзо.

Велявтынзе сон кавто сельмензэ.

Весе покш паксянть сон ней ливтнизе,

Сон умарь чувтонть эзизе муе.

Вай, пингезэнзэ а сон пезэнзэ

Се покш паксява яла ней литни,

Се чувтонть эйсэ яла сон вешни.

Се чувтонть арси яла тешкстамо,

Кансткень кандомо, медень теме.

 

 

 

 

   Составитель эрзянского народного эпоса А.М.Шаронов

 

   Поэтические редакторы И.А.Калинкин и Р.С.Кемайкина (Маризь Кемаль)

    Материал собирали В.В.Горбунов, Г.Я.Меркушкин, А.Д.Шуляев, научный редактор В.Я.Евсеев

 

 

 

МЕКШАВА. МАСТОРАВА

 

Птица божия, птица славная,

Птица мудрая, величавая.

Именуется Мекше-аваю1,

Слух о ней идёт доброй славою.

Чем, Мекшавушка, Пазу нравишься?

Среди прочих птиц, чем ты славишься?

В шёлковом платке – раскрасавица,

Не идёт – летит, улыбается!

Очи радует вышитый узор,

Пали2 красота удивляет взор.

Золотой наряд руци3 ей к лицу,

Девица-краса – хоть сейчас к венцу!

Знать, Мекшавушка в шёлковом платке

Держит дальний путь, рея налегке.

Миновала семь вспаханных полей,

Семь густых лесов скрылися за ней.

Яблоневый цвет запахом прельстил,

Здесь Мекшаве рай – наберется сил!

Парень молодой, царственных кровей,

Во саду поймал, снял её с ветвей.

Посадив на сук, в дом принёс пчелу,

На земле родной ей воздал хвалу:

В улье во лесном будет поживать,

Липовым медком вкусы услаждать.

Всем она мила, умница-пчела:

Взяв нектар с цветов, мёдом отдала,

Да на много сёл разроилася,

Да на много вёрст расплодилася.

Всенародная да любимица,

Пазом послана ясновидица.

Золотистый мёд людом ценится,

Благородный воск, плавясь, светится.

В шёлковом платке – раскрасавица,

Не идёт – летит, улыбается!

Золотым пером изумляет люд,

Мекше-аваю птицу ту зовут.

День-деньской без устали хлопочет,

Гонит сон и среди звёздной ночи.

Редкий раз свой улей покидает:

Строит соты – мёдом заполняет.

Божий свет когда зачнет смеркаться,

Станут пчёлы в ульи возвращаться,

Лишь тогда Мекшава вылетает,

Аромат соцветий примечает,

Отправляется на дальние поляны,

Где идут эрзянские моляны,

Здесь цветочную пыльцу с бутонов

Собирает, хоботок наполнив.

В облаках лишь заалеет зорька,

Путь обратный держит к улью пчёлка.

Воссияет в небе лучик солнца –

Над цветами рой пчелиный вьётся,

Вновь Мекшава мёдом золотистым

Воск ячеек заполняет быстро…

 

Ярятся поля бескрайней ширью,

К солнечному простираясь ирью.

Холм высокий средь полей бугрится.

Яблонька растёт здесь – медуница.

На вершине горней вырастала,

К солнцу льнула, ветви поднимала.

Ширь Земли корнями обхватила,

Кроной поднебесие застила.

Листья округлила, словно блюдца,

Яблоки катаются – смеются.

Сок медовый по бокам стекает,

На листву сладимо оседает.

Не нашлось всевидящего ока –

Соком истекает одиноко,

Не нашлось всеслыщащего уха –

Тишина в ответ звенит, как муха.

Лишь Мекшава яблоньку вначале

Разглядела светлыми очами,

И её мёдовое дыханье

Ощутила через расстоянье.

Золотым крылом взмахнет Мекшава –

Остаётся позади дубрава,

Шёлковый её платок струится –

К яблоньке летит Мекшава-птица.

Вкруг да около ствола кружится,

Вверх да вниз летает – не садится.

Обойти ветвей хитросплетенье

Предстоит. Наградой за раденье

В сотах золотистый мёд искрится –

Сладкой ноши пчёлка не страшится.

– О, Инешкипаз, тебе лишь внемлю,

Верепаз, лишь твой наказ приемлю:

Дашь «добро» иль нет сладимой ноше? –

Этим я покой твой потревожу.

Поднялась Мекшава в дом Инешки,

Да на блюдо медное без спешки

Опустилась, Паза вопрошая,

Получить в ответ «добро» желая. 

– О, Инешкипаз, храни обычай!

Издалёка путь мой непривычный.

Ярятся поля бескрайней ширью,

К солнечному простираясь ирью.

Холм высокий средь полей бугрится.

Яблонька растёт здесь – медуница.

На вершине горней вырастала,

К солнцу льнула, ветви поднимала.

Ширь Земли корнями обхватила,

Кроной поднебесие застила.

Листья округлила, словно блюдца,

Яблочки катаются – смеются.

Гроздья яблок мёдом истекают,

Меж листвы капелью воска тают.

Дашь, иль нет своё благословенье

На пчелиное моё раденье?

В сотах пусть душистый мёд искрится –

Сладкой ноши Мекше не боится.

 

– Во платке шелковом ты, Мекшава!

Золотятся перья небывало!

Всякий цвет ты ночью облетаешь,

С каждого бутона дань сбираешь,

В мёд душистый сбор твой воплотится,

О, Мекшава, божия ты птица!

Гроздья яблок – не по силам ноша,

Улетай, свои дела не множа…

 

Золотым крылом пчела взмахнула –

Не послушав, Паза обманула:

Шёлковый её платок струится –

К яблоньке спешит Мекшава-птица.

Яблоньку задумала пометить,

Дань собрать с раскрывшихся соцветий,

Удивить, не выдержав искуса,

Яблочного мёда нежным вкусом

 

О задумке Мекше Паз проведал,

Помрачнел: ослушалась совета,

Повернул вовнутрь её два ока,

Чтоб смотрела слепо да без прока.

Ярятся поля бескрайней ширью,

К солнечному простираясь ирью.

Холм высокий средь полей бугрится.

Яблонька растёт здесь – медуница.

Весь простор Мекшава облетела,

Яблоньку – увы! –  не разглядела.

Её участь до скончанья века –

Над полями реять без успеха,

Аромат раскрывшихся соцветий

Отыскать мечтая да пометить

Яблоньку своим прикосновеньем,

Ей воздав поклон благоговейный.

Мёд душистый в сотах пусть искрится –

Мекше-ава ноши не боится.

 

Мекшава1 –пчелиная матка

паля2 – рубашка

руця3 – женская верхняя одежда, верхнее платье

Поэтическое переложение на русский язык Т.Ротановой (Вирявы)

 

Суралянь морот умаринанень. МАСТОРАВА.


— Чувтось паро умарина!
Чувтось вадря умарь чувтось!
Козонь чачнесь умарина?
Козонь каснесь умарь чувтось?
Вай, покш вирень вирь куншкинес.
Масторонь перть ундоксонзо,
Менель келес тарадонзо.
Кедь келешкат лопинензэ,
Керьксазь-керьксазь цецинензэ.
Лов покольнеть панжовкскензэ,
Покш мокшнашкат умарензэ.
Кона енов чизэ валги —
Ашолт молить умарензэ.
Кона пельде чизэ лиси —
Якстерть молить умарензэ.
Чинть кекшизе тарадсонзо,
Сиянь ковонть — лопасонзо.
Лопанзо ланга шта валовсь,
Лопанзо пева медь кольги.
Ки неизе умаринанть?
Ки редизе умарь чувтонть?
Вай, сырнень толга мекшава,
Вай, палы паця мекшава.
Сон кузи чувтонть кувалма,
Сон чары чувтонть перькава,
Сон яки чувтонть потмова.
Арси сон пизэнь пурнамо,
Веши сон кансткень кандомо.
Вай, либор мерькшнесь — ливтякшнось!
Вай, либор мерькшнесь — туекшнесь!
Козонь, козонь сон ливтякшнось?
Козонь, козонь сон пачколесь?
Инешкинь вальмас сон ливтясь,
Пазонть вальмасо кортазевсь:
— Инешкипазом, вечкевикс!
Инешкипазом, тиринем!
Мерть монень канстонь саеме,
Мерть монень канстонь кандомо.
Мон арсинь канстонь саеме,
Мои бажинь канстонь кандомо,
Мон вешан левксэнь нолдамо...

Теяк чувтонтень морось пек вечкевсь.
Якстерьгадсть умарть лопанзо потсо,
Варштасть мазыистэ сынь Суралянь сельмс,
Казизь сонзэ сынь тантей чинесэ,
Певерсть паргонтень башка пизынес.

 

 

Составитель эрзянского народного эпоса А.М.Шаронов

 

   Поэтические редакторы И.А.Калинкин и Р.С.Кемайкина (Маризь Кемаль)

    Материал собирали В.В.Горбунов, Г.Я.Меркушкин, А.Д.Шуляев, научный редактор В.Я.Евсеев

 

 

 

Воспевание яблони. Сураля. МАСТОРАВА.

 

—Чудо-древо умарина!
Яблок полная корзина!
Умарина где родилась?
Умарина где взрастилась?
Во густом лесу родилась,
Матушкой Землёй взрастилась,
Оплела её корнями,
К небосклону льнёт ветвями,
Шириною в длань листочки,
В гроздья собраны цветочки,
Улыбаются бутоны
Бело-розового тона.
Словно хрупкие снежинки,
Трепетно дрожат тычинки.
Чудо-древо умарина!
Яблок полная корзина!
Там, где день идёт к закату —
Бок у яблок беловатый,
Где Чипаз идёт к зениту —
Там румяны их ланиты.
Солнечный свет застят ветви,
Месяц скрыт листвою где-то.
Воск впитала листьев зелень,
Мёд по ним струится — хмелен,
С яблок капает-стекает,
Лепет листьев не стихает.
Кто увидел умарину?
Кто приметил умарину?
Золотистая Мекшава,
В плате огненном Мекшава,
Вверх взобраться она метит,
Чтоб собрать нектар соцветий,
Яблоньку вкруг облетает,
Хоботком пыльцу сбирает,
Проникает внутрь бутона.
Скрывшись в зелень пышной кроны,
Помышляет в дикий улей
Пчёл принесть, чтоб те в июле
Яблоневым мёдом сладким
Соты полнили с достатком.
Ой, вспорхнула ввысь Мекшава!
В небеса взвилась Мекшава!
Путь куда свой устремляет?
В чью обитель улетает?
К божьему спешит порогу,
С просьбою к Инешки-Богу.
На окно присев светёлки,
Речь заводит чудо-пчёлка:
— О, Инешкипаз, любимый!
О, Инешкипаз, родимый!
Мне позволь сбирать с соцветий
Самый сладкий дар на свете:
Яблоневый мёд душистый
Льётся струйкой золотистой
В соты. Буду я плодиться—
Рой пчелиный зародится…

Яблоньке легла на сердце песня,
Слов она не слышала чудесней.
Яблок зарумянились ланиты,
Спелым соком яблочным налиты.
Засмотрелась умарина в очи
Сурале — знать, полюбился очень!
Ароматом голову вскружила,
Сочных яблок в туез положила.

 

Поэтическое переложение на русский язык Т.Ротановой (Вирявы)

 

 

***
Садпиренть пешти умарь чине,
Сон шожда,
Теке сёксень валдось.
А умарь кенерсь – ёжо ине
Монь потсо…
Паронть кузти алдо.
Иредсти чинесь – кеняркс кази.
Ды кеман – одов вельман, одов.
Седем миемасо лазозь…
Кемемам – нардык мельстэнь содонть.

 

Дмитрий Таганов

 

***
Сад мой запахом яблок наполнен,
Лёгким светом – осенние волны.
То не яблоко – чувство созрело,
Ароматом пьянящее тело.
И душа возрождается вновь,
Дарит радость надежда-любовь.
Смой былого предательства боль,
Раствори – моя вера – юдоль.

Рузонь кельс ютавтызе Татьяна Игнатьева

 

Яблочный Спас
 
Яблочной душою кружит детвора.
Яблочного Спаса сочная пора!
Всей румяной ношей яблоневый сад
В пояс поклонился – урожаю рад.

Яблоко смеётся, в рот тебе глядит,
С веток вдруг сорвётся и к земле летит.
Боком загоревшим из травы сверкнёт,
Соком разомлевшим брызнет и замрёт.

Осы хороводят, радостно жужжат,
Насладившись соком, сад благодарят.
Красной полосою: кожура – сафьян,
Подмигнёт задорно сам пепин-шафран.

Т.Ротанова (Вирява)

 

 
***
Шикарно яблоня цвела -
Белели лепестки соцветий!
Не стройной девушкой, о, нет!
А зрелой женщиной в расцвете,
В расцвете сил, в расцвете лет,
Листвой зелёной пышной кроны
Притягивала солнца свет,
Земной питала влагой корни.
Как величава стать ствола!
Меж листьев луч гуляет зыбко.
Шикарно яблоня цвела -
Бутонов нежная улыбка!
 

 

Т.Ротанова (Вирява)

 

 
 

 

 Козлов Иван Алексеевич. Цветёт яблоня.  
 
 
В 2010 г. легендарному ансамблю песни и танца «Умарина» исполнилось 70 лет.
Чувтонь паро умарина,       
Чувтонь мазый, умарь чувто,       
Козонь чачнесь умаринась?       
Козонь коснесь умарь чувтось?..

 

 

 

 

 

 

 

Испанский Утрийас

 

Пять дней длился путь ансамбля «Умарина» на престижный международный фестиваль «Окно, открытое в мир». Сама дорога - это уже начало удивительного путешествия через Белоруссию, Польшу, Германию, Францию и Испанию. На пятый день цель достигнута: маленький уютный городок Испании - Утрийас, в котором предстояло дать первый фестивальный концерт. Ансамбль приняли радушно, выступление - в большом амфитеатре города. Ближе к полуночи весь городок устремляется на концерт «Умарины». Зрители - усатые мужчины, смуглые женщины - здороваются доброжелательным «Ола!», все без исключения улыбаются. Национальные костюмы «Умарины» - зрелище для испанцев сногсшибательное! Мордовская «Яблонька» спешит разделить с ними свою радость жизни. Горячие испанские возгласы подбадривают наших певцов и танцоров. Концерт превосходит все испанские ожидания.

 

Франция аплодировала стоя пластике мордовских танцев

 

«Умарина» прощается с Испанией и прокладывает путь через Пиренейские горы и крутые повороты на благодатную поэтическую землю Франции. Первый фестивальный французский город - Тараскон-сюр-Арьеж - похож на цветное блюдце, окруженное высокими стенами зеленых гор. Над площадью на четком фоне старого замка висит яркий диск луны. Часы бьют десять. Выход на сцену «Умарины» с «Яблонькой» вызывает настороженную тишину. Кажется, даже горы слушают удивительную песню и любуются красотой и гармонией костюмов, ритмичными движениями мордовского танца. И вот тишина сменяется бурей эмоций. Несмотря на начавшийся дождь, зрители аплодируют стоя. Автобус снова отсчитывает километры. Дорога лежит в городок Лиму, сохранивший средневековый облик во всем истертом временем великолепии. Город утопает в цветах. Они повсюду - на окнах, мостах, столбах. Очень уютно. Окрестности Лиму - край чистого воздуха, минеральных источников, вкусной еды. А уж праздники здесь в изобилии, на любой вкус - фасоли, лужайки и даже ловли мух! В каждой деревне - свой. Каждый вечер «Умарину» ожидали выступление, анимация или дефиле - своеобразные парады по улицам и площадям, которые очень нравятся публике. На этом же фестивальном этапе выступали Колумбия, Уганда, Уругвай, Венесуэла, Словения. Угандийцы - с барабанами, черные, как сажа, с копьями и в перьях. Грохот, вопли… Следом элегантные венесуэльцы, скромные словенцы, строгие колумбийцы, ритмичные уругвайцы. Идет заключительное дефиле, зрители приветливо принимают каждую страну. Фестиваль прощается с местной публикой, демонстрируя все самое лучшее. Наша очередь. На площадь выходит мордовский ансамбль в бело-красных нарядах, словно факелы, светящиеся в ночи. Грянула «Луганяса келунясь» - всеобщий восторг. Президент фестиваля Ив Ор назвал «Умарину» открытием фестиваля и призвал всех поприветствовать ансамбль стоя. «Умарина» - в лидерах! Во всем мире принято последними номерами ставить в программу лучшие номера. Цена нашего признания - выступаем последними! С этого момента добрая молва и слава бегут впереди ансамбля из Мордовии…

 

Французская Каталония

 

Второй этап фестиваля назывался «Традиции». Ансамбль попадает в регион каталонцев, где по-французски говорят с испанским акцентом. - Во Франции прохладно, свежо, моросит дождь, а первые страницы газет сообщают: «Россия в огне!», - вспоминает сопровождавшая коллектив в качестве переводчицы преподаватель 12-й гимназии Саранска Наталья Шароватова. - Все очень переживают за своих родных, за любимую Мордовию, о которой нас подробно расспрашивают. Мордовские песни и танцы вызывают неподдельный интерес и удивление. - Правда, на фестивале произошло недоразумение, - говорит художественный руководитель ансамбля Василий Четыркин. - О каждом регионе-участнике была подготовлена презентация. Каково же было наше удивление, когда обнаружилось, что в тексте презентации содержится ложное представление о Мордовии - будто у нас до сих пор ездят в телегах, да еще и по плохим дорогам! Нужно отдать должное нашей переводчице Наталье Шароватовой, которая просто спасла ситуацию, разрешив возникшее недоразумение. Она объяснила организаторам фестиваля, что наша республика идет в ногу со временем, а по многим позициям даже опережает другие регионы, рассказала о высоком качестве дорог в республике, о наших олимпийских чемпионах и множестве других достижений.

 

На родине д’Артаньяна

 

Приезжаем в Гасконь. Даже вино здесь называют именем д’Артаньяна. День выдался насыщенным: три концерта, и каждый в необычных местах - в доме престарелых, на площади перед церковью и вечером - в старинной церкви с прекрасной акустикой Нотр-Дам де Лизьер. - На следующий день вновь выступаем последними, за Казахстаном и Болгарией, которые оригинально поют и играют на национальных инструментах, - рассказывает Василий Четыркин. - Зал наполнен до отказа. Конечно, волнуемся, хочется произвести впечатление. Однако эффект превзошел все ожидания. Зрительный зал спокойно проводил Казахстан, Болгарию. Мордовию возвращают на сцену и не отпускают, публика выделила именно нас, аплодируя нам стоя и устроив долгие несмолкающие овации! Пришлось возвратиться на сцену и вновь исполнять «Вай, верьга» и «Пшеницу». После выступлений было много желающих купить наши концертные костюмы, но, конечно, об этом не могло быть и речи, ведь для артиста концертный костюм - это святое. Многоголосие, хрустальное звучание голосов, роскошные голубые костюмы покорили зрителей. Из зала доносится: «Умарина» - лучшая!». Местная газета «Ла Депеш» публикует заметку «Умарина» покоряет публику». Многие, кто слушал ансамбль в храме, приезжают на концерт в другой город, чтобы еще раз посмотреть на мордовских артистов. На следующий день - закрытие второго этапа фестиваля. Выступают Казахстан с композицией «Свадьба», Болгария со своими стремительными танцами, Польша в величественных головных уборах и костюмах кружится по сцене, Индия удивляет публику цирковыми трюками. И вот, наконец, выходит наш ансамбль. Красно-белая гамма заполняет всю сцену. «Умарина» завораживает зал с первых минут. Расшифровка названия коллектива - «Яблонька» - вызывает оживление в публике, ведь именно здесь производят отменный яблочный сидр. «Яблонька» объединила наши народы. Выход мужчин с «Розь паксяв» - и дамы привстают, чтобы увидеть игривые движения, которые танцоры выделывают ногами. Дроби, присядки и акробатические пируэты «Барыни» вызывают шквал аплодисментов. Настала очередь зрителей-мужчин замирать, глядя, как вытанцовывают солистки. Только юбочки развеваются… А когда на сцену в финале выплывает бело-голубое атласное облако, в зале раздается вздох восхищения.

 

 

«Умарина» - открытие фестиваля!

 

- Третий этап фестиваля - «Культуры мира» - проходил в городе Сен-Шели д’Апше, - говорит Василий Четыркин. - Зал полон, зрители съехались со всех ближайших деревень, в некоторых - по 25-30 жителей. Много людей в инвалидных колясках - департамент Лозер принимает инвалидов со всей Франции. Возникает форс-мажор. Мы, как всегда, должны выступать последними, но где-то на горных тропах потерялся турецкий коллектив, и нам надо срочно выходить на сцену. Уже заканчивают свое выступление юные, страстные, озорные колумбийцы, после которых - турецкая очередь. «Умарина» спасает ситуацию. Никого не приходится подгонять, все действуют быстро и слаженно. Следом за колумбийцами выходить на сцену непросто - талантом латиноамериканцев Бог не обделил. Но солистки мордовского ансамбля зачаровывают публику своими танцевальными вращениями-волчками. Концерт даже пришлось увеличить вдвое…  Вот уже почти месяц «Умарина» колесит по Франции. Конечно, соскучились по родной Мордовии. Но каждый день группу ожидало что-то особенное - будь-то поездка в удивительный городок Мальзье или пикник на берегу живописного озера в горах на высоте 1000 метров, окруженного сосновым лесом, где над головой - синее-синее небо с нависающими совсем близко облаками… Последние дни фестиваля очень насыщенны. Франция прощается с фольклором разных стран. Мордовский ансамбль - признанный лидер. «Умарина» награждена сертификатом лучшего коллектива фестиваля.

 

Ждем вас снова!

 

Едва ансамбль успел вернуться на родную мордовскую землю, как художественный руководитель «Умарины» получил письма-приглашения сразу на несколько фестивалей. В официальном письме, адресованном ансамблю, Президент фестиваля Ив Ор сообщил, что на следующий год «Умарину» ждут на 20-й юбилейный фестиваль: «Спешим сообщить вам, насколько высоко оценено качество выступлений фольклорного ансамбля «Умарина» во время вашего пребывания в Испании и Франции... Мы, организаторы и публика фестиваля, очарованы великолепием и вкусом ваших костюмов, особой манерой исполнения хора, изысканной хореографией. Впечатление, которое вы оставили, - это восторг от сильного, дружного, исключительно талантливого коллектива. Спасибо за все эти качества! Мы обязательно увидимся вновь!». Еще одно приглашение «Умарина» получила от директора самого престижного европейского фестиваля Филиппа Боссана: «Мы приглашаем 15 лучших ансамблей с 4 континентов, которые были тщательно отобраны для участия в этом международном событии. Ваше участие - признание высочайшего творческого мастерства».

 

 
 
19.04.2017
 Яков Кулдуркаев ЭРЬМЕЗЬ Ёвкс кезэрень пингеде
16.04.2017
 ИНЕ ЧИ МАРТО, ЭРЗЯТ!
15.04.2017
 Эрзянь келень Чи матро !
13.04.2017
 Фильм о народе эрзя
9.04.2017
 Эрзянские керемети не просто стереть с лица земли

<<   апрель 2017    >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 
 
 
 
 
1
2
3
4
5
7
8
10
11
12
14
17
18
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30


Эрзянь ки. Культурно-образовательный портал. 2008