РЕЛИГИЯ ОТРАЖАЕТ ИСТОРИЮ И КУЛЬТУРУ НАРОДА

               

 

  «Верховным мордовским божеством и создателем мира был Шкай или Шкабаваз (от мокшанского ши - день, солнце; шка - время; баваз - бог) - бог солнца, времени, верховный бог мокши…»

                                                                                       из трудов Н.Ф.Мокшина

 

 

 

 Религия  отражает историю народа, его традиции, образ жизни и  культурное состояние.  В этой связи стоит обратить особо пристальное внимание на дохристианские религиозные верования мордвы и задуматься  над объективностью сделанных выводов,  правдивостью их описания, тем более для этого есть очень веские причины. Именно об этом и пойдет речь в данной статье.

 Основой источник сведений о мордовской религии  - это труды известного ученого Н.Ф. Мокшина, о чьих исторических   «подвигах» уже рассказывалось не единожды.  Этот «замечательный» ученый почти всю сознательную часть своей жизни боролся и борется против веры и культуры  эрзянского народа. Многие его считают крупнейшим специалистом по мордовской религии и этнографии. Между тем, именно он в годы коммунистического строя  возглавлял  борьбу против народных верований и вел атеистическую пропаганду.

Доказательством тому может служить автореферат диссертации              Н.Ф. Мокшина за 1964 г., в котором содержится очень интересное, на мой взгляд, замечание о трудностях  атеистической борьбы с мордовской религией. По мнению «специалиста по мордовской религии» эта борьба затруднена в связи с тем, что она проявляется во всем годовом цикле народных праздников. Н.Ф.Мокшин говорит, что для начала надо сломать это кольцо хотя бы в одном месте, т.е. сделать хотя бы один календарный народный праздник устойчиво советским и безрелигиозным, тогда будет легко поломать всю систему национальной веры.

С крушением социалистического строя и уходом  атеистической пропаганды, Н.Ф.Мокшин диаметрально изменил направление своей деятельности и  издал «содержательную» книгу "Религиозные верования мордвы".

 Однако можно ли доверять мнению яростного борца против веры своего народа, особенно после приведенных выше строк о тактике выжигания национальных обычаев?!

Есть еще одна  важная заслуга гражданина Мокшина, он объявил два изначально разных народа близкородственными, обозвал «мордвой» и смешал две религии, а точнее, остатки мокшанской религии и эрзянскую национальную веру. Данное действие исказило суть эрзянского культурного наследства, а главное,  извратило восприятие исторических традиций и культурных ценностей эрзянского народа. Все это способствовало искоренению памяти о героическом прошлом предков эрзян.

 Мордовский псевдоученный   Мокшин добился своей цели по уничтожению эрзянских национальных обрядов и самой веры.

 И теперь мало уже кому известно, что религия мордвы-мокши исторически не имела ничего общего с эрзянским национальным верованием. Как известно, национальная вера рождает традиции в хозяйственной и культурной жизни, она формирует менталитет и самосознание народа, что обеспечивает развитие нации. Все эти явления, как правило, отражаются в космогоническом эпосе народа и передаются из поколения в поколение.

 В рамках единого мордовского народа при фактическом отсутствии единого мордовского языка нам  предлагают общие названия божеств и обрядов, которые являются исключительно книжной фальсификацией, так как рождались они под пером ученного, воюющего с эрзянской верой, культурой, языком, самосознанием, лишающего тем самым эрзянский народ права на будущее. Его антинаучные  теории  низводят эрзянский народ до уровня субэтноса, а язык – до диалекта несуществующего мордовского языка.

 Вот так  автор труда Н.Мокшин знакомит читателя с мордовской верой: «верованиях мордвы обращает на себя внимание большое количество женских божеств. Названия их обычно состоят из двух слов, т. е. двухосновные: божество леса (вирь) — Вирь-ава (ава — женщина, мать), воды (ведь) — Ведь-ава, земли (мода) — Мода-ава, Мастор-ава, ветра (варма) — Варма-ава, огня (тол) — Тол-ава, дома (кудо) — Кудо-ава и т. п. Наряду с божествами-женщинами встречаются и божества в мужском образе: Вирь-атя (атя — старик, мужчина), Ведь-атя, Мода-атя, Варма-атя, Тол-атя, Кудо-атя и др., считавшиеся мужьями женских божеств».

   Обратите внимание на данный текст, в котором на первый взгляд все доходчиво и просто, но есть скрытые фальсификации. Во-первых, все перечисленные женские божества принадлежат исключительно к эрзянскому пантеону, и не имеют к мордве-мокше никакого отношения. Во-вторых, эрзянский язык значительно отличается от мокша-мордовского и языковой анализ названий божеств может доказать первое утверждение. В качестве наглядности приведем пример: Вирь-ава в эрзянском языке «АВА» имеет значение — женщина, мать, а в мокша-мордовском только,- женщина. Слово «мать»  в мокша-мордовском «ТАДЯ», а ведь в этом эрзянском пантеоне божеств как раз основное значение имеет  понятие «мать».  

В другом случае Мода-атя, «атя» в эрзянском— старик,  а  в мокша-мордовском имеет значение  «дед», что собственно не тождественно. Но самое главное - в эрзянской вере нет божеств в образе «атя» (старик).   

«Масторава»,- имеет более глубокое понимание, чем просто «Мать-земля», т.к. «Мастор» для эрзян это сама земля, поверхность земли со всем ландшафтом  и государство Эрзянь Мастор. В мокша-мордовском языке не было слова и понятия «Мастор», следовательно «Мать земля» в мокша-мордовском языке должно звучать Мода-ТЯДЯ – тадя (мать).  Читатель должен уже уловить логику  для чего вводилось не существующее божество Вирь-атя, Мода-атя и т.д.

Вот еще одно интересное мокша-мордовское божество дома -  Юрт-ава (женщина), это божество нам раскрывает тюркский компонент мордвы-мокши,  ведь именно в тюркских языках (yurt, yurta) — переносное жилище кочевников, йорт- дом, на татарском. Читатель, наверное, удивлен, ведь история рассказывает нам об общем прародителе (городецкая культура) эрзян и мокшан, а тут вдруг тюрки и юрты.

  Для того чтоб иметь представление о религии мокшан, процитируем  Иосафат Барбо (1436-1452 гг.):  «Я  обладаю, пишет он, - хорошей осведомленностью  относительно мокши (Moxii) и потому расскажу все, что, знаю, об их веровании образе жизни. В известное время года они берут лошадь, которую приобретают сообща, и привязывают ей все четыре ноги к четырем кольям, голову - к отдельному колу. Все эти колья вбиты в землю. Затем приходит человек с луком и стрелами, становится на соответствующее расстояние и стреляет в сердце до тех пор, пока, не убьет лошадь. Потом ее обдирают, из шкуры делают мешок, над мясом совершают какие-то свои обряды и съедают его; шкуру туго набивают соломой и зашивают ее так искусно, что она кажется цельной: вместо каждой из ног подставляют прямой брусок дерева - так, чтобы лошадь могла стоять, будто живая на ногах. Наконец они идут к какому-нибудь большому дереву обрубают соответственным образом сучья и прилаживают сверху на помост, на который и помещают эту лошадь стоймя. В таком положении они ей поклоняются и приносят в дар соболей, горностаев белок, лисиц и другие меха».

 Об этом же свидетельствует и заметка  XV в.  ди Ленна о Барбаро (N. di Lеnnа, р. 31). Говоря о «московитах», автор указывает, они язычники (idolatri), и   поклоняются   первому встреченному ими по выходе из дома животному, что они почитают набальзамированных   лошадей, водруженных на деревья.

А теперь, для внесения ясности, приведем текст Иоганна Георга Гмелина «ПОЕЗДКА ПО РУДНОМУ АЛТАЮ В АВГУСТЕ-СЕНТЯБРЕ 1734 ГОДА» (из книги Reise durlch Sibirien von   dem Jahre  1733-1734»): «16-го пополудни мы приехали в одну деревню, верстах в трех от Кузнецка, населенную татарами-телеутами. Когда едешь сюда из Ильинского погоста, деревня эта остается слева. Она состоит из разного рода жилищ, в одних живут зимой, в других летом. Зимние избы точно такие же, какие мы видели в Калтираке. Летние хижины имеют круглую форму, кверху они заострены, внизу же имеют в поперечнике около 3 сажен. Маленькое, снабженное дверью, отверстие, которое обычно делается на восточной стороне юрты, служило входом. Наверху посередине имеется другое круглое отверстие, через которое выходит дым. Внутри кругом вдоль стен сделаны широкие скамьи, а посередине в земле выкопано небольшое углубление, где варят пищу. Строятся эти юрты из камыша, который накладывается на корпус из связанных вместе тонких жердей. Чтобы в юрту не проникал дождь, между камышом и жердями прокладывают бересту…

Эти татары не являются магометанами. Их религия не имеет какого-то определенного культа, и они, кажется, и сами не знают, во что верят. Они верят в единого бога, которого они прославляют таким образом: каждое утро они становятся лицом к востоку и благоговейно повторяют такую краткую молитву:

- Не бей меня, не убивай!

Близ их деревень имеются такие места, которые на их языке, отличающемся от обще-татарского, называются «таюлга». Березовые колья, вбитые на расстоянии сажени друг от друга, образуют четырехугольник, у которого один или несколько раз в году совершаются жертвоприношения. Убивают лошадь, снимают с нее шкуру и, рассаживаясь вокруг таюлги, съедают мясо убитой лошади. Шкуру набивают, а в морду чучелу вкладывают одну или несколько веток с листьями, и чучело сажают сверху на таюлгу, на которую для этой цели накладывают поперечины.

Кладут его мордой к востоку, да и сама таюлга устанавливается по направлению к востоку. Заметив, что русские не прочь воспользоваться шкурами их жертв, татары устанавливают теперь свои таюлги близ деревень. По бокам таюлги мы заметили также три березовых шеста, которые стояли в один ряд, приблизительно на расстоянии сажени друг от друга и были связаны поперечной веревкой. На верхних концах двух наружных шестов имелись маленькие четырехугольные, горизонтальные привязанные дощечки, по углам которых были поставлены прямостоящие деревянные, обвитые конскими волосами, палочки в несколько дюймов длиной. На веревке было развешано множество разноцветных лент, которые свешивались на несколько дюймов в длину. Между каждыми двумя шестами я насчитывал по 14 ленточек. Кроме того, на верхнем конце средней палки была привязана заячья, а рядом с ней, между первой и второй палочками - горностаевая шкурки. Мясо этих животных также пошло бы на обед. Когда мы спросили, могут ли здесь пригодиться шкурки других животных, нам объяснили, что только эти животные являются священными. По их словам, лисица для этой цели не пригодна, так как она копается в земле.

Эта их таюлга считается священным местом, так как в их воображении шкуры, которые на нее кладутся, кладутся в честь бога, в виде жертвы ему, так как во время вышеупомянутой церемонии они обычно совершают свои моления…

Что касается их прочих обычаев, то можно упомянуть о том, что у них позволяется многоженство, и что они не едят свинины, но пьют водку, которой нередко напиваются допьяна. ….

Можно бы, без сомнения, еще многое рассказать о них интересного, но они настолько хитры, что всеми способами скрывают свои обычаи».

 

Единому народу присуща единая вера и одинаковый ритуал. В 1716-1717 году казаки решили послать своих воинов во главе с Бековичем и солдатами Петра I для усмирения Хивского хана, который не хотел принять русского подданства. Эта армия была наголову разбита мужественными воинами Хивского ханства. Сам Бекович был пойман, заживо ошкурен, и снятая с него   кожа,   набитая   соломой, висела на главных воротах города Хива. Из 800 казаков бегством спаслось только 2 человека, которые и рассказали душераздирающую историю своего поражения.

Про изготовление чучел из лошадей с использованием соломы написан даже роман, вот небольшой отрывок: «…- Эту лошадь они сейчас съели, а шкуру соломой набили и выставили на шесте. Загон этот, таюлга, будет стоять до следующего их прихода, когда вновь угонят чужих лошадок. Теперь они пили очень крепкую, двойной перегонки водку, настоянную на табачных листьях. Вот пили они эту арзу, закурили одну на всех большую трубку и поют свою песню.  Песня у них страшная. Они поют о том, что никого не боятся, кто им встретится на пути, того сделают своим ясырем-пленником, а то и вовсе убьют.

 Когда убивают врага, то дают каждому члену шайки по кусочку сердца убитого человека.

 Разбойники пели низкими голосами и передавали от одного к другому, величиной с арбуз, трубку-комзу, с длинным тонким мундштуком. Каждый делал по две-три затяжки. Пахло паленым, какой-то горелой травой и немножко табаком.

Среди разбойников было три женщины, они тоже пили водку и курили трубку.

- Уйдем, убьют! - умолял Бадубайка. -Я же знаю их повадки….».

( Борис Климычев. ЛЮБОВЬ И ГНЕВ ВОРА-ПОДРЕЗА. Описывается 17 век )

 

Хочется заострить ваше внимание и на отношении татар к лисице: «По их словам, лисица для этой цели (ритуала, от авт.) не пригодна, так как она копается в земле». Из данного повествования можно сделать вывод о пренебрежительном отношении татар–телеутов к земледелию. Для сравнения процитируем западноевропейского путешественника, где описывается народ мокша.

Виллем Рубук (1253 год) упоминает страну Моксель (Moxel), т.е. страну мокши» (Н.М.): «Эта страна за Танаидом (Доном) очень красива, имеет реки, леса. К северу Северу находятся огромные леса, в которых живут два рода людей, именно Моксель, не имеющие не какого закона, чистые язычники. Города у них нет, а живут в маленьких хижинах в лесах (юрта из камыша?). …. В изобилии у них имеются у них свиньи мед и воск, драгоценные меха и соколы».

Иосафат Барбо. (1436-1452 гг.): «Народ питается больше всего мясом, преимущественно диких животных, и рыбой, которую ловят в здешних реках. Это все что мы могли рассказать о мокше».

С. Герберштейн: «…Они (мокша и морденс) живут, рассеяно по деревням, обрабатывают поля питаются дичиной и медом, имеют в изобилии драгоценные меха».

Из приведенных сообщений совершенно определенно следует, что основное занятие мокшан, это охота с зачатками земледелия и животноводства. Собственно остатки дохристианской религия мордвы-мокши является подтверждением правильности сделанных выводов.

 В качестве примера обряда моления мордвы-мокши  уважаемый Н.Мокшин приводит уча-озкс (уча-овца, мокш.), а вот слова «озкс» со значением моление в мокша-мордовском языке отсутствует. Само слово уча (овца) имеет близкое значение к «чабан» (пастух овец), который погоняет  криком «ча», а так же близко к слову «овчарня» (загон для овец) и говорит опять же о тюркских корнях мордвы (уча- овца, кабардинский язык, тюркский. Кабардино-Балкария).

 Стоит сказать еще немного о национальном мокша-мордовском  празднике "Акша келу" (белая береза), проводящимся в Зубово-Полянском районе Мордовии, ( ак – белый, на татарском, на эрзя ашо).

У сибирских татар почитаемыми Деревьями были: береза, сосна, отличавшиеся большой высотой. 

 Березы   под сенью минаретов наглядно свидетельствуют о роли Ислама в судьбе российских   татар  и России в целом, рассказывает  Айрата Галимзянова. «Даже белая береза, обычно трактуемая как символ России, здесь воспринимается как символ принятия Ислама. Ведь именно благодаря отвару, сваренному асхабом (соратником пророка Мухаммада) из распустившихся в зимнюю стужу березовых почек, была спасена дочь Айдар-хана, и булгары уверовали в истинность религии…»

К исламу мордва-мокша имеет прямое отношение через свою бинарность (двуединство). Мордва (морденс) исповедовали ислам, сей факт засвидетельствовали Виллем Рубук, С. Герберштейн, Рафаэль Барберини, а так же прямую связь с татарами: «За право откупа сбора на полученных от ордынских ханов уделах, мордовские (Мокши и Мердас) князья, были обязаны, прежде всего, военной службой со своими отрядами, а так же поставкой рабочей силы для проведения общественных работ по требованию золотоордынской администрации. С этого времени отряды мокшано - мордовских князей включаются в состав карательных золотоордынских отрядов, направляемых ханами на северо-Восточную Русь, например во главе с печально известным Кавгадыем  при походе на Смоленск в 1340 г. И т. д.». (Книга «Мордва» (Мордва и золотая орда)  стр. 59 В.В. Гришаков).

Думаю, что читателям любопытно будет узнать о том, что мордву-мокшу относят  к  группам с большей или меньшей степенью выраженности признаков монголоидной рас: «Эти признаки отчетливо выражены у мордвы-мокши на северо-западе Мордовской АССР, у марийцев, удмуртов, коми-пермяков и некоторых группах коми-зырян, живущих на юге КомиАССР.  Все они имеют сравнительно слабый рост бороды, разрез глаз относительно узкий, разрез оси глаз часто наклонное, встречается эпикантус («монгольская складка» — особая складка у внутреннего угла глаза), лицо уплощенное, скулы средневыступающие, переносье пониженное, довольно часто встречается прохейличные формы профили верхней губы. По этим признакам перечисленные группы мало отличаются от татар Среднего Поволжья и северо-западных башкир» (К.Ю. Марк).

А вот как писал о мордве-мокше Мельников –Печерский: «В то же время, то есть в половине XIV столетия, другое племя мордвы, мокшане, подверглось сильному влиянию татар. Во время возникших в Орде междоусобиц мурза Тагай из Бездежа завладел мокшей, жившею в нынешней Пензенской губернии, и утвердился в городе Наровчате. Таким образом, произошла "Наровчатская орда", состоявшая собственно из мокшей".

Единственное, в чем ошибался Мельников – Печерский, так это в том, что писал о влиянии татар на мокшан, а не о чисто тюркском происхождении мокшан.

Именно с конца 19 века  в литературе и документах, начинают активно писать об эрзя-народе как о мордве. Ученые Мордовии являются продолжателями начатого в те годы мордвинизации эрзян России.

 Мордовский Шкабаваз, созданный Н.Мокшиным и некоторыми  другими «великими» фальсификаторами, остался единственным богом мордовского народа, о котором нам ничего неизвестно, равно как и самой мордве, ибо знали мокшане бога Шкай (бог, на мокш.), а вот «шка»- время. О боге Шкай не было ничего известно потому, что молитва мокшан была к нему очень краткой; «Обыкновенная молитва к верховному богу у мокшан коротка: "Шкай! оцю Шкай, верду Шкай, ванымыст! Боже, верховный боже, начальный боже, помилуй нас!». (Мельников-Печерский, «Очерки мордвы»). Совсем как у татар-телеут. «Их религия не имеет какого-то определенного культа, и они, кажется, и сами не знают, во что верят. Они верят в единого бога, которого они прославляют таким образом: каждое утро они становятся лицом к востоку и благоговейно повторяют такую краткую молитву:

- Не бей меня, не убивай!»

 

Создавался бог мокшан с тройным  именем Шкабваз, Шкай, Шкайпаз – (богбог- так это переводится с мордовского), исключительно для того, чтоб  затмить имя эрзянского  солнце бога ЧИПАЗА.

Обратимся вновь к Н. Мокшину, к его трактовке: «Шкай,- от мокшанского ши - день, солнце; шка - время; баваз - бог) - бог солнца, времени, верховный бог мокши…».

«Уважаемый» профессор вновь нас обманывает: не может слово «шка» означать солнце (ши)! «Паваз» в мокшанском языке, значит «счастье», а не бог, «Шкай»– бог, при том в эрзянском языке Поваз – повешенный.  Эрзянский Чипаз (Солнце бог) отвечает на вопрос кому поклонялись эрзяне, в случае с мокшанским Шкай (Бог), мы не получаем ответа, следовательно мы не можем определить кому же они поклонялись.

Мокшане не могут быть одним народом с эрзянами, а в связи с этим не могли слагать совместно эпических произведений и тем более иметь  общую веру, сходство верований достигалось исключительно приписывания эрзянской культуры мордве-мокше в качестве наглядности пример из книги: «тут обыкновенно совершается молян Чимпазу –Богу солнца, который благословляет браки. Чимпаз батюшка! Благословимак паро тев! Максамак учаска!Максамак эйкакшне лама!,т.е. « Бог солнца, Батюшка! Благослови доброе Дело! Дай счастья! Дай детей много!»»(Арзамасский уезд). Далее идет описание свадебного  обряда  в котором участвует лошадь и  автор книги делает пояснения читателю, «следует заметить, что лошадь приносила во время оны мордва в жертву Чимпазу и Шкаю»,- наглядный пример обобщения автором,  после которого у читателя складывается мнение об схожих обычаях эрзян и мокшан ибо не приносили эрзяне в жертву лошадей Чипазу. Затем предлагается молитва мокшанская с.Пичилей Городищенский уезд: «Шкай! Оцю-Шкай! (или! Паз! Чипаз!) Юртазырава, Матушка! Кудазырава, Кормилица! Кулат! Благословасть мин тев! Иолматненди максасть павас, козэма, лама цоратннен (или Юртава, Кудоава! Куложне! Благославамыз мин теве! Цоратнен максымыз участка, шупав тши, эйкакшнэ лама!», здесь наблюдается использование мокшанских и эрзянских божеств с совершенно одинаковым текстом с эрзянским, что может свидетельствовать о заимствовании его от эрзян и приписке его к мокше, переделав на мокшанский язык.(Очерки юридического быта мордвы. В.Майнов)

 

 Чтобы развеять остатки сомнений  читателя, ознакомимся с трудом А.И. Звездина «Краткий очерк лукояновского уезда нижегородской губернии», описывающим в частности и традиции мокшан Нижегородской губернии конца 19 века:

 «По характеру эрзя и мокша резко различаются между собой; общее обоих заключается только в том, что как-то, так и другое любят не подвижность и домоседство,- резкий контраст русскому крестьянину, расторопному, смышленому и способному на всякого рода работу, когда видит пригодность и пользу ей.

 Но эрзя, не охотно относясь ко всякого рода промыслам, честно и добросовестно относится к земледелию и хозяйству вообще: земля для нея-все; на землю и хозяйство она смотрит как на святыню и потому дорожит ими и употребляет все свои силы, все свое умение для поддержки и развития их. Впрочем, эрзя, стремится и к подсобным промыслам. Между ним и даже исключительным образом развит один из выгодных промыслов - портняжный.

Особенно - же отличается эрзя, как от мокшан, так и от русских, чистоплотностью, по отношению к дому и к одежде. Первое, что вызывает удивление при в ходе в их дом, это чистота и опрятность. Стол, скамьи, лавки тщательно вымыты; каравай хлеба и солонка покрыты чистою скатертью, пол старательно выметен; словом, во всем видна заботливая рука хозяев, тогда как частенько в просторных избах русского рискуешь навихать ноги и одуреть от дымовой топки (по черному без труб) когда по избе носится зеленый чад, и от какого то неприятного специфического запаху.

Совершенную противоположность эрзя и русским представляют мокшане. Они по всему уезду слывут чуть не за диких людей, ради грубости их нравов и оригинального образа жизни. Неряшество до такой степени въелось в них, что обратилось в привычку. О солидарности в отношении к другим и не может быть и речи.

На сколько они грубы, на столько и хитры. Все изменяющее время на них действует как то не заметно: это отчасти доказывается тем, что среди них доселе существует масса самых нелепых суеверий, не смотря на просветительскую деятельность духовенства.

Вообще говоря, мокша,- народ ленивый, неспособный ни на какой промысел, или лучше: не стремящийся к нему для улучшения своего благосостояния. Только и можно указать на один промысел, замечаемый между ними (среди мокшан с. Печи) на заготовку и продажу углей, которые они сбывают в Починки, Лукоянов, или развозят по кузницам различных селений.

 Хотя прибыльность этого промысла несомненна, но, тем не менее несомненно, и то, что пережигание углей ощутительно отзывается на их жизни, увеличивая и без того сильную небрежность… Между мокшанами существует особый разговорный язык, отличный от языка эрзи; и тогда как эрзя в большинстве обрусела и освоила чистый русский выговор, мокшане плохо его понимают, и вообще туго поддаются влиянию русских, упорно сохраняя своеобразные традиции…»

  (Стр.296 Краткий очерк лукояновского уезда нижегородской губернии. А.И. Звездин.)

  И еще один источник того же времени из Нижегородской губернии:

 «Если же национальность еще сохранилась в двух соседних сёлах, т.е. в Печах и Темяшеве, то это свидетельствует только о позднем переселении народа из-за Мокши, пензенской губернии, где мокшане до сих пор живут значительными группами, неподдающимися ни какой цивилизации; тогда как в лукояновском уезде священники и школы имеют значительное влияние на мордву, и по тем видимым успехам, которых достигают ученики, можно, наверное, сказать, что через десяток лет национальность темяшевской мордвы окончательно исчезнет.

 Характер мокшан совершенно иной, чем эрзян; в нем нет благородной простоты эрзян, которую заменяют хищничество, лукавство, свирепость нрава, неряшество и безнравственность девичьей жизни. Вообще это племя стоит на низшей ступени образования, имеет свой разговорный язык и, хотя считается христианским, но, говоря серьезно, ждет еще своих миссионеров».  (Нижегородский сборник Гациского А.С.).

 Википедия, также дает информацию о жизни мокшан нижегородской губернии: «На месте нынешних Печь, были раньше непроходимые леса. Люди поселились сюда из разных мест, но больше всего из Тагаева и Кенди. Многие бежали сюда от притеснения помещиков и от тяжелой работы. Здесь в низине протекала речка, название которой еще не было. Вдоль этой речки, поселившиеся сюда, люди клали глинобитные печи, в которых гнали сосновую смолу и берещатый деготь, гнули обода…

 По нации эти люди были мордва, а пришли они со стороны реки Мокши. Они делали себе землянки вдоль речки. В них было холодно и сыро. В речке Печке водилось много рыбы, а в лесах было много диких зверей. Поэтому люди занимались рыболовством и охотой. Пушнину, смолу, деготь сдавали государству, а за это все эти 5 хозяйств освобождались от воинской повинности…(от автора: в конце 19 века мокшане практически не занимаются земледелием).

Культура в с. Печи была невысокой. Постепенно от землянок люди стали переходить к строительству деревянных домов. Дома строили небольшие, с плоскими крышами, покрытыми соломой, а чаще хворостом и листьями («живут в маленьких хижинах в лесах» Виллем Рубук (1253 год)). Пол в избах был земляной, который убирали только раз в год. В избе находился и скот. Окна были маленькими, натянутыми пузырем, а чаще заткнуты соломой или тряпкой. Лет 60-70 топили по- черному: дым выходил в дверь и в окна. В домах было грязно и сыро…

 Главой семьи считался мужчина, женщину за человека не считали. Особенно тяжело было в доме молодухе. Ее заставляли работать, она не доедала, все могли и били ее: и муж, и свекровь, и даже деверь. Женщина не имела право даже называть по имени своего мужа, а только по прозвищу. Эта традиционная привычка сохранилась у старых женщин до сих пор. В селе грамотных людей почти не было. Люди села были сильно суеверны. Они верили в домовых, оборотней, разному колдовству и в другие разные приметы…

Советская власть в с. Печи ( В 1915 году от него отделилось село Санки) пришла в 1917 году в декабре. Первым председателем был Матаев. Но это был очень опасный человек, это - скрытый враг. Внешне он стоял за новую власть, а в душе ненавидел ее. Он и его помощник Давыдов убили 10 активистов, преданных делу революции, среди них двух женщин. Но скоро он был разоблачен и арестован. В Лукоянове его расстреляли.

 Богатые недружелюбно встретили новую власть (о богатых читать выше, от автора), они не только ничем не помогали, а наоборот, все прятали и вредили, как могли. Многие, даже бедняки, дезертировали. Они прятались в лесах, жили в землянках, часто грабили проезжий народ. В селе часто были кражи и пожары. Мужчин в селе стало мало, женщинам приходилось выполнять всю тяжелую работу. Жили бедно, голод был первый гость. После гражданской войны началось восстановление хозяйства. В 1929- 1930 г.г. образовался колхоз. Приехал из Лукоянова товарищ, собрал собрание и стал говорить про коллективное хозяйство. На другой день пришло несколько человек, и вступили в колхоз. Они пригнали своих коров к дому попа. Двор попа стал общим. Вначале в колхозе всего насчитывалось 16 домохозяйств. Организации колхоза мешало кулачество. Кулаки прятали хлеб, отравляли, сбивали народ с правильного пути, скрывались в лесах, организовывали банды и нападали на активистов, а иногда даже на простой народ».

 Вынужден заметить, уважаемый читатель, что наличие богатых и кулаков в с. Печи противоречит всем историческим сведениям, а главное самому тексту статьи, где описывается уровень жизни сельчан.

Настало время вернуться к работе Мокшина и привести единственную действительно мудрую цитату из труда  работы:

«Таким образом, знание истории религии способствует лучшему воссозданию исторического прошлого народов. Материалы языческих верований мордвы имеют немаловажное значение  для всеобщей истории религии, позволяют глубже осмыслить ряд общих вопросов, связанных с происхождением и эволюцией религии как особой формы общественного сознания….

Установлено, что у наиболее отсталых народов мира нет или почти нет космогонических мифов. Требуется, видимо, сравнительно высокая ступень развития человеческого сознания, чтобы могли возникнуть столь общие и отвлеченные вопросы. Первобытный человек над ними едва ли задумывался: внимание его привлекали лишь отдельные, частные явления,  по мере того как они поступали в круг его трудового опыта, но  мир в целом, земля, небо казались ему чем-то раз и навсегда данными, о происхождении чего незачем и спрашивать».

 Это высказывание Н.Мокшина раскрывает истинную цель создания «мордвы» как народа, а именно: уничтожить знания о религии и вере, чтобы нельзя было воссоздать историческое прошлое мордвы-мокши и эрзянского народа для восстановления правдивой исторической картины. Приведенная цитата наглядно подтверждает, что Н.Мокшину были хорошо известны истинные причины отсутствия эпоса у мордвы-мокши. Однако, несмотря на свои знания, пренебрегая исторической правдой,  он принял участие в создании и публикации мордовских небылиц («эпоса»), которыми мордва пытается скрыть реальное отсутствие мокшанских космогонических мифов.

Еще не забыто как Мокшин и представители мокшанского народа вели активную борьбу против издания эрзянского эпоса «Масторава» на эрзянском языке под авторством А.Шаронова. Выступления со стороны Н. Ф. Мокшина, А. Кривова против эрзянской «Масторавы» были в газете «Вечерний Саранск».

Н. Ф. Мокшин был против публикации по той причине, что он, якобы, тоже мог написать подобное произведение (А.Шаронов). Но, согласитесь, данный довод просто смешон, истинные причины  антиэрзянских выпадов активного участника атеистической пропаганды надо искать в другом.

 «Масторава» поставила,  литературу эрзя-народа в один ряд с великими литературами мира, такой эпос имеют лишь несколько европейских народов, что указывает на её  культурное значение.

Позорное издание  лживой мордовской мифологии в 2009 г. в переводе с мордовского (несуществующего языка) Юшкиным В.Ю отразило реальное состояние религии и  культуры современной мордвы-мокши.

 В качестве подтверждения привожу цитату из самой  книги: «В мордовском народном эпосе раскрывается поэтическое мышление народа, как отмечал профессор В.Горбунов, «удивительная способность к художественному обобщению окружающей действительности…»». («мордовский эпос», стр.5).

Давайте заглянем в мордовскую действительность и ознакомимся с религиозным представлением современной мордвы-мокши. Не пугайтесь, когда встретите на страницах этой книги откровенно шокирующие мысли. Знакомьтесь, встреча мордовского двуликого бога (Шкай-Нишкепаз) и сатаны, как великого мордовского триединства при создании мира:

 

И заговорил он торопливо:

-Ты жалеешь, Нишкепаз великий,

Что нет брата у тебя, Шкай грозный,

Что тебе нет верного помощника,

Что тебе нет мудрого советчика,

Что тебе, мол, нет сотворить мир не с кем,

Не с кем сделать землю все благую?

Ну а чем тебе не брат я буду?

Быть тебе советчиком – мне в радость!

-Что же будь советчиком и братом.

Сотворить нам землю вместе лучше.

(стр.43)

 

Мы не будем говорить о поэтической форме стиха и его грамматике, эту тему раскрыл подробно А.Шаронов в статье ««Золотая коллекция» тысячи нелепиц», так как нас интересует тема религии, поэтому продолжаем.

 После создания земли, мордовский  триедин, задумал смастерить человека, на предмет чего держал совет с  богами о создании человека определенной национальности и со своим языком. Что из этого получилось, узнаете, прочитав выдержку, следите за разворотом сюжета:

 

…Он жену привел для человека, (создан был один человек, от автора)

Передал ее, кормилец в руки

и сказал слова такие:

-Пусть она тебе женою будет,

Ты над нею, эрзя, будешь старшим,

Ты над нею, мокша, старшим будешь,

Для нее-кормилец и хозяин.

 

Женщине Шкайпаз сказал такое:

-Посмотри, твоим он мужем будет.

Пусть он будет старшим над тобою.

И отныне эрзя-твой хозяин.

И отныне мокша - твой кормилец.

Слушайся от ныне его слова.

Исполняй всегда его желанья

И переноси его характер,

Угождать хозяину стараясь.

И тогда спокойно будет сердце,

И тогда с ним будешь жить прекрасно.

 

И сказал мужчине Шкай такое:

- Будешь пахарем на Мастораве,

Боронующим на Мастораве,

Будешь, эрзя, сеятелем хлеба,

Будешь, мокша, животов кормильцем.

 

И сказал Шкай женщине такое:

-Ты же будешь поваром, стряпухой,

Будешь шить добротную одежду,

Будешь на ночь ты постель готовить.

(стр. 50)

И снова видим мордовское триединство в виде семейного треугольника  двух мужчин  и женщины, (эрзи, мокши и одной жены на двоих). Очень похоже на инструкцию по созданию нового мордовского этноса.

А теперь представляем перевод эрзянской  «Масторавы» А.Шаронова с эрзянского языка, этого же текста. Искажение эрзянского эпоса и безнравственный его перевод бросается в глаза с первых же строк.

 

И привел он Аву к человеку

И сказал ему:

- Вот, Эрзя, Ава.

Пусть она твоей женою будет,

Ты же, Эрзя, для нее будь мужем,

Будь ее защитником и другом.

Аве так сказал Создатель мира:

- Пусть он, Ава, будет муж твой строгий,

Пусть он будет, Ава, твой хозяин,

Пусть он, Ава, будет твой владыка,

Пусть он, Ава, будет твой хранитель.

Слушайся ты, Ава, его слова,

Воле его, Ава, покоряйся,

Исполняй, любя, его желанья –

И спокойно будет твое сердце,

Жизнью жить хорошею ты станешь.

Мужу так сказал Создатель мира:

- Будь ты, Эрзя, пахарь неустанный,

Будь ты, Эрзя, хлебороб усердный,

Будь ты, Эрзя, труженик-кормилец.

Так жене сказал Создатель мира:

- Будь ты, Ава, добрая хозяйка,

Хлопочи ты, Ава, перед печью,

Тки ты, Ава, холст и шей одежду,

Сохраняй порядок в своем доме…

«Масторава» эрзянский народный эпос на эрзянском языке 1994 г. стр. 33. А.Шаронов, перевод автора.

Заключение:

Правительство Мордовии с его «ученым сообществом», активно скрывает  тюркское происхождение и тюркские основы религии мордвы-мокши. Именно с целью сокрытия данного исторического факта мордва-мокша выдается близкородственным народом  по отношению к эрзянам. По этой же причине понадобилась и  фальсификация эрзянской национальной веры, сфабрикованная трудами Н.Мокшина, и, наконец,  как завершение данного злодеяния, издание мордовского черного «эпоса «масторава»», в котором мордва пыталась совместить два совершенно не совместимых мировоззрения и две радикально противоположных религии.

Искренне надеюсь, что мне удалось наглядно показать читателю коренные различия между двумя столь разными народами, противоестественно объединенными одним названием «мордва».

Верю, что эрзяне, ошибочно считающие себя частью мордовского народа, вернут себе историческое самоназвание ЭРЗЯ, чем принесут огромную пользу всему эрзянскому народу.

 

Публикация носит исключительно исследовательский характер в рамках защиты истории и культуры эрзянского народа.

 

Терюшань Сергу

 

20.11 09 г.

 
 
20.09.2017
 Письма из провинции. Среднерусская Атлантида
8.09.2017
 О проекте «Доктрины размосквичивания»
13.08.2017
 Древние знания народа Масторавы и современная физическая картина мира
26.07.2017
 Памяти Артёма Тарасова
8.07.2017
 Вспомним о князе Петре и эрзянской ведунье Февронии...

<<   октябрь 2017    >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 
 
 
 
 
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
 
 
 
 


Эрзянь ки. Культурно-образовательный портал. 2008

Литературный сайт Эрзиана  Аштема-Кудо, эрзянский форум    Меряния - Мерянь Мастор  


Flag Counter