От Катыни до Хатыни

Владимир Левин, «МЗ»

Фильм великого художника Анджея Вайды «Катынь» в России не покажут, поскольку те, кто, как и в приснопамятные времена, решают, что показывать народу, а что нет, постановили, что эта лента не имеет сегодня «исторического и оперативного значения».
Правда, Вайда и его лента были номинированы на «Оскара», но американского приза не получили. Однако Россию история эта на уши поставила, хотя показана была лишь почтенной публике, а вовсе не номенклатурной критике - публицистам, которые ничего не опубликуют, искусствоведам в штатском, которые во всем ищут «оперативное значение».
И снова мир заговорил о Катыни, причем громче, чем того бы хотелось российским властям. О фильме пусть лучше расскажет Александра Свиридова – она в этом деле разбирается куда как пристальней, чем я, грешный. А я не про кино – про историю. Про то, что общего между уничтоженным и стертым с географической карты вместе с людьми белорусским селом и лесным массивом под Смоленском. Ведь звучат они почти одинаково.

ХАТЫНЬ

Все знают о трагедии белорусской деревни Хатынь благодаря мемориальному комплексу, сооруженному на месте этой маленькой деревушки в лесах за Логойском. Она не одна такая. В Белоруссии гитлеровцы уничтожили 9.200 деревень. Из них 136 – вместе с теми, кто в них жил. Это даже трудно себе вообразить, точно так же, как и гибель свыше 800 тысяч евреев, оставшихся на оккупированной территории. Мир еще не знал такого погоста, как Кладбище сожженных деревень. Оно в Хатыни. Длинные ряды каменных плит с названиями населенных пунктов хранят в себе урны с пеплом и  землей, на которой эти местечки и деревни стояли.
Стена памяти как Стена плача. Это еврейские гетто. В трех квадратах возле нее растут березки, четвертый квадрат пуст. Погиб каждый четвертый. Хатынь стала символом. Но ее сожгли вместе с людьми весной 1943 года не немцы, как о том писалось в официальной печати. Они только отдали приказ, который с готовностью и рвением исполнил 118-й Украинский полицейский батальон. Этот факт хотели скрыть, так как он разрушал миф о нерушимой дружбе советских народов, особенно славянских. Дружба все-таки была: украинцам помогали литовские полицаи. Но эти особенно постарались при расправе над узниками 288 еврейских гетто в белорусских городах и местечках.

Так уж сложилась моя судьба, что по долгу службы довелось присутствовать на судебных процессах над полицаями, служившими Гитлеру. Один из судов происходил в Гродно, где в клетке для обвиняемых сидело пятеро из тех, кто жег и убивал малых детей и стариков Хатыни в составе 118-го Украинского батальона. Почему же процесс этот происходил в Гродно? Ведь Хатынь, как известно, находится в 60 километрах от Минска? Чтобы скрыть правду. Да и в Гродно «публику с улицы» на процесс не пускали. В зале суда были только «допущенные» – очень нравится мне это слово,чисто советский термин, - допущенные, опущенные. В числе пяти подсудимых был и командир роты 118-го Украинского карательного батальона Лапуста. После войны он хорошо замаскировался: уехал в Казахстан и сделал там блестящую карьеру крупного хозяйственника, депутата, награжденного неоднократно. К фашистским знакам отличия он добавил и советские ордена за трудовую доблесть. Фамилия другого карателя из этого батальона была Сахно – точно как у персонажа повести Василя Быкова «Мертвым не больно». Кстати, украинские писатели, в частности Олесь Гончар, упрекали Василя за то, что дал негодяю украинскую фамилию и утверждали, что на это его подбили «жидки» из «Нового мира». Вот насколько точен оказался писатель в своей правде, что даже фамилию реального негодяя вычислил. Из пятерых тогда двое получили расстрельный приговор, остальные – пожизненные сроки.
На другом процессе судили полицая по кличке «Тракторист», имени я не запомнил. Его вычислили в Путивле и опознали по характерному шраму на ноге, оставленному еще перед войной колесным трактором. Меня интересовали малейшие детали, психология предательства: как человек может превратиться в нелюдя?
Так вот, этот предатель, еще обучаясь в полицейской школе, сидел возле окна и силками ловил на подоконнике подлетающих на приманку воробьев, которых называл «жидами», и бросал их живьем в топку горящей печки. Это не ускользнуло от немцев и было отмечено в его служебной характеристике. Поэтому именно ему поручались самые жестокие и кровавые задания. На его счету две (2) тысячи лично расстрелянных им евреев из местечка Ленин Житковичского района.
Эти изуверы были совсем не такими, как они описываются в советской литературе – вечно пьяные от самогона садисты, безграмотные уголовники. Командиром карательного полицейского батальона был майор Красной армии Федотов, окончивший физмат Харьковского университета. Его нашли в конце семидесятых в Киеве, где он был доцентом политехнического института. Он служил у границы, и в 41-м, собрав остатки разбитых советских частей, с боями отступал на Восток, но под Смоленском вместе со своим батальоном перешел к гитлеровцам. Они посадили в его штаб немца-писаря, и тот вел дневник «боевых действий» карателей. Этот дневник и фигурировал в суде. Когда зачитывали из него отрывки в зале военного трибунала, не знаю, как у других, но у меня волосы вставали дыбом.А действовал изувер так: накануне советских праздников – а их было много – он посылал в села агитаторов-докладчиков, как это было принято в советские времена. И если люди села с сочувствием принимали этих якобы партизанских агитаторов, на следующий день в деревню входил батальон и превращал ее в Хатынь… Этот Федотов ( я не уверен, что именно такая была у него фамилия) получил шесть знаков отличия от гитлеровского командования. Он раскрывал подпольные организации и собственноручно вешал их руководителей. Мне предоставили возможность побеседовать с изувером. Пришлось ждать, пока он прочитает все газеты, а читал он их от корки до корки, час пришлось наблюдать за этим. А когда ему назвали мою фамилию, она ему почему-то не понравилась, и он отказался разговаривать. Фашист - он и есть фашист. Алесь Адамович, с которым мы встречались на этих процессах, написал о полицаях повесть «Каратели». В ней много правды, но не вся. По крайней мере, он не мог рассказать тогда то, о чем сегодня рассказываю я – все мы ходили под жестокой цензурой. Помимо Главлита, эти материалы еще визировались спецслужбами, а у них свои правила игры. Что бы мы ни писали, мне всегда помнились слова Эрнеста Хемингуэя: «Война – это бардак».

КАТЫНЬ

Название этого лесного массива под Смоленском узнали относительно недавно. Там тоже действовали каратели, но советские. Они носили другую форму, другие знаки отличия. И не наемники это были, а краскомы – красные командиры. Тогда во все отделения НКВД было разослано закрытое (секретное) письмо Политбюро ЦК ВКП(б) «О фашистско-повстанческой шпионской диверсионной пораженческой и террористической деятельности польской разведки в СССР».
Всё это бред, сфабрикованный в недрах НКВД. Письмо это было издано в связи с придуманным и сфальсифицированным делом "О польской военной и антисоветской организации - ПОВ. К письму ЦК был приложен список тех поляков, которые должны были подвергнуться репрессиям. Это все оказавшиеся в СССР военнопленные польской армии; перебежчики из Польши, независимо от времени их перехода в СССР; политэмигранты: все члены польских политических партий (включая и коммунистическую); активисты местных националистических элементов польских районов Украины и Белоруссии. Если перевести этот бред на нормальный язык, - все поляки. Чекисты поняли, что их надо громить повсеместно. В соответствии с этим указанием было арестовано 143.870 поляков (среди них и польские евреи). Из них к расстрелу в 1938 году было приговорено «тройками» 111.091 человек. Ну, а после «освободительного похода» в Западную Украину и в Западную Белоруссию в 1939 году работы чекистам прибавилось. Вот документ из «Особой папки»:

«Совершенно секретно.
Товарищу Хрущеву Н.С.

В Комитете Государственной Безопасности при Совете Министров СССР с 1940 года хранятся учетные дела и другие материалы на расстрелянных в том же году пленных и интернированных офицеров, жандармов, полицейских, осадников, помещиков и т.п. лиц бывшей буржуазной Польши. Всего по решениям специальной тройки НКВД СССР было расстреляно 21.857 человек. Из них: в Катынском лесу (Смоленская область) 4.421 человек, в Старобельском лагере близ Харькова 3.820 человек, в Осташковском лагере (Калининская область)  6.311 человек и 7.305 человек были расстреляны в других лагерях и тюрьмах Западной Украины и Западной Белоруссии.
Вся операция по ликвидации указанных лиц производилась на основании Постановления Политбюро ЦК КПСС ( так в документе. Но тогда было Политбюро ЦК ВКП(б) – В.Л.) от 5 марта 1940 года. Все они были осуждены к высшей мере наказания по учетным делам, заведенным на них как на военнопленных и интернированных в 1939 году. С момента проведения названной операции, т.е. с 1940 года никаких справок по этим делам не выдавалось, и все дела в количестве 21.857 хранятся в опечатанном помещении. Для советских органов все эти дела не представляют ни оперативного интереса, ни исторической ценности. Вряд ли они могут представлять действительный интерес для наших польских друзей. Наоборот, какая-либо непредвиденная случайность может привести к расконспирации проведенной операции, со всеми нежелательными для нашего государства последствиями. Тем более что в отношении расстрелянных в Катынском лесу существует официальная версия, подтвержденная произведенным по инициативе советских органов власти в 1944 году расследованием комиссии, именовавшейся: «Специальная комиссия по установлению и расследованию расстрела немецко-фашистскими захватчиками в Катынском лесу военнопленных польских офицеров». Согласно выводам этой комиссии все ликвидированные там поляки считаются уничтоженными немецкими оккупантами. Материалы расследования в тот период широко освещались в советской и зарубежной печати. Выводы комиссии прочно укрепились в международном общественном мнении.
Исходя из изложенного, представляется целесообразным уничтожить все учетные дела на лиц, расстрелянных в 1940 году по названной выше операции. Для исполнения могущих быть запросов по линии ЦК КПСС или Советского правительства можно оставить протоколы заседаний тройки НКВД СССР, которая осудила указанных лиц к расстрелу, и акты приведения в исполнение решений троек. По объему эти документы незначительны и хранить их можно в Особой папке. Проект постановления ЦК КПСС прилагается.
Председатель КГБ при Совете Министров СССР А.Шелепин.
3 марта 1959 года».

Сколько цинизма в этом документе и механики изготовления технологии лжи! Уже на основании только одного этого документа можно созывать Международный Нюрнбергский трибунал. А если все документы «Особой папки» извлечь на свет божий?! Судить надо официально весь этот преступный режим и его преемников. Вот что вскрыл фильм Анджея Вайды…
Мы увидели результат преступного сговора между Сталиным и Гитлером. 17 сентября 1939 года Красная армия вслед за германской вторглась в Польшу. 1 сентября это сделал Гитлер, 17-го - Сталин. Советская пропаганда объявила эту операцию «освободительным походом» в Западную Украину и в Западную Белоруссию. Польша была обречена, и ее армия сдалась без боя. В итоге были взяты в плен и интернированы 250 тысяч польских военных. Половину рядовых и унтер-офицеров отпустили по домам с тем, чтобы арестовать их позже. Они были направлены на строительство Северо-Печорской железной дороги. Не зря, когда я в семидесятых годах ехал по этой магистрали из Москвы в Воркуту, мне рассказывали, что под каждой шпалой этой дороги лежит труп. Никто из поляков с той стройки живым не вернулся. А в застенках спецлагерей сидел цвет польской нации – офицеры, бизнесмены, землевладельцы, деятели науки и культуры.
5 марта 1940 года Политбюро приняло решение об их расстреле, исходя из того, что «все они являются закоренелыми, неисправимыми врагами советской власти». В постановлении говорилось: «Дела рассмотреть в особом порядке, с применением к ним (полякам - В.Л.)  высшей меры наказания – расстрела. Рассмотрение дела провести без вызова арестованных и без предъявления обвинения, постановления об окончании следствия и обвинительного заключения».
Пленных польских офицеров 8 апреля 1940 года поездом доставили в Смоленск, затем их повезли к станции Гнездово, ближайшей к Катынскому лесу. Перегрузив на машины, повезли в сосновый бор, где группами выводили на расстрел. Офицеров убивали прямо в шинелях и мундирах при орденах. Им стреляли в затылок почти в упор. Руководили этой «работой» начальник комендатского отдела НКВД СССР майор госбезопасности В.Блохин, майор госбезопасности Синегубов и начальник штаба конвойных войск комбриг М.Кривенко. Для этой акции они специально привезли огромный чемодан немецких «вальтеров». Вот почему, когда комиссия расследовала это дело, преступление свалили на немцев – в Красной армии патронов такого калибра не было. Блохин по случаю массового расстрела надел спецодежду: коричневый кожаный передник, кожаную фуражку, кожаные длинные перчатки по локоть. Убивали по 250 человек за ночь. На рассвете 5 грузовиков везли тела в Медное, где уже были вырыты ямы.  



«Катынь» Анджея Вайды. Кадр из фильма

 …Заметьте, что через 13 лет именно 5 марта «лучший друг всех народов земли» отправился на небеса. Все-таки есть божий суд, хоть и запоздалый. Но это одно из самых бандитских, омерзительных преступлений против человечности, политика ненависти к народу и государству, идеологического фанатизма. С согласия Хрущева были уничтожены все личные дела расстрелянных поляков. Документы «Особой папки» читали только генеральные секретари. Многое до сих пор в Катынском деле остается закрытым, не преданы гласности имена виновных, хотя список преступников возглавляет Сталин. Тысячи безвинно расстрелянных до сих пор не признаны жертвами политических репрессий.
После показа фильма "Катынь" на Берлинском кинофестивале Анджей Вайда в интерьвью корреспонденту из Белоруссии сказал: «Вот что важно: Катынь была не единовременной трагедией. Я хотел показать страшную махину сталинизма. В Катыни и Медном рядом с телами польских офицеров лежат тысячи русских, белорусов и украинцев, расстрелянных в конце тридцатых во время сталинских чисток. Поляков мы откопали, а эти жертвы забыты».
Чем палачи Катыни отличаются от фашистских палачей Хатыни? Ничем: фашизм имеет одно лицо. А нынешние российские власти в лице главной военной прокуратуры закрыли все дела по Катыни, а материалы, с которыми не успели ознакомиться поляки, снова засекретили.
Вспять повернуто время. Но Анджей Вайда своим фильмом вернул его в исходное положение.   

Источник

 
 
20.09.2017
 Письма из провинции. Среднерусская Атлантида
8.09.2017
 О проекте «Доктрины размосквичивания»
13.08.2017
 Древние знания народа Масторавы и современная физическая картина мира
26.07.2017
 Памяти Артёма Тарасова
8.07.2017
 Вспомним о князе Петре и эрзянской ведунье Февронии...

<<   октябрь 2017    >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 
 
 
 
 
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
 
 
 
 


Эрзянь ки. Культурно-образовательный портал. 2008

Литературный сайт Эрзиана  Аштема-Кудо, эрзянский форум    Меряния - Мерянь Мастор  


Flag Counter