Инекужо. очерк

Зал современного кафе «Ностальгия» приветливо встретил делегатов и гостей III-го Инекужо (Конгресса эрзян России). Эрзянская символика—маленькие флажки-треколоров, как пароль, торжественно поднимали головы с каждого стула. На лицевой стене большой круг-символ, розетка Инешкипаза, сверкал золотом и красным цветом. Рядом плакаты-тексты, название форума и государственный флаг России и Эрзянь Мастор. По фасаду окон была развернута выставка цветных фотографий, передвижной фотовыставки «Раськень Валдо».

Без суеты официантки кафе расставляли тарелки по столам. Конгресс начался с обеда. С широкого телеэкрана демонстрировался фильм «Раськень Озкс», создав настрой и деловую атмосферу, которая сопутствовала до конца эрзянского форума. Без всяких эксцессов прошли выступления делегатов и представителей власти Мордовии. Высокий профессиональный уровень показали ведущие Конгресса, продемонстрировав тем, что в лице Терюшонь Сергу и Эрюш Вежая помолодело эрзянское движение.

Зал для Конгресса любезно предоставили курды-изиды, хозяева кафе. Им близки чаяния эрзян. Изгнанники со своей исторической родины рассеялись по всему свету. Здесь, в Лукоянове, недалеко от реки Тёши, купив здание, открыли кафе, обосновались на древней эрзянской земле. В 14 веке будущий г.Лукоянов состоял из двух деревушек, на берегу глинистой речки Тюжа. Одна из них называлась «Вишка Луга Ян», а в верховьях на слиянии р.Хвощевка «Покш Луга Ян» заселенная арзамасскими эрзянами терющанами. Как следствие остался топоним улицы «Терюшаны».

ПРОТИВОСТОЯНИЕ

Бесконечные судебные разборки вокруг газеты «Эрзянь Мастор» мордовскими властями имели цель: морально и физически дестабилизовать, в первую очередь. Не дать им, организаторам очередного конгресса, руководителям Фонда спасения эрзянского языка ни времени, ни сил. Люди они пожилого возраста, сломать их, подорвать здоровье для специалистов спецслужб дело нехитрое.

Первый Конгресс эрзян властями не был замечен. Он состоялся во время работы III мордовского съезда в 1995 году в перерыве между заседаниями. Это был ответ на политическую линию президиума съезда, на выступление председателя президиума профессора Мосина М.В. об идее создания и принятия съездом о решении создании единого мордовского языка. Инициаторами Конгресса стали Валентин Девяткин, Александр Малов и Маризь Кемаль.

За короткое время делегатами эрзянами были обсуждены и приняты ряд важных для судьбы эрзян документов, в том числе «О самоназвании народа Эрзя». Попытку обратить внимание общественности и власти на опасность исчезновения эрзянского языка и эрзянского народа сделали делегаты 2-го Конгресса эрзянского народа в 2006 году. Власти г.Саранска всячески препятствовали форуму, пытались не допустить его проведения. Проблемы эрзя народа, отраженные в резолюциях, остались вне внимания властей. Вместо этого власти Мордовии, а также регионов через НКА увлеклись финансоёмкими, но абсолютно нерезультативными для сохранения эрзянского языка, для возращения языка в детские сады и школы фестивалями и пышными праздниками. Властью было создано «Общественное движение за возрождение мордовского народа». Оно стало политическим инструментом Правительства Республика Мордовии. Прикрываясь им и вертикалью мордовских НКА, общественные организации в диаспоре, проводят, щедро финансируя их деятельность, антинациональную политику. На первом мордовском съезде, его сопредседатель Дмитрий Надькин видел, понимал, что съезд приватизировала власть. От негодования до бледноты сжимал пальцы, но дух первого и последнего съезда «Масторавы» был упущен. Идея национального села, национальной ниши осталась невостребованной. В результате реформ не выдержало Российское село, а с ним теперь погибает и нация.

 

«ПОТЕМКИНСКАЯ ДЕРЕВНЯ»

Решение о проведении III-го Конгресса Эрзян России единогласно было принято на «Атянь Эзем» и II-м Конгрессом в г.Саранске. Намечали собраться в Лукоянове на базе музея Эрзянской культуры. Обстановка для эрзянских форумов в Мордови стала явно не из благотворительных. Преследования и запреты, судебные разбирательства, провокация на Раськень Озксе, всё исходит от определённых кругов власти республики. Решение принято: «Быть Конгрессу в Лукоянове», некогда в уездной столице эрзян с населением 40 тысяч человек.

Подготовка к Инекужо шло коллективно и открыто. Газета «Эрзянь Мастор» публиковала материалы, обращения к эрзянам. Выборы делегатов проходили в разных регионах страны, шёл сбор денег. В Лукоянове заключен договор на аренду зала в районном ДК, началось оформление сцены.

Сгущение туч началось после юбилея местной газеты. Мордовский лидер Безаев просветил власти, что Конгресс эрзян в Лукоянове нежелателен для Мордовии, надо запретить. В это время в Саранске проходил «круглый стол «35» по созданию ЕМЯ (единого мордовского языка). По приказу главы района был обманным способом расторгнут договор на аренду зала. Негласные инструкции — «не давать!»— последовали по учебным заведениям города, где имеются залы. Так смалодушничал директор агропромлицея, почетный гражданин города Мишкин П.А., эрзя по национальности. Слово свое не сдержал.

Администрация района отмежевалась от помощи и участия в работе Ш-го Конгресса официальным отказом. Негласное, категорическое запрещение от районной администрации через завотделом культуры Козловой получил директор эрзянского Музея Николай Аношкин. Если будет, сказали, заниматься организацией Конгресса, будет уволен с работы, также и его сын, работающий на полставке оформителем. Это было уже чересчур. Законного основания для запретов власти не имели и всему этому название—произвол. Тем менее, подготовка к эрзянскому Инекужо в Лукоянове шла своим ходом. Чтобы избежать провокаций от местной власти, отказались от открытых заявлений, перешли на скрытую форму подготовки к форуму. Рассказал о всех бедах делегату Конгресса Понину И.А. С его помощью и руководимой им организации в прошлом году провели большой праздник на «Роднике». Провести там Конгресс—не показалось нереальной. Решили поставить скамьи на 100 мест, соорудить сцену, а в случае дождя над столбами натянуть плёнку, то есть сделать временный павильон. И даже ему я не открылся, где будет проходить Инекужо. На следующий день бригада плотников приступила к делу, но не закончили. Понина вызвал глава района Сайгин на «ковёр». Иван Алексеевич был подавлен, он хорошо понимал, что действия власти незаконны и тем менее на следующий день завёз на «Родник» пиломатериалы. Директор музея и контролёр целый день под моросящим дождём достраивали место, «Потёмкинская деревня» сработала, власть на некоторое время поверила в это.

«ПУРГАЗА» ПОД ЗАМОК

За два дня до Инекужо дом директора музея Аношкина стал штабом III-го Конгресса эрзян России. Приехали основные организаторы из Санкт-Петербурга, Мурманска, Москвы, Н-Новгорода, Саранска. Готовились резолюции Конгресса, тщательно обсуждали каждый абзац документов. Вечером перед Конгрессом заехал из Н-Новгорода незваный гость. И тем менее Мише я обрадовался. За ужином разгорелся спор о пользе Библии, которую начал расхваливать Михаил. Эрюш Вежай осадил его репликой: «Библия не спасла ни один народ». Только время идти в баню разъединила спорщиков. Чтобы сгладить гнетущую паузу я завёл с Михаилом речь о завтрашнем дне, о положении в стране. «В России сложился олигархический капитал, который по своей природе пытается захватить всё в частные руки». Хищникам мешают административные образования (сталинское наследие). Народы России, хозяева своих природных богатств (коренные народы), олигархи пытаются сделать в послушный лекторат через церковь, через обрусение и безграмотность, нищету. Вот отсюда исходят запреты. Вот ты, бывший офицер ФСБ, должен понимать. Деньги покупают госчиновников, депутатов. Люди эти в основном иностранцы. Вот откуда угроза России, а не от нас.

Конгресс будет, если не на роднике, то в Доме культуре, в последний момент власти разрешат, так уже было». Мой гость уехал подавленным видом. Дезинформация сработала на следующий день. Утром группа местных делегатов собралась в фойе РДК. Через некоторое время появился майор милиции и вслед зав.отделом культуры Надежда Козлова. Она запретила брать столы для президиума. Я в ответ: Инекужо будет не на «Роднике», не нуждаемся в твоих столах. Схватила меня под локоть отвела в сторону: «Скажи, где у вас будет Конгресс, что, мне на коленях тебя просить». Я не сказал и в ответ услышал: «Теперь я точно тебя уволю». Милиционер выгнал людей на улицу, закрыл замком дверь и объявил карантин. Делегатов тихонечко попросил уехать до автостанции и ждать автобуса из Саранска. Метнулся было в ДК, где я забыл взять картину, портрет инязора Пургаза и стихи поэтессы Татьяны Ротановой, но дверь под замком.

«Язык родной, поведай нам слова:

Как защитить тебя, где черпать силы?

Не прозвище бесславное «мордва»,

Но имя «ЭРЗЯ» гордо чтоб носили.

В своём выступлении я извинился перед делегатами за Лукояновскую глупость. Не сказал, что их встречала милиция, окружившая площадь машинами ГАИ и двумя постовыми в дверях РДК.

Николай Аношкин

Июнь 2009 г.

 
 
13.08.2017
 Древние знания народа Масторавы и современная физическая картина мира
26.07.2017
 Памяти Артёма Тарасова
8.07.2017
 Вспомним о князе Петре и эрзянской ведунье Февронии...
5.07.2017
  Удивительный дом в Костроме дал отпор поборам управляющей компании
13.05.2017
 Петушок и Кошечка: Экранизация эрзянской народной сказки

<<   август 2017    >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
 
 


Эрзянь ки. Культурно-образовательный портал. 2008

Литературный сайт Эрзиана  Аштема-Кудо, эрзянский форум    Меряния - Мерянь Мастор  


Flag Counter