Новости

Письма из провинции. Среднерусская Атлантида

Несколько веков назад в самом сердце Центральной России погрузилась в пучину забвения Среднерусская Атлантида. Свидетельства о её существовании можно найти под волнами пожелтевшей травы, а черты её обитателей оставили отпечаток на внешности местных жителей. Сегодня в Ивановской области сложно найти человека, который признал бы своими предками выходцев из загадочного племени меря, но нам это сделать удалось. Они выглядят, как меря, разговаривают, как меря, играют на мерянских инструментах и поклоняются мерянским святыням, но в то же время они - современные русские люди. Много странных вещей рассказывают уроженцы Ивановской области: как помирали люди от голода возле полных амбаров с зерном, как здоровались купцы с друзьями, не выпуская из рук револьвера. То ли быль - то ли сказка, то ли реальный мир - то ли миф выдуманный. В самом сердце Центральной России, как и в любом другом кроется боль, тайны и смутные предчувствия грядущих событий.

Фильм нужно смотреть. Ссылка здесь.

О проекте «Доктрины размосквичивания»

В августе Президенту РФ был представлен проект «Доктрины размосквичивания», в которой дается анализ крайне негативных последствий нынешнего доминирования и роста Москвы за счет регионов, опустынивания и обезлюдения страны. По сути, столица сегодня является содержанкой у регионов, только регионы нищие, а Москва пухнет от шальных денег.

 

Вот слова протоирея Всеволода Чаплина: «Люди не размножаются в городской неволе, в «человейнике». Необходимо расселить агломерации – прежде всего московскую. Если они будут «всасывать» людей – России не будет. Рост численности коренного населения возможен только в случае дезурбанизации – и ее надо проводить государевой волей».

Ссылка на видеоролик...

 

Давайте сравним лишь бюджетную обеспеченность Москвы и Омска. Бюджетные расходы столицы на текущий год составляют 2 трлн рублей на 12 млн человек, а Омска – 14,3 млрд рублей при населении 1,1 млн человек – т. е. на человека в Омске в бюджет заложено расходов в 13 раз меньше, чем на одного москвича! На фоне сотен миллиардов трат на благоустройство Москвы издевательски звучат сообщения в СМИ типа «Депутаты Омского городского совета нашли возможность заложить 150 млн рублей на благоустройство дворов, освещение и тротуары». И это мегаполис-миллионник Омск! Что же говорить о малых городах и районах, той же Омской области? Там еще большее снижение бюджетной обеспеченности гражданина РФ, который вроде бы должен по Конституции иметь те же самые права, что и москвич!

 

Следует осознать сегодня, что дальнейшая гиперцентрализация денег и кадров в одной Москве обернется второй геополитической катастрофой, еще более страшной, чем развал СССР. Мы попросту развалимся еще раз – и навсегда. Если посмотреть на графики плотности населения в России, то видна чудовищная несбалансированность. И все молчат. Пришла пора размосквичивания страны.

 

В доктрине главе государства предлагается 11 мер по размосквичиванию страны, в частности, перенос столицы России за Урал, на восток страны, с созданием образцового, лучшего в мире города развития; обеспечение транспортной связности между собой всех малых городов на основе сплошной авиатизации страны и полного восстановления судоходности рек; срочное проведение форсированной индустриализации страны с созданием достаточного количества современных высокооплачиваемых рабочих мест для жителей каждого без исключения муниципального района страны; переход от экономики московско-централистской к экономике муниципальной; отказ от мегаполисной урбанизации в пользу малоэтажной ландшафтно-усадебной урбанизации; приоритетность развития Дальнего Востока и Сибири и др. Перенос столицы – первая, но всего лишь одна из мер. Размосквичивать и спасать страну нужно системно, основательно.

 

Критерии столицы следуют из задачи по переносу столицы. Во-первых, это сдвиг политического центра из крайне западной части страны к центру российских пространств. Соответственно, столица должна быть за Уралом и максимально далеко за Уралом. Во-вторых, историко-политический смысл новой столицы – это прежде всего кардинальное обновление элит, выдвижение на первый план пассионарного молодого слоя высших чиновников, общественных деятелей, спецов и хозяйственников.

 

Новая столица – это молодые пассионарии, они и будут «рулить». В-третьих, через новую столицу мы должны спроектировать и построить, в идеале, лучший в мире город, который затем станет образцом для модернизации всех городов страны, а также и основой для экспорта современных городов за рубеж как нового сверхвостребованного товара. Производить для мира передовые города на заказ означает, что столица должна быть форпостом инфраструктурно-градостроительной революции.

 

Соответственно, в идеале необходимо делать столицу «в чистом поле», «с нуля» как город на 100-200 тыс. человек к 2030 году.

 

Подробности (ссылка).

 

 

Обсудить материал предлагается на форуме.

Древние знания народа Масторавы и современная физическая картина мира

Древние знания народа Масторавы и современная физическая картина мира

 

Пять лет назад, на нашем портале были опубликованы «Размышления об извечном».

Новые оптические и радиотелескопы продолжают объекты, отстоящие от нас на десятки миллиардов световых лет, пытаясь найти объяснение «новому возрасту» Вселенной! Построили «андронный колайдер» – ищут частицу вещества, чтобы затем дать ответ: когда был первоначальный «толчок» – «БОЛЬШОЙ ВЗРЫВ» – зарождения нашей Вселенной?

Наука исходит из того, что первоначально был некий сгусток материи, невероятно плотный,  а после  «Большого Взрыва» началось развитие и расширение Вселенной. Да, но с одним уточнением – был первоначальный толчок развития лишь одной из бесчисленного множества частей Вселенной, но не всего Космоса, не всей Вселенной! Это и есть точка отсчёта времени возникновения нашей Вселенной, названная нашими предками «ИньШкаПаз» – Верховный Бог Великого времени.

Есть Центральное Светило (ЦС), названное "РА",  и именно от него идёт расширение, развитие нашего МИРА. Математики давно говорят о многомерности пространства. Астрофизики и астрономы «открыли» объекты Вселенной – Чёрные Дыры (ЧД), которые «втягивают»  в себя материю, и, якобы, нет из ЧД никакого «выхода» материи! «Чёрная дыра – область, ограниченная так называемым горизонтом событий, которую не может покинуть ни материя, ни информация».

Вот еще раз ссылки на все три части «Размышлений» (часть 1, часть 2, часть 3). И сопоставим это с тем, что говорят сегодня учёные.

 

За триллион лет до Большого взрыва

 

Теория Большого взрыва пользуется доверием абсолютного большинства ученых, изучающих раннюю историю нашей Вселенной. Она и в самом деле объясняет очень многое и ни в чем не противоречит экспериментальным данным. Однако недавно у нее появился конкурент в лице новой, циклической теории, основы которой разработали двое физиков экстра-класса – директор Института теоретической науки Принстонского университета Пол Стейнхардт и лауреат Максвелловской медали и престижной международной премии TED Нил Тьюрок, директор канадского Института перспективных исследований в области теоретической физики (Perimeter Institute for Theoretical Physics).

У теории Большого взрыва в нынешнем десятилетии появился сильный конкурент – циклическая теория.

Название этой статьи может показаться не слишком умной шуткой. Согласно общепринятой космологической концепции, теории Большого взрыва, наша Вселенная возникла из экстремального состояния физического вакуума, порожденного квантовой флуктуацией. В этом состоянии не существовало ни времени, ни пространства (или они были спутаны в пространственно-временную пену), а все фундаментальные физические взаимодействия были слиты воедино. Позже они разделились и обрели самостоятельное бытие – сначала гравитация, затем сильное взаимодействие, а уже потом – слабое и электромагнитное.

Момент, предшествовавший этим переменам, принято обозначать как нулевое время, t = 0, однако это чистая условность, дань математическому формализму. Согласно стандартной теории, непрерывное течение времени началось лишь после того, как сила тяготения обрела независимость. Этому моменту обычно приписывают величину t = 10–43с (точнее, 5,4 × 10–44с), которую называют планковским временем. Современные физические теории просто не в состоянии осмысленно работать с более короткими промежутками времени (считается, что для этого нужна квантовая теория гравитации, которая пока не создана). В контексте традиционной космологии нет смысла рассуждать о том, что происходило до начального момента времени, поскольку времени в нашем понимании тогда просто не существовало.

Непременной частью стандартной космологической теории служит концепция инфляции (см. врезку). После окончания инфляции в свои права вступило тяготение, и Вселенная продолжила расширяться, но уже с уменьшающейся скоростью. Такая эволюция растянулась на 9 млрд лет, после чего в дело вступило еще одно антигравитационное поле неизвестной природы, которое именуют темной энергией. Оно опять вывело Вселенную в режим экспоненциального расширения, который вроде бы должен сохраниться и в будущие времена. Следует отметить, что эти выводы базируются на астрофизических открытиях, сделанных в конце прошлого века, почти через 20 лет после появления инфляционной космологии.

Впервые инфляционная интерпретация Большого взрыва была предложена около 30 лет назад и с тех пор многократно шлифовалась. Эта теория позволила разрешить несколько фундаментальных проблем, с которыми не справилась предшествующая космология. Например, она объяснила, почему мы живем во Вселенной с плоской евклидовой геометрией – в соответствии с классическими уравнениями Фридмана, именно такой она и должна сделаться при экспоненциальном расширении. Инфляционная теория объяснила, почему космическая материя обладает зернистостью в масштабах, не превышающих сотен миллионов световых лет, а на больших дистанциях распределена равномерно. Она также дала истолкование неудачи любых попыток обнаружить магнитные монополи, очень массивные частицы с одиночным магнитным полюсом, которые, как считается, в изобилии рождались перед началом инфляции (инфляция так растянула космическое пространство, что первоначально высокая плотность монополей сократилась почти до нуля, и поэтому наши приборы не могут их обнаружить).

Космологическая инфляция

Согласно инфляционной модели, Вселенная вскоре после своего рождения очень короткое время экспоненциально расширялась, многократно удваивая свои линейные размеры. Ученые полагают, что начало этого процесса совпало по времени с отделением сильного взаимодействия и произошло на временной отметке в 10–36 с. Такое расширение (с легкой руки американского физика-теоретика Сидни Коулмена его стали называть космологической инфляцией) было крайне непродолжительным (до 10–34 с), однако увеличило линейные размеры Вселенной как минимум в 1030–1050 раз, а возможно, что и много больше.

В соответствии с большинством конкретных сценариев, инфляцию запустило антигравитационное квантовое скалярное поле, плотность энергии которого постепенно уменьшалась и, в конце концов, дошла до минимума. Перед тем как это случилось, поле стало быстро осциллировать, порождая элементарные частицы. В результате к окончанию инфляционной фазы Вселенная заполнилась сверхгорячей плазмой, состоящей из свободных кварков, глюонов, лептонов и высокоэнергетичных квантов электромагнитного излучения.

Вскоре после появления инфляционной модели несколько теоретиков поняли, что ее внутренняя логика не противоречит идее перманентного множественного рождения все новых и новых вселенных. В самом деле, квантовые флуктуации, подобные тем, которым мы обязаны существованием нашего мира, могут возникать в любом количестве, если для этого имеются подходящие условия. Не исключено, что наше мироздание вышло из флуктуационной зоны, сформировавшейся в мире-предшественнике. Точно так же можно допустить, что когда-нибудь и где-нибудь в нашей собственной Вселенной образуется флуктуация, которая «выдует» юную вселенную совершенно другого рода, также способную к космологическому «деторождению». Существуют модели, в которых такие дочерние вселенные возникают непрерывно, отпочковываются от своих родительниц и находят свое собственное место. При этом вовсе не обязательно, что в таких мирах устанавливаются одни и те же физические законы. Все эти миры «вложены» в единый пространственно-временной континуум, но разнесены в нем настолько, что никак не ощущают присутствия друг друга. В общем, концепция инфляции позволяет – более того, вынуждает!– считать, что в исполинском мегакосмосе существует множество изолированных друг от друга вселенных с различным устройством.

 

Множественные вселенные

 

Инфляционная теория допускает образование множественных дочерних вселенных, которые непрерывно отпочковываются от существующих.

Физики-теоретики любят придумывать альтернативы даже самым общепринятым теориям. Появились конкуренты и у инфляционной модели Большого взрыва. Они не получили широкой поддержки, но имели и имеют своих последователей. Теория Стейнхардта и Тьюрока среди них не первая и наверняка не последняя. Однако на сегодняшний день она разработана детальней остальных и лучше объясняет наблюдаемые свойства нашего мира. Она имеет несколько версий, из которых одни базируются на теории квантовых струн и многомерных пространств, а другие полагаются на традиционную квантовую теорию поля. Первый подход дает более наглядные картинки космологических процессов, так что на нем и остановимся.

Самый продвинутый вариант теории струн известен как М-теория. Она утверждает, что физический мир имеет 11 измерений – десять пространственных и одно временное. В нем плавают пространства меньших размерностей, так называемые браны. Наша Вселенная – просто одна из таких бран, обладающая тремя пространственными измерениями. Ее заполняют различные квантовые частицы (электроны, кварки, фотоны и т. д.), которые на самом деле являются разомкнутыми вибрирующими струнами с единственным пространственным измерением – длиной. Концы каждой струны намертво закреплены внутри трехмерной браны, и покинуть брану струна не может. Но есть и замкнутые струны, которые могут мигрировать за пределы бран – это гравитоны, кванты поля тяготения.

Как же циклическая теория объясняет прошлое и будущее мироздания? Начнем с нынешней эпохи. Первое место сейчас принадлежит темной энергии, которая заставляет нашу Вселенную расширяться по экспоненте, периодически удваивая размеры. В результате плотность материи и излучения постоянно падает, гравитационное искривление пространства слабеет, а его геометрия становится все более плоской. В течение следующего триллиона лет размеры Вселенной удвоятся около ста раз, и она превратится в практически пустой мир, полностью лишенный материальных структур. Рядом с нами находится еще одна трехмерная брана, отделенная от нас на ничтожное расстояние в четвертом измерении, и она тоже претерпевает аналогичное экспоненциальное растяжение и уплощение. Все это время дистанция между бранами практически не меняется.

 

Циклическое мироздание


Момент Большого взрыва – это столкновение бран. Выделяется огромное количество энергии, браны разлетаются, происходит замедляющееся расширение, вещество и излучение остывают, образуются галактики. Расширение вновь ускоряется за счет положительной плотности межбрановой энергии, а затем замедляется, геометрия становится плоской. Браны притягиваются друг к другу, перед столкновением квантовые флуктуации усиливаются и преобразуются в деформации пространственной геометрии, которые в будущем станут зародышами галактик. Происходит столкновение, и цикл начинается сначала.

А потом эти параллельные браны начинают сближаться. Их толкает друг к другу силовое поле, энергия которого зависит от расстояния между бранами. Сейчас плотность энергии такого поля положительна, поэтому пространство обеих бран расширяется по экспоненте, – следовательно, именно это поле и обеспечивает эффект, который объясняют наличием темной энергии! Однако этот параметр постепенно уменьшается и через триллион лет упадет до нуля. Обе браны все равно продолжат расширяться, но уже не по экспоненте, а в очень медленном темпе. Следовательно, в нашем мире плотность частиц и излучения так и останется почти что нулевой, а геометрия – плоской.

Но окончание старой истории – лишь прелюдия к очередному циклу. Браны перемещаются навстречу друг другу и, в конце концов, сталкиваются. На этой стадии плотность энергии межбранового поля опускается ниже нуля, и оно начинает действовать наподобие гравитации (напомню, что у тяготения потенциальная энергия отрицательна!). Когда браны оказываются совсем близко, межбрановое поле начинает усиливать квантовые флуктуации в каждой точке нашего мира и преобразует их в макроскопические деформации пространственной геометрии (например, за миллионную долю секунды до столкновения расчетный размер таких деформаций достигает нескольких метров). После столкновения именно в этих зонах выделяется львиная доля высвобождаемой при ударе кинетической энергии. В итоге именно там возникает больше всего горячей плазмы с температурой порядка 1023 градусов. Именно эти области становятся локальными узлами тяготения и превращаются в зародыши будущих галактик.

Такое столкновение заменяет Большой взрыв инфляционной космологии. Очень важно, что вся возникшая заново материя с положительной энергией появляется за счет накопленной отрицательной энергии межбранового поля, поэтому закон сохранения энергии не нарушается.

А как ведет себя такое поле в этот решающий момент? До столкновения плотность его энергии достигает минимума (причем отрицательного), затем начинает возрастать, а при столкновении становится нулевой. Затем браны отталкиваются друг от друга и начинают расходиться. Плотность межбрановой энергии проходит обратную эволюцию  – опять делается отрицательной, нулевой, положительной. Обогащенная материей и излучением брана сначала расширяется с падающей скоростью под тормозящим воздействием собственного тяготения, а потом вновь переходит к экспоненциальному расширению. Новый цикл заканчивается подобно прежнему – и так до бесконечности. Циклы, предшествующие нашему, происходили и в прошлом – в этой модели время непрерывно, поэтому прошлое существует и за пределами 13,7 млрд лет, прошедших после последнего обогащения нашей браны материей и излучением! Было ли у них вообще какое-то начало, теория умалчивает.

Циклическая теория по-новому объясняет свойства нашего мира. Он обладает плоской геометрией, поскольку к концу каждого цикла непомерно растягивается и лишь немного деформируется перед началом нового цикла. Квантовые флуктуации, которые становятся предшественниками галактик, возникают хаотически, но в среднем равномерно – поэтому космическое пространство заполнено сгустками материи, но на очень больших дистанциях вполне однородно. Мы не можем обнаружить магнитные монополи просто потому, что максимальная температура новорожденной плазмы не превышала 1023К, а для возникновения таких частиц потребны много большие энергии – порядка 1027К.

Радикальная альтернатива

1980-х годах профессор Стейнхардт внес немалый вклад в разработку стандартной теории Большого взрыва. Однако это ничуть не помешало ему искать радикальную альтернативу теории, в которую вложено столько труда. Как рассказал Пол Стейнхардт, гипотеза инфляции действительно раскрывает много космологических загадок, но это не означает, что нет смысла искать и другие объяснения: «Сначала мне было просто интересно попробовать разобраться в основных свойствах нашего мира, не прибегая к инфляции. Позднее, когда я углубился в эту проблематику, я убедился, что инфляционная теория совсем не так совершенна, как утверждают ее сторонники. Когда инфляционная космология только создавалась, мы надеялись, что она объяснит переход от первоначального хаотического состояния материи к нынешней упорядоченной Вселенной. Она это и сделала – но пошла много дальше. Внутренняя логика теории потребовала признать, что инфляция постоянно творит бесконечное число миров. В этом не было бы ничего страшного, если бы их физическое устройство копировало наше собственное, но этого как раз и не получается. Вот, скажем, с помощью инфляционной гипотезы удалось объяснить, почему мы живем в плоском евклидовом мире, но ведь большинство других вселенных заведомо не будет обладать такой же геометрией. Короче говоря, мы строили теорию для объяснения своего собственного мира, а она вышла из-под контроля и породила бесконечное разнообразие экзотических миров. Такое положение дел перестало меня устраивать. К тому же стандартная теория не способна объяснить природу более раннего состояния, предшествовавшего экспоненциальному расширению. В этом смысле она так же неполна, как и доинфляционная космология. Наконец, она не в состоянии ничего сказать о природе темной энергии, которая уже 5 млрд. лет управляет расширением нашей Вселенной».

Циклическая теория существует в нескольких версиях, как и теория инфляции. Однако, по словам Пола Стейнхардта, различия между ними чисто технические и интересны лишь специалистам, общая концепция же остается неизменной: «Во-первых, в нашей теории нет никакого момента начала мира, никакой сингулярности. Есть периодические фазы интенсивного рождения вещества и излучения, каждую из которых при желании можно называть Большим взрывом. Но любая из этих фаз знаменует не возникновение новой вселенной, а лишь переход от одного цикла к другому. И пространство, и время существуют и до, и после любого из этих катаклизмов. Поэтому вполне закономерно спросить, каким было положение дел за 10 млрд лет до последнего Большого взрыва, от которого отсчитывают историю мироздания.

Второе ключевое отличие – природа и роль темной энергии. Инфляционная космология не предсказывала перехода замедляющегося расширения Вселенной в ускоренное. А когда астрофизики открыли это явление, наблюдая за вспышками далеких сверхновых звезд, стандартная космология даже не знала, что с этим делать. Гипотезу темной энергии выдвинули просто для того, чтобы как-то привязать к теории парадоксальные результаты этих наблюдений. А наш подход гораздо лучше скреплен внутренней логикой, поскольку темная энергия у нас присутствует изначально и именно она обеспечивает чередование космологических циклов». Впрочем, как отмечает Пол Стейнхардт, есть у циклической теории и слабые места: «Нам пока не удалось убедительно описать процесс столкновения и отскока параллельных бран, имеющий место в начале каждого цикла. Прочие аспекты циклической теории разработаны куда лучше, а здесь предстоит устранить еще немало неясностей».

Монопольная бомба

Отец американской водородной бомбы Эдвард Теллер постоянно размышлял о создании сверхмощного оружия. Как-то он обедал с известным физиком-теоретиком и космологом Нилом Тьюроком, и тот рассказал, что занимается магнитными монополями – гипотетическими частицами, обладающими не электрическим, а магнитным зарядом. К ужасу собеседника, Теллер немедленно начал прикидывать, как использовать монополи в роли начинки для супербомбы.

Что же это за частица? Согласно классической и квантовой электродинамике, источником электромагнитного поля служат электрические заряды и электрические токи. В принципе, можно предположить, что существуют и магнитные заряды, которые переносят особого рода частицы, проявляющие себя как одиночные магнитные полюса. Поток таких магнитных монополей может сформировать специфический ток – опять-таки, не электрический, а магнитный. Магнитные заряды и магнитные токи легко вводятся в уравнения Максвелла, отчего те только делаются более симметричными. В 1894 году эта идея пришла в голову Пьеру Кюри, который не только работал с радиоактивными элементами, но также много занимался магнитными явлениями. Кюри ограничился тем, что изложил ее в короткой заметке, поскольку такие заряды и токи никто и никогда не наблюдал.

Но даже самые красивые теоретические модели нуждаются в опытной проверке. Можно ли подтвердить или опровергнуть циклическую космологию с помощью наблюдений? «Обе теории, и инфляционная, и циклическая, предсказывают существование реликтовых гравитационных волн, – объясняет Пол Стейнхардт.– В первом случае они возникают из первичных квантовых флуктуаций, которые в ходе инфляции размазываются по пространству и порождают периодические колебания его геометрии, – а это, согласно общей теории относительности, и есть волны тяготения. В нашем сценарии первопричиной таких волн также служат квантовые флуктуации – те самые, что усиливаются при столкновении бран. Вычисления показали, что каждый механизм порождает волны, обладающие специфическим спектром и специфической поляризацией. Эти волны обязаны были оставить отпечатки на космическом микроволновом излучении, которое служит бесценным источником сведений о раннем космосе. Пока такие следы обнаружить не удалось, но, скорее всего, это будет сделано в течение ближайшего десятилетия. Кроме того, физики уже думают о прямой регистрации реликтовых гравитационных волн с помощью космических аппаратов, которые появятся через два-три десятка лет».

Еще одно различие, по словам профессора Стейнхардта, состоит в распределении температур фонового микроволнового излучения: «Это излучение, приходящее из разных участков небосвода, не вполне однородно по температуре, в нем есть более и менее нагретые зоны. На том уровне точности измерений, который обеспечивает современная аппаратура, количество горячих и холодных зон примерно одинаково, что совпадает с выводами обеих теорий – и инфляционной, и циклической. Однако эти теории предсказывают более тонкие различия между зонами. В принципе, их сможет выявить запущенная в прошлом году европейская космическая обсерватория "Планк" и другие новейшие космические аппараты. Я надеюсь, что результаты этих экспериментов помогут сделать выбор между инфляционной и циклической теориями. Но может случиться и так, что ситуация останется неопределенной и ни одна из теорий не получит однозначной экспериментальной поддержки. Ну что ж, тогда придется придумать что-нибудь новое».

Заряд для супербомбы Вакуумное поле в центре монополя сохраняет экзотические свойства, которое имело до автономизации сильного взаимодействия. Как объяснил профессор теоретической физики Стэнфордского университета Леонард Сасскинд, такое поле должно катализировать распад протона. Поэтому протон при столкновении с монополем обязан превращаться в более легкие частицы, такие как нейтральный пион и позитрон. Это будет настоящей аннигиляцией, причем для нее не нужна никакая антиматерия. Идеальная начинка для супербомбы!

Следующий шаг сделал Поль Дирак в 1931 году. Он обнаружил, что гипотеза магнитного монополя не только не противоречит принципам квантовой физики, но даже ведет к весьма интересным следствиям. Его вычисления показали, что произведение любого электрического заряда на заряд монополя равно половине произведения постоянной Планка на скорость света, помноженной на целое число или ноль (последнее означает отсутствие монополей в природе, поскольку электрические заряды заведомо существуют). Из формулы Дирака вытекает, что в системе СГС минимальный заряд монополя почти в 70 раз превышает заряд электрона. Поэтому монополь очень сильно отклоняется магнитными полями и может быть легко обнаружен – на фотоэмульсии или же в камере Вильсона. С 1951 года эти частицы искали в космических лучах, а позднее и на ускорителях, но неизменно без всякого успеха. Все говорило за то, что либо монополей не существует вообще, либо они не появляются в окрестностях Солнечной системы.

В своей статье о монополях Дирак отметил, что, поскольку они разрешены квантовой механикой, «было бы удивительно, если бы природа не воспользовалась такой возможностью». А в 1974 году Александр Поляков и Герард Хоофт показали, что при определенных условиях в юной Вселенной монополи просто обязаны были появиться на свет. Этот вывод следует из целого класса теорий, описывающих отношения между фундаментальными взаимодействиями вскоре после Большого взрыва. Когда возраст Вселенной составлял 10–36 секунды, сильное взаимодействие отделилось от электрослабого и обрело самостоятельное существование. При этом в вакууме образовались точечные топологические дефекты, своего рода узлы, несущие в своих центральных ядрах гигантскую энергию и потому обладающие огромной массой, как минимум в 1015 раз превышающей массу протона. Это и были магнитные монополи – вернее, их зародыши. В монополи они превратились после того, как электрослабое взаимодействие тоже разделилось надвое и появился настоящий электромагнетизм. И тогда-то протомономоли предстали в завершенном обличье частиц с одиночными магнитными полюсами.

Замороженные монополи

Осенью 2009 года в журнале Science были опубликованы работы двух научных групп – германо-британской под руководством ученых из немецкого Центра Гельмгольца (Helmholtz-Zentrum Berlin, HZB) и французско-британской под руководством исследователей из Института Лауэ-Ланжевена в Гренобле, – которые продемонстрировали твердотельные модели магнитных монополей, реализованные на титанате диспрозия (Dy2Ti2O7). У этого материала в каждом узле кристаллической решетки имеются четыре свободных магнитных спина, допускающих различную ориентацию. Это похоже на конфигурацию молекул воды во льду, поэтому такие материалы носят общее название «спиновый лед».

Спиновое спагетти

В спиновом льду при низких температурах в магнитном поле возникает сеть из переплетенных спиновых цепочек («спиновое спагетти»), которые выглядят на расстояниях много больше атомных подобно струнам Дирака – гипотетическим одномерным объектам, на концах которых находятся монополи и антимонополи. Струны Дирака в оригинальной модели ненаблюдаемы, их концы считаются свободными частицами.

Разумеется, это не настоящие монополи, а их имитация – специфические квазичастичные коллективные возбуждения в средах с особыми магнитными свойствами, которые при нейтронном сканировании проявляют себя на больших масштабах как монополи. В более мелких масштабах это сходство исчезает. Микроскопическое магнитное поле «спиновых спагетти» не образует особенностей на концах, в то время как поле настоящего монополя вблизи него стремится к бесконечности.

Если эта теория верна, почему монополи не удается обнаружить? Частицы со столь гигантской массой невозможно создать ни на одном ускорителе, но нет их и в космических лучах. Согласно стандартной космологической теории, монополи возникли перед началом инфляционного расширения Вселенной, которое так растянуло пространство, что их плотность снизилась до ненаблюдаемых значений. Если верить циклической космологии, Вселенная никогда не нагревалась до температур, при которых возможно рождение монополей. Так что либо плотность этих частиц чересчур мала, либо они просто не существуют.

Циклическая вселенная: круги на микроволновых полях

С подобным сенсационным заявлением выступил недавно всемирно известный оксфордский астрофизик Роджер Пенроуз (Roger Penrose). По его словам, данные о фоновом микроволновом (реликтовом) излучении Вселенной, собранные американским зондом WMAP, подтвеждают, в общем-то, маргинальную для современной космологии идею о «циклической Вселенной».

Здесь стоит напомнить, что согласно куда более распространенной инфляционной модели Вселенной все мироздание родилось около 13,7 млрд. лет назад из точки бесконечной плотности в результате Большого Взрыва, и с тех пор продолжает расширяться. В наше время расширение это происходит со все большей скоростью, и в конце концов, скорее всего, приведет Вселенную в полностью однородное и холодное состояние.

Круги на полях

Ученые связывают найденные ими круги с результатами столкновений сверхмассивных черных дыр в конце существования той Вселенной, которая была до Большого взрыва.

Таким образом, полагают ученые, все мы живем в циклической Вселенной, в которой конец одной эпохи (эона) совпадает с началом другой. И этот процесс проходит бесконечно.

Свои результаты Пенроуз и Гурзадян получили на основе наблюдений с космического аппарата WMAP (Wilkinson Microwave Anisotropy Probe, NASA), предназначенного для исследования реликтового излучения. Проверка результатов была сделана по данным эксперимента BOOMERanG, который включал в себя наблюдение анизотропии реликтового излучения при помощи аппаратуры, расположенной на воздушном шаре, летающем над Антарктикой.

Работа Пенроуза и Гурзадяна (она была опубликована на сайте препринтов ArXiv.org, которую можно скачать здесь: Concentric circles in WMAP data may provide evidence of violent pre-Big-Bang activity) еще будет подвергнута тщательному анализу как со стороны самих ученых, так и со стороны всего научного сообщества. Но если в итоге их выводы окажутся правильными, то эта работа станет как раз таким фундаментальным открытием, эпоха которых, как некоторым кажется, уже закончилась, и гораздо дальше отодвинет «конец науки». Той самой науки, занятия которой сегодня многие считают скучными и нудными.

Пенроуз же начинает с известной проблемы, пока неразрешенной в рамках этой модели – с бесконечно низкой энтропии изначального состояния Вселенной, невероятно высокого уровня упорядоченности, которая с тех пор непрерывно убывает. По мнению ученого, более разумной выглядит версия о циклической природе Вселенной, в которой каждый Большой Взрыв – лишь один из бесконечной череды, открывающий новый этап существования мира.

В какой-то далекий от нас момент, по Пенроузу, Вселенная придет в состояние, весьма напоминающее состояние, предшествовавшее «нашему» Большому Взрыву. Форма, геометрия Вселенной будет становиться все более плоской и однородной, что и позволит ей совершить невероятный переход от состояния бесконечной протяженности к бесконечной малости, чтобы снова развернуться новым Большим Взрывом. Энтропия в момент этого перехода будет чрезвычайно мала, поскольку по мере растяжения Вселенной главные ее носители – черные дыры – все полностью испарятся.

Пенроуз утверждает, что подтверждения этой гипотезе обнаруживаются в реликтовом излучении – чрезвычайно слабом и холодном микроволновом фоне, равномерно пронизывающем всю Вселенную. Считается, что оно – лишь слабое эхо мощного излучения, бушевавшего в мироздании, когда оно насчитывало порядка пары сотен тысяч лет от роду. Сегодня же реликтовый фон очень слаб и однороден, температурные различия в нем составляют тысячные доли градусов, но и они могут многое сказать нам о состоянии молодой Вселенной. Недаром за открытие анизотропии реликтового излучения несколько лет назад была вручена Нобелевская премия.

Пенроуз вооружается картой аномалий в реликтовом излучении, составленной по данным американского зонда WMAP и проанализированной вместе с армянским физиком Вахой Гурзадяном (Vahe Gurzadyan). По их словам, в структуре этих аномалий обнаруживаются совершенно определенные концентрические окружности, температура излучения в пределах этих кругов слегка ниже, чем вне их.

Именно эти круги, по мнению Пенроуза и Гурзадяна, позволяют нам «видеть сквозь Большой Взрыв», являясь следами, оставленные в пределах нашего цикла существования Вселенной гравитационными волнами, которые создали черные дыры, погибшие в конце предыдущего цикла. В любом случае, ученые отмечают, что в рамках инфляционной модели интерпретировать эти циклические окружности пока не представляется возможным, ведь согласно ей все флуктуации температуры реликтового излучения должны распределяться случайным образом.

Пока трудно сказать, насколько справедливы эти выводы – для начала, как отметил один коллега Пенроуза, нужно убедиться в реальности существования этих окружностей в данных WMAP, а также в том, что они не вызваны какими-нибудь пока невыявленными аберрациями. Если же они действительно имеются, это действительно поставит новую проблему перед инфляционной моделью, сторонникам которой придется в очередной раз как-то выкручиваться.

Без сингулярности

Что же придумали Стейнхардт и Тюрок для объяснения природы таинственной энергетической субстанции и ее поведения во времени?

Согласно их базовой теории, темная энергия – это единое энергетическое поле, пронизывающее всю Вселенную, в основном заполненную вакуумом. Далее изобретательные «циклики» воспользовались идеей, впервые предложенной американцем Ларри Эбботтом в 1985 году: по его версии, плотность энергии вакуума на более ранних этапах эволюции Вселенной была намного выше. Эбботт также постулировал, что этот процесс понижения плотности вакуума происходил не постепенно, а скачками, причем каждый новый скачок занимал большее время, чем предшествующий.

Однако когда Эбботт попытался смоделировать этот сценарий в рамках классической теории Большого взрыва, выяснилось, что для достижения текущего значения плотности вакуума требуется время, намного превосходящее 15 млрд лет, прошедших с момента «начала всех начал».

Мейнстрим такой расчет, разумеется, не устроил, зато Стейнхардт и Тюрок с удовольствием ухватились за эту идею Эбботта, так как она отлично укладывалась в их циклическую модель, в которой каждый цикл длится порядка одного триллиона лет. По новейшей версии Стейнхардта и Тюрока, фактически повторивших идею Эбботта, плотность вакуума снижается с каждым новым вселенским циклом и даже внутри них. Снижение происходит не постепенно, а рывками, то есть после каждого падения плотности наступает очень долгая пауза (так называемый период релаксации, который к тому же имеет свойство все более и более удлиняться), в течение которой ее величина остается постоянной.

Таким образом, согласно новой циклической теории, в далеком прошлом (несколько сотен, а то и тысяч циклов назад, каждый из которых, напомним, составляет, по Стейнхардту–Тюроку, около триллиона лет) величина лямбда-члена (этот термин, равнозначный плотности вакуума, они позаимствовали у мейнстрима) была очень большой. В свою очередь, это означает, что тогда, триллионы триллионов лет назад, в нашей Вселенной не могли возникнуть условия для появления сколько-нибудь значимых неоднородностей (скоплений «правещества»), и, соответственно, древнейшая Вселенная представляла собой абсолютно безжизненное пространство, на 99,99% заполненное лишь пресловутым вакуумом.

И лишь относительно недавно – «всего лишь» несколько циклов назад, а быть может, и того меньше – снижение плотности вакуумного поля дошло до таких значений, когда у обычного вещества, формируемого в начале каждого нового цикла, наконец появилась возможность превратиться в те крупномасштабные космические неоднородности (галактики, звезды и проч.), которые и характеризуют структуру поздней Вселенной с очень маленьким значением лямбда-члена.

При этом температура и плотность вещества во Вселенной ни в какой точке цикла не становятся бесконечными, то есть для них есть какие-то предельные величины. Что же касается нынешней однородности и «гладкости» Вселенной, то они объясняются не какими-то «инфляционными фокусами», случившимися с ней в считанные доли секунды после Большого взрыва, а эволюционной логикой событий, происходивших во Вселенной до него: физические процессы, происходящие в предшествующем цикле, оказывают определяющее влияние на процессы в следующем.

На чем основывается эта прихотливая эволюционная логика? Прежде всего на новейших суперструнных теориях, согласно которым Вселенная состоит из большого количества измерений, некоторые из которых просто не доступны нашему восприятию (суммарное число измерений, по разным версиям, варьируется от пяти до одиннадцати). В наиболее простом варианте, обычно используемом в своих объяснениях Стейнхардтом и Тюроком, наша Вселенная – это трехмерная гиперповерхность, разместившаяся на тонкой плоской мембране. Развивая далее эти сюрреалистические образы, Пол Стейнхардт предлагает и такую своеобразную аналогию: все обычное вещество (кварки, электроны, фотоны и т. д.) можно уподобить мухам на этой «липучке-мембране».

На самом деле мембрана не одна – их две. На протяжении сотен миллиардов лет две мембраны-Вселенные благодаря разгоняющему действию темной энергии, присутствующей в обоих мирах, разглаживаются, постепенно лишаясь всех изначально имеющихся в них неоднородностей (галактик, звезд и т. п.). Это разглаживание (уменьшение плотности вещества) в конце концов приводит к тому, что вещество и излучение на мембранах практически полностью рассеиваются (космическое пространство пустеет). И на этом конечном этапе цикла в дело наконец активно вступает промежуточное гравитационное поле, которое заставляет две соседние мембраны сталкиваться (коллапсировать) друг с другом. В момент коллапса (условного аналога Большого взрыва, который происходит по всей поверхности контактирующих друг с другом параллельных мембран) на обеих мембранах происходит одномоментное образование многочисленных неоднородностей (иными словами, возникают колоссальные флуктуации температуры и плотности), которые и становятся зародышами вещества и излучения нового цикла. Важнейшим отличием новой циклической модели от более ранних версий начала ХХ века ее авторы считают тот факт, что в их сценарии циклических коллапсов мембран трехмерные гиперповерхности-Вселенные в момент коллапса сами не сжимаются (то есть в этом циклическом взрыве не возникает пресловутых точек сингулярности), а сжимается лишь то самое дополнительное измерение – гравитационное поле, которое находится между ними.

 

Алексей Левин

.

 

Обсудить статью предлагается на форуме, перейдя по ссылке.

 

Памяти Артёма Тарасова

Гримасы судьбы: умер от отсутствия копеечного лекарства самый богатый и честный человек планеты...

Умер Артем Тарасов. Трагически и нелепо.


Один из первых легальных бизнесменов страны, инженер, помощником которого начинал ныне знаменитый олигарх Вексельберг, казалось бы, все время окруженный людьми и интересами – умер один.


Предельно деятельный - умер незаметно даже для близких.


Развивавший и пропагандировавший новых технологии в медицине, публично собравшийся жить до 200, а то и 250 лет, - умер от воспаления легких, в ожидании еще советского антибиотика ценой 69 рублей.


Что может быть более наглядным признаком полного жизненного краха, глумливой насмешки судьбы?


С формальной точки зрения: если смотреть на буквы в анкете, отворачиваясь от духа, который они несут.


Артем Тарасов был последним романтиком перестройки.


Подошедшим к вульгарной перепродаже компьютеров с системностью и отвагой советского инженера – и обеспечившим ими судебную систему великой страны.


Он был далеко не первым – и даже не самым крупным – миллионером: в силу романтизма он стал первым легальным миллионером – и тогда еще партийные либеральные реформаторы не смогли простить ему того, что он воспользовался открытыми ими возможностями.


А потом он сорвал первую из попыток отдать Курилы Японии.


Он так гордился этим и так много говорил об этом, что это стало казаться сказкой, - но горбачевское руководство действительно было готово и к этому тоже, а поднятый Тарасовым скандал сделал этот «шаг к взаимопониманию и освобождению от груза тоталитарного прошлого» невозможным.


Его неприятности проистекали из романтической веры в закон – сначала советский, потом британский. Он не построил бизнес-империю – и даже не пытался толком сделать это. Случайно попав в глобальный клуб миллионеров, он, похоже, так и не понял – не удосужился понять – принципов его устройства и смысла его существования, занявшись созерцанием его внешних, поверхностных признаков.


Не потому, что был глуп – он был очень умен: потому, что ему было неинтересно.


Романтик не бизнесмен: ему становится скучно делать деньги.


Романтик не буржуа: ему становится скучно потреблять – и Тарасов не стеснялся искренне удивляться этому своему чувству.


Ему было скучно в обеих его эмиграциях, и он, без преувеличения человек мира, рвался домой: только там романтик может выполнить свое предназначение.


Улучшить жизнь людей и войти в их будущее - не памятником, но важным улучшением.


Таковы советские инженеры.


(Они были и прошли, но, если мы справимся со своим долгом, они еще будут.)


А Тарасов, вернувшись в Россию, занялся поиском и поддержкой сверхпроизводительных, «закрывающих» технологий, созданных в советском ВПК по крайней необходимости, но потом отвергнутых официальной обюрокраченной наукой.


Яндекс.Директ

Национальная D-виза Германии: ВНЖ

ПМЖ, рабочая, воссоединение, студенческая, школьная и другие типы. Звоните

Почему отказывают в визеВНЖ, ПМЖШенгенская визаКупить страховку

viza-v-germaniyu.ruАдрес и телефон

Он даже скупил облигации советского госзайма, поверив юридическому недоразумению, по которым государство обязано их оплатить, не для своей прибыли, - а чтобы власть направила эти деньги на развитие технологий.


И эти технологии, - по крайней мере, некоторые из них, - действительно спасали людей.


А что они не спасли его – так это вечная история: сапожник без сапог, да и энтузиазм, когда становится чрезмерным, смертельно опасен.


Артем Тарасов был хорошим человеком.


Возможно, многие знавшие его ближе и по-другому, - сотрудники, женщины и партнеры по бизнесам, - могут сказать другое, однако я знал его как человека, совершенно не похожего на себя и чуждого себе, но мечтавшего о лучшем для всех, а не для себя, и стремившегося к чуду, которое должно стать такой же обыденностью, как самолет или пенициллин.


Счастья для всех, и пусть никто не уйдет обиженный!» - когда-то сказанное Стругацкими, это было мечтой и Артема Михайловича Тарасова.


От него не осталось ни учения, ни бизнес-империи, ни обычной империи, не мириада фанатичных последователей.


Но от него осталась мечта – и дело, подкрепившее эту мечту.


Он не запантентовал ее, он не уделял ей должного внимания, не хвастался ей (в отличие от многой ерунды) и даже не говорил о ней толком, - но прожил последнюю треть жизни ради нее.


Когда она станет скучным повседневным бытом, предметом страхования, мелких мошенничеств, небрежности и кляуз на недостаточно комфортное обслуживание, никто не вспомнит о «технологиях Тарасова», не повесит мемориальные доски, не назовет его именем даже самого замусоренного переулка в промзоне, не включит его в учебник даже нечитаемой сноской. Это не было бы чрезмерной несправедливостью, если бы его просто поблагодарили (ибо технологии создавали и развивали, в том числе и рискуя жизнями, другие, а он их «просто поддерживал»), - но мы знаем историю: не скажут и спасибо.


Однако люди будут жить, - счастливо или нет, хорошо или плохо, с пользой или бездарно растрачивая свои годы, в войне или мире, но отчетливо дольше, - благодаря ему.


И мне кажется, он будет этим более чем доволен.

 

Подробнее -- http://delyagin.ru/…/53961-pamjati-poslednego-romantika-per…

 

Вспомним о князе Петре и эрзянской ведунье Февронии...

 

В этот день, 8 июля (25 июня по старому стилю) христиане почитают благоверного князя Петра, в иночестве Давида (Давыда), и княгиню Февронию, в иночестве Евфросинию, Муромских. К Петру и Февронии, по традиции, обращаются супруги с молитвами о семейном счастье.

 

 

Инициатива проведения «всероссийского дня семьи, любви и верности» принадлежит жителям города Мурома, где обрели свой покой тела Петра и Февронии. Эта идея была поддержана депутатами Государственной Думы Российской Федерации, и в 2008 году праздник получил официальную поддержку. Для популяризации праздника во многих городах России в наши дни были поставлены памятники Петру и Февронии.

 

Празднование дня Петра и Февронии часто противопоставляют празднованию западного по происхождению дня святого Валентина.

 

В действительности, «День семьи» имеет древние дохристианские корни. После прошедших накануне купальских игр, определялись пары суженых, и именно поэтому этот день покровительствовал семье и любви. В старину с этого дня и до Петра (12 июня по новому стилю) игрались свадьбы. Кое где сохранилась поговорка: «До Петра девка хитра, а на Петры – хоть лицо ей подотри (от слёз, что не вышла замуж)».

 

Издавна это был день ведьм, оборотней, колдунов и проказ всякой нежити, начиная с домовых и кончая русалками, – этот праздник является также и днём полной зрелости полевых и лесных трав, расцветающих к этому времени во всей красе. Всё растущее на земле – к «Иванову дню в полном соку». Недаром именно в этот день и начинали Первый покос.

 

Считалось, что в этот день последние русалки уходят с берегов вглубь водоёмов и засыпают до весны – и потому можно купаться без опаски.

 

Ещё наши предки считали, что впереди будет сорок жарких дней: «После Ивана не надо жупана»… Если в этот день идёт дождь, то будет хороший урожай мёда. Свиньи и мыши сено едят – к худому покосу.

 

Что же касается «христианского» праздника, «привязывать» к народному календарю его пришлось достаточно долго. И, как всегда в подобных случаях, не обошлось без серьёзных накладок, о которых до сих пор вспоминать не принято.

 

День Петра и Февронии приходится на Петровский пост (а, как известно, «постом браки не венчаются»). В текстах церковных служб Петру и Февронии нет и намёка на их «покровительство браку»; ни о какой их «специализации» не упоминает и Акафист (радуйтеся, неотступнии хранители града Мурома. Радуйтеся, князей российских пречудная доброто; радуйтеся, отечества вашего Богом дарованнии покровители. Радуйтеся, телес наших благодатнии целебницы; радуйтеся, о душах наших усерднии ко Господу молитвенницы).

 

Не всё гладко и с датой. Днём церковного почитания святых является 25 июня по старому стилю. В летописях же отмечено, что кончина князя Давыда (Петра) и княгини и их погребение выпали на Светлую Седмицу (апрель) 1228 года. Таким образом, возникает вопрос несоответствия времени смерти и даты церковного почитания. Церковная богослужебная практика знает два случая поминовения святых – в день их кончины и в день перенесения их святых мощей. В связи с этим исследователи высказывают предположение, что с датой 25 июня связано перенесение мощей святых князя и княгини из обветшавшего Борисоглебского кафедрального собора в новопостроенный собор Рождества Богородицы, уже существовавший в XV веке (обновлённый в XVI веке) на Воеводской горе, где мощи хранились до советского времени. Собор был снесён в конце 1930-х годов.

 

Но более того, оказывается, что и сам князь Пётр в летописных источниках не упоминается. Некоторые исследователи отождествляют Петра и Февронию с известным по летописям муромским князем Давидом Юрьевичем и его супругой. Князь Давид правил в Муроме с 1205-го по 1228 год и принял постриг с именем Петра, о его супруге практически ничего не известно.

 

Святые были канонизированы Русской православной церковью в 1547 году. Вскоре после канонизации, Ермолем-Еразмом была составлена по указанию митрополита Макария известная «Повесть о Петре и Февронии Муромских», которую часто именуют «жемчужиной древнерусской литературы».

 

По мнению исследователей, в повести объединены два народно-поэтических сюжета: волшебная сказка об Огненном Змие и сказка о Мудрой Деве. С устно-поэтической народной традицией связан и образ центральной героини – Февронии. Жанр «Повести о Петре и Февронии Муромских» не находит соответствий ни с исторической повестью, ни с агиографической.

 

Личность Февронии заслуживает особого внимания. Феврония – это эрзянская «ведьма» Евфросиния (по-русски Ефросинья). Почему-то не принято сегодня также вспоминать и о том, что Петру достался Агриков меч – сверхоружие древней цивилизации.

 

Согласно упомянутой Повести, «Искони же ненавидя добра роду человечю, дьявол всели неприязненаго летящаго змия к жене князя того на блуд». Он являлся «приходящим людям» в облике князя Павла.

 

Пётр сразил чудовище чудесным Агриковым мечом и заболел от ядовитых капель змеиной крови. «И искаша… ото много врачев исцеления, и ни от единого получи». Петра вылечила мудрая дева Феврония из рязанской [эрзянской] деревни Ласково. Она отличалась от обычных девушек и обликом, и поведением, и загадочными речами. А у ног девы скакал ручной заяц. Князь взял Февронию в жены.

 

После смерти старшего брата, Пётр унаследовал княжество. Муромские бояре и их жёны не желали подчиняться княгине-простолюдинке. На пиру они обвинили ее в том, что она собирает в ладонь хлебные крошки как простая крестьянка. Тут Феврония совершила первое чудо, обратив их в благоуханный ладан. Спустя время, бояре предложили князю взять себе другую жену, а Февронию, наградив, отправить из города. Княгиня выбрала награду: «Ничто же ино прошу, токмо супруга моего князя Петра». Супруги вместе покинули город. Когда они плыли по реке, Феврония показала второе чудо: угадала нечистые помыслы одного из женатых приближенных, возжелавшего красавицу княгиню. Попросив его зачерпнуть воды с обоих бортов лодки и испить, она указала на то, что как вода одинакова, так и женское естество. На берегу реки Оки дева сотворила третье: колышки для костра превратились в «процветшие» деревья.

 

По сравнению со многими другими русскими областями, Муромская [эрзянская] земля приняла христианство заметно позже. А именно муромские [эрзянские] предания использовал Ермолай-Еразм для своей Повести, и именно в них содержатся истории, впоследствии названные исследователями «сказочными». Подобного нет ни в одном русском житийном произведении. Более того, из Повести видно, «что вплоть до заключительной части, где речь идет о конце жизни героев, специфически христианские воззрения проявляют себя лишь в комментариях к происходящему и в характерных речевых оборотах. Развития действия они не затрагивают». «Классик» отечественной истории В. О. Ключевский отметил, что «в истории древнерусской агиографии она имеет значение только как памятник, ярко освещающий неразборчивость, с какою древнерусские книжники вводили в круг церковно-исторических преданий образы народного поэтического творчества».

 

Современный читатель узнаёт в «Повести о Петре и Февронии» много знакомых сюжетов: о премудрой деве, трудных загадках, огненном змее, мече-кладенце, царевне-лягушке. С ними он встречался, когда в детстве читал или слушал сказки. А сказочное, как известно, внешне противоположно христианскому. Уже одно это настраивает читателя на восприятие истории о Петре и Февронии как затейливой небылицы.

 

Ведь именно так воспринимается сказка, поскольку один из основных ее признаков – заведомая небыль всего, что в ней происходит. Недаром говорится: «Сказка – ложь». Однако так было не всегда. В середине прошлого века российский фольклорист В. Я. Пропп показал, из чего и как складывается сказка. Ученый обратил внимание, что так называемые «волшебные» сказки – например, об Иванушке-дурачке/царевиче – строятся по одной схеме. В каждой из них обязательно присутствуют общие элементы. Начало сказки показывает героя неприглядно: лежит дурень на печке целыми днями, бока пролеживает. Потом что-то заставляет его отправиться в дальнюю дорогу. Путешествие оказывается непростым: герою приходится решать трудные задачи, сражаться с чудовищем и победить его необычным оружием, погибнуть, а потом возродиться при помощи чудесного снадобья. Но самое главное, что из поездки Иван привозит себе умницу и красавицу жену, по возвращении получает как минимум полцарства, а сам из дурака превращается в царевича.

 

В основе такого рода сказок лежит древний обряд инициации – посвящения юношей в мужчины. В нем подростки подвергались жесточайшим физическим испытаниям. Сам же ритуал символизировал смерть юноши («Иванушки-дурачка») и рождение мужчины («Ивана-царевича»). Выдержавший обряд становился полноценным членом общества, получал право жениться и мог занимать видные должности.

 

Все эти элементы присутствуют и в Повести: князь Петр побеждает змея мечом-кладенцом; заболевает, что символически соответствует смерти; чудом исцеляется, т. е. рождается заново. Наконец, он получает необыкновенную жену и Муромское княжество…

 

Насчёт «Агрикова меча» снят фильм «Искатели: "Рязанский интерес" третьего рейха».

Удивительный дом в Костроме дал отпор поборам управляющей компании

Удивительный дом в Костроме дал отпор поборам управляющей компании

 

Кострома -- тот самый дом

 

И зажил великолепно. Теперь дом не узнать.

 

В Костроме обнаружился удивительный дом, жильцы которого дали отпор управляющей компании при повышении тарифа за содержание жилья, узнал KOSTROMA.TODAY. С жителями уникального дома поговорили корреспонденты «Костромских ведомостей».

 

Напомним, в Костроме плата за содержание жилья составляет примерно 22 рубля за 1 кв.метр, в прошлом году ее снова повысили. Большинство костромичей эти деньги платит, хотя качество жизни в домах почему-то не улучшается.

 

Многие специалисты считают: плату за содержание жилья в Костроме можно повысить хоть до 100 рублей, лучше в домах не станет. Ведь  люди, как правило, не могут проверить, делает ли их управляющая компания хоть что-то.  А УК воспринимают дома как свою собственность.

 

В доме №6 на ул. Индустриальной жители пошли на принцип. И решили: будем платить 16 рублей за метр, не больше. Эта сумму не повышают уже 3 года. Жильцам, конечно, говорили: вы что, ваш дом рухнет, этого слишком мало. В реальности все оказалось наоборот.

 

«На этот тариф в 16 рублей мы сделали косметический ремонт в 5 подъездах, полностью заменили стояки для холодной и горячей воды, частично заменили трубы канализации, во всех подъездах поменяли проводку и установили светодиодные лампочки. И при этом на счету еще осталось 399 тысяч рублей», — рассказывает председатель совета дома Лариса МАЛЫШЕВА.

 

Звучит, конечно, как чудо. Правда, жителям повезло: медик Лариса Малышева, которая возглавляет совет дома  5 лет, отдает работе все свободное время. Ей помогает  Сергей Прокофьев, который раньше работал замом главного энергетика крупного завода. Понятно, что такие люди не дают разворовать даже копейку, проверяют каждый счет.

 

Казалось бы, с дома №6 в Костроме надо брать пример. Ничего подобного – на дом постоянно идут атаки от коммунальных чиновников и УК. Пока, правда, жители, которые оценили хорошую жизнь при небольшом тарифе,  их отбивают.

 

Первоисточник: https://kostroma.today/udivitelnyj-dom-v-kostrome-dal-otpor-poboram-upravlyayushhej-kompanii-i-zazhil-velikolepno/

 

Петушок и Кошечка: Экранизация эрзянской народной сказки

Экранизация эрзянской народной сказки «Петушок и Кошечка»

(Мультфильм)

Смотреть по ссылке: https://youtu.be/OXLCcgknVbs

 

ЭРЗЯТ, ИЗНЯМОНЬ ЧИ МАРТО!




А. Горский. Без вести пропавший


Войнань чамась истямо а мазый...


ПИНГЕНЬ ТОЛ

Эрзянь Масторавась

Кортась войнань кельсэ:

«Модась верь потс ваясь!

Чись копачавсь пельсэ!


Вана, эйднем, торо,

Саик авать кедьстэ.

Ванстомак монь, цёрам,

Кравтыть ятнэнь тестэ».

 

Эрзянь сэтьме алясь

Кивчкадсь теке ёндол.

Сонзэ оймесь марясь

Варма эрьва ёндо.

 

Пелема эзь сода —

Тюрсь эрзя-солдатось.

Вий макссь тензэ Модась.

Мендявсь, синдевсь ятось.

 

Косо, зярдо чавовсь

Эрзянь мазый цёрась?

Учи Масторавась.

Палы Пингень толось.


Валдо Чись ды Ковось,

Сельмть прок, ваныть верде.

Чинь-чоп Пингень толось

Сюконямо терди.

Числав Журавлев

Источник: Эрзиана

 

Бесконечный лес красных знамен - В память о Первомае 1917

 «Бесконечный лес красных знамен». Социальная хроника –1917

 

Май 1917, Москва

 

18 апреля (1 мая) 1917 года по всей России прошли грандиозные празднования Дня международной солидарности трудящихся. Маевки при царской власти жестоко разгонялись, а их участники нередко попадали за решетку. Впервые в истории страны Первомай не только отмечался легально, но и был объявлен всенародным праздником, одним из символов победы Февральской революции.

«Мир не видел такого празднования 1 Мая! Везде за границей 1 Мая остается праздником классовым, у нас же он прошел как общенародный...»

«... побеждена ли обывательская психология? Все ли русское общество понимает истинное значение 1 Мая? Праздник 1 Мая – это тоже Воскресение из мертвых: человечество празднует свою грядущую весну».

Газета «Новая жизнь»

___________

Петроград: в митингах и демонстрациях приняли участие сотни тысяч человек. 

«На Мариинском дворце, через весь огромный фасад, тянулась красная полоса с надписью: «Да здравствует Третий интернационал!» Это была резиденция и цитадель империалистского совета министров. Должно быть, Мариинский дворец попал в руки большевика-декоратора. Или эта дьявольская насмешка была внушена из центра, из комиссии Первого мая... Ведь немало было в революции девизов, более подходящих к почтенным физиономиям Гучкова, Милюкова и Терещенки. Но это был поистине символ «соотношения сил».

Из воспоминаний Н.Н. Суханова, участника революционного движения, на тот момент сторонника меньшевиков

 

Демонстрация в Москве 1 мая 1917

___________

Москва. «По главным артериям города текли целые потоки, и смотревшему издали казалось, что расстилается над этими потоками красный покров. На красном полотнище, закрывающем середину бывшего генерал-губернаторского дома, – надпись: «Требуем декрета о 8-часовом рабочем дне». То золотыми, то белыми литерами выведены надписи: «Да здравствует Интернационал!», «Да здравствует народная армия!», «Пролетарии всех стран соединяйтесь!», «Демократическая республика», «Земля и воля».

Газета «Русские Ведомости»

___________

Рига. По решению Совета состоялась демонстрация, в которой приняли участие более 100 тысяч человек.

«Первомайский праздник прошел с таким размахом, какого нельзя было даже ожидать. Огромное человеческое море, десятки тысяч стоящих стройными рядами людей, бесконечный лес красных знамен».

газета «Рижское обозрение»

___________

Одесса. «В демонстрации участвовало свыше 300 тысяч человек... На Таможенной площади был сборный пункт для моряков, и каково было удивление многих товарищей, когда они увидели там не только матросов, но и весь штаб транспортной флотилии во главе с адмиралом Фоменко... Это, кажется, единственный день за всю революцию, когда было единодушие почти у всех слоев одесских жителей, за исключением крупной буржуазии… Сионистская демонстрация, как неорганизованная, была направлена по другим улицам с тем, чтобы не смешать националистическо-буржуазную демонстрацию с демонстрацией труда».

Григорий Ачканов, из сборника «Октябрь на Одещине», изданного к 10-летию Октябрьской революции

___________

Владивосток. 40 тысяч владивостокцев собрались на ипподроме, где городская управа установила несколько трибун. От местных конституционных демократов выступил предприниматель Циммерман, призвавший к соблюдению порядка. С трибуны социал-демократов выступили руководитель Владивостокского комитета РСДРП, большевик Антонов и только что прибывший из эмиграции Моисей Володарский. После общего митинга началась демонстрация. Члены каждой партии и сочувствующие шли под своими знаменами и штандартами и со своими лозунгами.

«Мы – плоть от плоти, кровь от крови того же трудящегося люда и только временно носим шинели. Соединимся же в этот день с нашими братьями рабочими!»

Газета «Владивостокская крепость»

___________

Село Гурьево Симбирской губернии. На демонстрацию собралось около 5 тысяч рабочих Гурьевской, Румянцевской и Измайловской фабрик и крестьян соседних деревень. Праздничное шествие прошло через дубовую аллею, разбитую на месте расстрела рабочих фабрики в 1905 г.

___________

Самара. «…Каждая партия шла под своими лозунгами: у большевиков – «Мир хижинам – война дворцам!», «Долой империалистическую войну!» и за Учредительное собрание, меньшевики – «Война до победного конца!», «Мир без аннексий и контрибуций» и за поддержку Временного правительства. В шествии принимал участие и Комитет Народной Власти… По приходе к Постникову оврагу начались митинги...»

Из воспоминаний В.М. Зубкова, большевика, типографского рабочего

___________

Празднование 1 Мая поддержали и многие иерархи РПЦ.

«Нам сегодня следовало бы быть в храмах, чтобы душою слиться с теми, кто ныне празднует, торжественным богослужением, звоном колоколов показать, что мы действительно сочувствуем той свободе, которая провозглашена в великие мартовские дни и которая дорога нам, потому что она покоится на учении Самого Христа и апостолов и   составляет дух и сущность Евангелия».

епископ Бельский Серафим (Остроумов)

___________

Но первомайские торжества, несмотря на объявленную всенародность, продемонстрировали различие классовых интересов. Одна из газет Ачинска Енисейской губернии сообщала о казусах, когда, «не понимая, что праздник направлен против буржуазии», представители последней во главе с еврейским и православным духовенством присоединились к шествию. Газета отмечала, что само присутствие буржуазии и духовенства на празднике рабочих, среди революционных лозунгов «Пролетарии всех стран соединяйтесь!», «Конец войне!», «Да здравствует Интернационал!» было нелепо: «Речи господ были коротки, их мысли неясны».

___________

«Третий год проходит с тех пор, как рабочие всех стран, вчера еще кровные братья, а ныне переодетые в солдатские шинели, стоят друг против друга, как враги, калеча и убивая друг друга, – на радость врагам пролетариата… Русская революция первая пробивает брешь в стене, отделяющей рабочих друг от друга. В момент всеобщего «патриотического» опьянения русские рабочие первые провозглашают забытый лозунг: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!»

«Правда», 18 апреля (1 мая) 1917

___________

В День Красного Первомая нотой министра иностранных дел Временного правительства Милюкова правительствам Антанты, в которой он (без какого-либо согласования с Советом) гарантировал выполнение Россией всех обязательств по участию в войне, начался так называемый Апрельский кризис.

 

Опубликовано в газете «Советская Россия» 29.04.2017

Ссылка на первоисточник – http://sovross.ru/articles/1544/32285

Яков Кулдуркаев ЭРЬМЕЗЬ Ёвкс кезэрень пингеде

Поэтический перевод Татьяны Фоминой (Ротановой)

 

Яков Яковлевич Кулдуркаев – автор поэмы «Эрьмезь», родом из села Лобаски Атяшевского района, здесь он родился и умер. Село Лобаски находится в 5 километрах от деревни Лига, где пролетело и моё босоногое детство. Нередко именно в Лобаски приходилось отправляться пешком к автобусу после летних дождей по распутице. В Лобаскинской школе учился мой отец, её же и заканчивал. 

С Яковом Яковлевичем Кулдуркаевым мы земляки – вскормлены эрзянской Землёю, здесь наша родина, здесь наши корни. Оттого и поэма «Эрьмезь» близка и понятна моей душе. Оттого и появилось желание перевести её на русский язык при первом же прочтении.

Сюжет поэмы «Эрьмезь» невольно заставляет провести параллель с всемирноизвестной шекспировской трагедией. Главные герои поэмы – Эрьмезь и Котова, – это и есть наши национальные (мордовские) Ромео и Джульетта, погибающие в результате междоусобных боёв.

Музыка эрзянской речи, высокий поэтический слог Кулдуркаева, тематика, перекликающаяся с современными событиями, происходящими на Украине и в мире,  дали импульс для осуществления поэтического перевода. Насколько мне это удалось, судить читателям – старалась не обмануть Ваших надежд.

Татьяна Фомина (Ротанова), она же Вирява

 

07.02.2016 г.

 

Яков Кулдуркаев

ЭРЬМЕЗЬ

Ёвкс кезэрень пингеде

Яков Кулдуркаев

ЭРЬМЕЗЬ

Сказание о древнем времени

Поэтический перевод

Татьяны Фоминой (Ротановой)

I
Аволь вирь атя вирьсэ сеери,

Овтонь вайгельсэ эйкакшт тандавтни –

Те пижни истя велень озатя,

Велень озатясь пурны  эрзятнень.

Сон маризе шканть, сон учизе чинть:

Яки велева, ванны кудова,

Мучки кардазга, вешни утомга – 

Сон весе веленть кувалт якизе, 

Кувалт якизе, трокс-трокс чийнизе. 

Велень атятнень весе пурнынзе, 

Весе пурнынзе ды мери сыненст: 

 

- Шкась а васоло, се щкась маласо. 

Прянк тынь анокстынк Пазнэнь озномо, 

Пазнэнь озномо, эстенк киштнеме. 

Кочкадо, эрзят, ямксонь пурныцят, 

Варшадо, эрзят, пурень теицят, 

Муеде, эрзят, ямонь пидицят,

Кучодо, эрзят, таркань пирицят. 

А чинь кочкиця ансяк монсь кучан,— 

Се а тынк тевесь, се монсень мелесь! 

 

Эрзят сюконясть — атясь каршозост.

 

 

 

 

 

 

 II
Сокардавсть эрзят: коткудавкс кашкить! 

Пиреяк пирить, пуреяк теить, 

Ямксосткак пурназь, ревесткак кершазь, 

Казнесткак еразь, лангосткак оршазь: 

Ансяк вал учить атянть пельде сынь. 

А капши атясь, ашти кудосо, 

Валскень перть учи та-кинь паксясто. 

Панжовсь кенкшезэ, совась евтыця. 

 

Совась, сюконясь, кармась евтнеме: 

- Пандо пряс лиснинь, тумо пряс кузнинь, 

Мои куватьс ваннынь, мои куватьс вешнинь, 

Весе менеленть сельмсэнь мучкия: 

Косояк арась ве пельгак, покштяй, 

Ансяк чись ашти, ашти ськамонзо, 

Менеленть лангсо сехте куншкасо, 

Теке покш куда тейтерь максомсто. 

 

Сестэ озатясь сыргась кармавтозь: 

- Ютак велеванть, ютак сеерезь,

Тердить эрзятнень Пазнэнь озномо, 

Пазнэнь озномо, эстест киштнеме.



 

 

 

 

 

 

 

 

III

Вай, сыргасть эрзят пазнэнь озномо! 

Веленек сыргасть: эйкакшткак эзть кадт. 

Коткудавкс кашкить, пиземекс пизить, 

Молить киява — сурень кувалма. 

Пачкодсть ве кирашкс — пурдасть ве енов, 

Пачкодсть омбоцес — велявтсть вирь пелев. 

Виренть куншкасо пирязь репештя, 

Сонзэ потмозо паро оромшка, 

Панжозь кенкшезэ учи эрзятнень. 

Молить эрзятне кортазь-чоледезь. 

Ютась икельцесь — кенкшенть тетькизе, 

Совась меельцесь — парсте селгизе.

Ды пурнавсть весе озатянть перька, 

Тапардызь сонзэ сядошкань кирда. 

Учить эрзятне, велькссэст чись ашти, 

Текень кис сон лиссь Сурань потмакссто, 

Сурань потмакссто теке налкшке лиссь. 

Вай, сон ен ульнесь! Вай, сон ванькс ульнесь! 

Ваткань ал теке эрзянь коморсо... 

Ваныль пеедезь, казиль сырнесэ.



 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

IV
Куватьс озатясь аштесь чатьмонезь, 

Мейле чалгась весть, каясь пряс паця, 

Сайсь сон шумбра кши крандаз чарошка, 

Верев кепедьсы, чинтень невтнесы, 

Модас токавтсы ды озны Пазнэнь:

- Чипаз, кунсолок, маряк! 

Тон, марицясь, кода тикше касы, 

Тон, неицясь, кода пеште панжи, 

Тон, мерицясь, мерть Масторпазонтень 

Чачмодо: сюронь-сюросо, тувонь-тувосо. 

Кадык раштыть лишмензэ, скалонзо, ревензэ. 

Минь тонеть макстано васень кши. 

Тон миненек макcт шумбрачи.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

V 

Якавтовсть атянть весе тевензэ,

Весе валонзо, весе коензэ,

Сайсь сон покш кече, пешксе пуреде, 

Весе симизе, весе увтизе.

Атядонть мейле весе эрзятне

Кармасть ютамо, кеченть костямо.

Сынь симить, эрзят, сынь ярсыть, эрзят, -

Симить — иредить, моро серьгедить:

- Удалась тякась сюронь видьмеде -Сюрозо чачи кевень пандо пряс, 

Удалась тякась лишмень андомо — 

Лишмензэ кузить виде пиче пряс. 

Удалась тякась мекшень кирдеме -

Мекшензэ ливтить лия масторов,

Ды меденть таргить моргов палкасто. 

Удалась тякась карень кодамо —

Кодазь карезэ карми пейдеме.

Секень кис сонзэ вечксызь тейтертне, 

Вечксызь, паласызь ды кутмордасызь. 

 

 

Лотказевсть церат моронь морамсто, 

Серьгедевсть ават чова вайгельсэ: 

— Вай, эрзянь ават, вай, эрзянь тейтерть! 

А симить пият, а ярсыть кашат — 

Иредить тейтерть сынсест мородо, 

Пешкедить ават паро валодост.

Вай, а маштыть сынь руцянь викшнеме!

Ансяк руцясост викшнезь атякштне 

Авакштнэнь марто туить якамо. 

Кармить кочксеме чова викшневкстнэнь.

Вай, а маштыть сынь пангонь тееме, 

Ансяк пангозост ковськак сюкони. 

Морадо, церат, чись прок одирьва, 

Ваны лангозонк, ваны пеедезь,

Нать, сонгак иредсь?..

 

Лотказевсть ават, кармасть ярсамо. 

Элякадсть церат авань мородонть, 

Кода кирнявтыть, кода серьгедить: 

 

- Киштеде, тейтерть, чись прок од цера! 

Ваны лангозонк, ваны пеедезь,

Кочки тынк ютксто вейке одирьва. 

Тынк ютксо ули, ули ве тейтерь.

Сонзэ чамазо чиденть вечкевикс,

Сонзэ черензэ чудить мельганзо,

Сонзэ пангозо ковдонть кичкере,

Сонзэ руцязо викшнезь менелекс:

Сон тештев, тештев ды ковов, ковов! 

Варштат сонзэ лангс — стувтсак менеленть.

Вай, эрзянь тейтерть! Вай, эрзянь ават!

Тынь се тейтеренть невтинк миненек, 

Таргинк чинь каршо минек икелев, 

Кадык сияды чинтькак сельмезэ! 

Кадык сон чинтень кази пряс паця. 

 

Лотказевсть церат, кармасть симеме. 

Ияргадсть ават, ияргадсть тейтерть:

 

 — Церань мородонть сынь мик покордавсть.

Кода кочкить сынь казнень казиця, 

Кода саить сынь мазый пряс паця! 

Ветить казицянть. кандыть пряс пацянть,

Молить чинь каршо, морыть пеедезь: 

—Ярьде, ванодо сельменк сиядомс.

Конань сельмензэ васня конявить,

Сень седеезэ лиякс кайсети.

Се а   пейдиця, се а нарьгиця...

 

 

Сень каршо церат морыть мусколязь, 

Сялдыть пряс пацянть, пейдить казицянтъ:

- Те ней мень казне, мень те пряс паця! 

Косо ашозо? Косо мазызэ?

Теке чакшпаця нузякс кудосо.

Максынк тувонень,

Кадык нартнесы мазы чаманзо.

Весе пеедить. Виресь раки мик. 

Лотказевсть церат, аваткак лоткавсть. 

Виресь лужакадсь эрзянь мородо, 

Эрзянь вайгельде вирьганть гай моли, 

Ниленьгеменев гаесь лазови.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

VI 

Лотказевсть эрзят. Тейнемс а мезть тенст.

Пуресткак симевсть, ямосткак коршавсть,

Кашасткак сэвевсть, моросткак моравсть,

Ансяк кадовсь ней сыненст евкс евтамс. 

Ки тенст евтасы? Ки тенст ладсесы,

А карминдеряй сыре Дуварма? 

Сондензэ башка евксонь ёвтнеме

Кияк а машты масторонть лангсо. 

Ансяк Дуварма ёвксонть содасы,

Ансяк Дуварма ёвксонть ветясы

Кува эряви, седей малава.

Секс пурнавсть эрзят Дувармань перька,

Секс истя учить сонзэ валонзо,

Теке ал учить: нилезь нилевлизь. 

Ансяк Дуварма прянзо чаравты:

- Мень мон ёвтницян? Течи симинь мон,

Течи ирединь: келем понгони,

Валом пупорди, ёвксом тапави.

Кадынк ёвтаса иень полавтозь,

Иень полавтозь-теке таркасонть.

— Иень полавтозь жив тон а улят:

Тон пек сыредить, тон пек каладыть, 

Бабат кулось тонть, кискат сыредсь тонть,

Сыредсь тонть кискат, идемгадсь каткат,

Кадовить, покштяй, ансяк ськамот тон.

Кинень тон таштат? Кинень тон ванстат? 

Кулат — кадови апак ёвта   сон.

Кадык кадови! Кадык наксады,
Кадык наксады монсень седейсэ!
Мон а ёвтаса, мон а калавтса.
Кодак ёвтаса мон се евксонть тенк,
Леди мелезэнк васень эрямось.
Ава ломантне — лавшо седейтне —
Кармить рангомо, сельведь потс ваить.
— Васень эрямось кинень  мельс леди?
Васень шкатнестэ эрзянь ломантне
Якильть нуласо, тундонь верьгизт прок,
Ярсыльть макшодо, озныльть тувонень.

Лангсост рузт ардтнильть, вирьстэ пенгть усксильть.

А снартнильть эрзят пряст кепедеме,

А маштыльть эрзят «оргодть» серьгедьме.—

Сокардавсь атянть сестэ седейзэ,

Кирнявтсть сельмензэ, панжовсь кургозо:

- Юкснинк вить пильгем, таргинк нудеем!
Кершенть калавтынк — муинк монь сюром!
Мейле ойседе седе малаван

Ды кунсолодо, мезть тенк мон ёвтнян.

 

 VII 

Тапардызь эрзят евксонь евтницянть 

Сядошкань кирда! Сур а ёвкстави,

Сур а ёвкстави эрзянь юткова: 

Нерькстак уросо — уроськак сиви!.. 

Аштить перьканзо, учить валонзо: 

Эйкакшт озадот, ават пульзядот, 

Тейтерть нуваргадсть, церат виделгадсть,

Чувтнэяк вирьстэ седе малав састь, 

Атянть пряс комасть, лопаст талакадсть,

Кунсолыть эрзят, пилест шождалгадсть, 

Кармасть панжовмо, панжовсть потмаксос,

Весе кунсолость ды эзть лексеяк. 

Ведтнеяк лоткасть, тикшеськак эзь каст, 

Менельськак комась.

Марявиль     ансяк, кода седейтне 

Седеяк капшазь кармасть чавомо, 

Бызакадсть нудейть, ушодовсь ёвксось. 

Нудейсь ушоды — келесь ёвтасы.

 

1

Се тевесь, эйкакшт, седе икельксэнь,

Макшодо ташто, токамскак а ен.

Вай, эрсильть-аштильть седе икеле

Эрзянь атятне, монсень ялгатне.

Сынь эрильть-аштильть вирень куншкасо,—

Виресь сявориль, комиль лангозост.

Сынь эрильть, эрзят, Сурань кувалма.

А Сурась чудиль витьстэ ютковаст,

А мурдыль Сура ковгак ве енов,

Ковгак ве енов — лия масторов.

А содыль Сура, косто сон чачиль,

А содыль Сура, козонь сон маштыль.

Ансяк сон содыль эрзянь масторонть,

Ды сюро чачиль эрзянь масторсо...

Вай, чачиль, чачиль, модась мендявиль,

Модась мендявиль сюронь сталмодонть.

Вай, а евтави ды а невтеви,

Ды тыненк, эйкакшт, превс а саеви!

Сынст лишмест ульнесть андозь — цить мерильть,

Андозь — цить мерильть, ардыльть — ендолдыльть.

Сынь сеильть-ракильть виев пургинекс:

Сынст сеямодо, сынст рокамодо

Виресь сорк-мериль, ведесь жой мериль.

Менельсь тандадыль, тештне певерильть.

Сынст тувост ульнесть — модань пачк неильть,

Нерьсэст сокардыльть — тумо сявориль,

Тумось сявориль, сэрясь кевериль

А галат-мацейть, а яксяргт-саразт,—

Сетнень ки ловныль?!

А эрзянь цёрат, эриця бодят,

Сынь виевть ульнесть ды шумбрат ульнесть,

Сынь овто лепштильть ды верьгиз повильть.

Туильть чийнеме — сасыльть нумоло.

А эрзянь тейтерть, мазый чинь цецят,

Якильть чоледезь, ваныльть -пеедезь,

Цера юткова уильть яксяргокс.

Вай, а евтави ды а невтеви,

Ды тыненк, эйкакшт, превс а саеви!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2

Сиядыльть сельмест мокшонь цератнень.

Конатне эрильть

Мокшанть кувалма.

Сынь эрильть, мокшот,

Эрзятнень марто

Апак севнокшно:

Эрильть ве превсэ,

Пиильть ве толсо, лакильть ве верьсэ.

Конатат сырксильть сынст лангс тюрькшнеме,

Сыргильть виевстэ — туильть веревстэ.

А седе мейле, кода сыргакшность

Эрзя масторов эрзя-мокшо лангс

Рузонь кавто князть,

Конатат ульнесть тямакакс теезь.

Вай, седе мейле кияк а сыргиль.

Пелильть мокшодо, сорныльть эрзядо.

Кода пой лопась кельме вармадо.

Мезень кис истя? — тынсь чарькодтядо!

 

3

Вай, яксильть мокшот эрзянь масторов! 

Сынь ойсильть, мокшот,

Суранть чирева,

Ды морыльть, мокшот, мокшонь моросо. 

Ды сакшныльть яла мокшонь тейтертне 

Сурань чиресэ чамань шлякшномо, 

Чамань шлякшномо, цецянь кочксеме. 

Ульнекшнесь вейке тейтертнень ютксо 

Сон мазый, мазый... авардемс мазый!

Се валтнэнь каршо та-ки серьгедевсь, 

Та-ки ёртототсь тейтертнень ютксто. 

Атянть икелев лисевсь ве тейтерь, 

Лисевсь ве тейтерь, арась ве ёнов. 

Мери атянтень:

-   Монденьгак мазый?

-   Тондетькак   мазый!
Иляст са кежеть.

Сонзэ рунгозо килейде видель:

Сэрензэ кувалт виде килейтне

Ваныльть сиядозь.—

Ансяк прядынзе атясь неть валтнэнь,

Тейтертнень ютксто лисевсь омбоце,

Лисевсь омбоце, седеяк мазый.

Мери атянтень: «Монденьгак мазый?» 

-   Тондетькак мазый! Иляст са кежеть.
Сонзэ молевтте кись виделгадыль.
Чалгамодонзо тикшесь кепетиль.
Козонь сон чалгиль — таташка лисиль.
Ансяк прядынзе атясь неть валтнэнь,
Тейтертнень ютксто лисевсь колмоце,
Лисевсь колмоце, седеяк мазый.
Мери атянтень: «Монденьгак мазый?»

 

-   Чидентькак мазый! Весе комадо!
Вай, се тейтеренть, некак, Чипазось
Ванстыль эстензэ!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

4
Сон — се тейтересь — ульнесь Пурейшань,

Сонзэ лемезэ ульнесь Котова,

А се Пурейшась ульнесь мокшонь покш, 

Ульнесь мокшонь покш мокшонь масторсо.

Сон инязороль, сон модань кирдиль, 

Сон модань кирдиль, сон тенст Паз невтиль.

Ве сур кепедиль — весе чатьмонильть, 

Панжиль кургонзо — весе кунсолыльть, 

Мезе сон мериль — коняс чапилизь. 

Лисниль Пурейша ансяк покш чине. 

Тердиль Пурейша ансяк ве ломань, 

Ансяк ве ломань мокшонь-масторсто. 

Тердиль ве ломань, евтыль вейке вал. 

Сон сюпав ульнесь, сон виев ульнесь;— 

Вай, кортыльть валсо ды евтнильть евкссо

Пурейша ланга лия масторга!

Сонзэ тейтерьзэ Сурань чиресэ

Ялганзо марто вечкиль веденть лангс 

Яла ваномо. Ваныль потмаксос,

Неиль эсь прянзо, неиль, пеедиль, 

Кортыль эськанзо: «Мазыят, вадрят, 

Аштят ёвксошка. Ансяк а лиси

Тонеть мирдине тонсеть кондямо».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

5

Маризе сонзэ истя кортамсто

Эрзянь од цера Суранть чиресэ.

Се церась ульнесь сыре Пургасонь.

А се Пургасось ульнесь эрзянь покш, 

Ульнесь эрзянь покш эрзянь масторсо. 

Вечкилизь сонзэ весе эрзятне,

Видечинь кисэ ды валонь кисэ. 

Нилилизь эрзят сонзэ валонзо,

Ватказь ал ладсо...

А тонавтыль сон киньгак кольнеме, 

Эрьва кинь вечкиль тевень кис ансяк. 

Пек сон кол ульнесь тевень теймеде: 

Теке гуй молиль тевтнень юткова, 

Тевенть теильсе вакска ютамсто.

Ансяк а вечкиль ламо кортамот:

Евты вейке вал — макссы кедезэть,

Евты омбоце — путсы кургозот.

Сонзэ ланганзо лия масторга

Кортыльть салава, тошкильть удалга.

А сонзэ пингстэ эрзянь мода лангс

Лия масторонь нармуньгак пелиль 

Чалгамс ве пильгсэ.

Сонзэ ветямсто кармакшность эрзят 

Парсте эрсеме, ожас лексеме.

 

 

6

А церазо мик тевень кельс маштыль, 

Тевень мельс содыль, тевень потс совиль, 

Эрьва мезть теиль, эрьва мезть нолдыль, 

Мерильтькак Эрьмезь сонзэ эйстэнзэ. 

Сон ведьгевть теи — теке ливтямкат, 

Пувак каршозост — туить чарамо.

Теи венч сон тенть, озак эйзэнзэ,

Пенчсэ аулдак* — туят уеме.

Истямо ульнесь тякась Эрьмезесь. 

Сисем иесэ теевсь кузнецекс,

Кавксо иесэ неизь колчинзэ:

Тейсь сон сянака ** стака кивестэ,

Верев ертызе — кармась ливтнеме,

Нармунь юткс кадовсь.

А сонсь Эрьмезесь аштиль морошка!

-    Монденьгак мазый? — кирнявтсь од цера
Цератнень ютксто атянть икелев.

-    Тондетькак мазый! Иляст са кежеть.
Сонзэ чамазо чиденть мазыель:
Палыль, чикс палыль; эждиль ве ендо,
Тейтерь лангс варштыль — седей солавтыль.
Сон виев ульнесь ды шумбра ульнесь.

— Монденьгак виев? — кирнявтсь од цера

Цератнень ютксто атянть икелев,

-    Тондетькак виев! Иляст са кежеть.
Сонзэ кундавтто лишме пульзявиль,
Лишмесь мендявиль сонзэ икелев.
Чиеме туиль — сасыль нумоло...

-    Монденьгак бойкаль?!— кирнявтсь од цера.
Цератнень ютксто атянть икелев.

-    Вармадо бойкаль! Весе ландядо!
Иляст са кеженк. Кирдинк седеенк.
Сон чийме туиль — вармась кадовиль...
А укшномодо теке кал ульнесь...

Вай, а евтави ды а невтеви,

Ды тыненк, эйкакшт, превс а саеви!

 

Аулдак—аволдак 

Сянака — цянав.

 7

Кодак маризе истя кортамсто

Эрзянь од церась мокшонь тейтеренть 

Новольсть кедензэ, тандадсь седейзэ, 

Кармась сорномо кундазь нармунекс, 

Пикстерди седей, кишти тол потсо, 

Аварди Эрьмезь, нильни сельгензэ. 

Кирьгапарезэ пешкедсь сельведте:

- Нильнесынь кодаяк сельведень, 

Вейкеяк тенть а невтян,

Копордан весть Сурань кельмеде, 

Кедьсэнь аулдан, туян.

Туян ськамон кадонь киява 

Сельведнек-мезнек туян,

А мерян, кодамо седеем,

Мезеяк тенть а мерян.

Пейдизе сонзэ моразь тейтересь:

- Вай, леляй, леляй, леляй,

Мейсэ келеть вадник?

Истя иля кенгеля,

Истяня а лади!

Мон тенть аволь ланганян,

Эйсэнь вачкань ежот:

Киненьгак а маняван.

Вант, кодамо ежован,

Сельменьгак мик ожот.,.

Моразевсь Эрьмезь седеяк верьга:

- А кенгелян тенть, седей сардыне, 

Талакадынь мон, кодак неитинь... 

Аштян икелеть, мон а туеван.

Пой лопакс сорнан, вармадо нурян. 

Визделгадсь сенде сэтьме Котова, 

Комась масторов цецянь вешнеме, 

Кепедсь ве цеця, кармась морамо:

— Сезян цеця, каяса ведьс,

Ваиндеряй — ули а парс.

Ули монень меньгак аварькс,

Понгсь пингем а паро кедьс...

Сезян цеця, каяса ведьс

Иля вая, чеереньгарькс,

Недяк тикшес, тапавт тарадс,

Иля вая, иля вая!

Каизе цецянть чуди ведентень,

Эзь уевть цецясь, ваясь потмаксос. 

Талакадсь сенде мазый Котова, 

Ловташкадсь сонзэ коцтокс чамазо

Ды апак пекста кадовсь кургозо. 

Пурнынзе нацяс весе ялганзо, 

Лепштизе кедьсэ эсь седеензэ

Ды седе курок мартост тусь кудов.

 8
Мокшонь тейтертне сельмстэяк емасть, 

Эрьмезь туймезэст яла а кеми. 

Неявить тензэ, марявить тензэ,

Чарыть тейтертне сонзэ икеле,

Морост кайсетить сонзэ пилева. 

Пелевес аштесь секе таркасонть,

Та-ки кундызе сонзэ лавтовдо. 

Варштась мекевланк... ашти авазо. 

Ашти авазо сонзэ удало,

Корты пеняцязь човонезэнзэ:

Тесэ мезть тейнят, чаво чиресэнть?
Гуйненьгак, церам, тон а муеват...
Кода тандавтык сыре седеем...
Сезевсь вайгелем тонеть сеерезь.
Стяк седе курок тестэ, эеднем,

А паро таркас, церам, озавить.

Седе икеле ва те таркасонть

Эрьва чокшнестэ Сурань потмакссто 

Лисниль ведь ава, кармиль рангомо. 

Авардиль тесэ, кольгиль килеекс.

Эрзянь од церат сонзэ марилизь. 

Манявильть, чиильть сонзэ кис пшкадьме.

Чиевильть церат ва те таркантень, 

Лоткавильть тезэнь, кона пачкодиль. 

Аштиль икелест штапо тейтерне,

Ашти истямо, варштат — иляват*. 

Келеть кундаты сонзэ мазыде.

Ашти нусманя, корты энялдозь:

Тесэ экшелинь... цера неимим,
Саизе сон монь паро панаром,
Стомка** таркантень сонзэ каизе.
Кода лисян ней паро ломань юткс?
Сельгенесамизь ней монь цератне,
Чамам тейсызь сынь начко кияксокс.
Илямизь макст тынь, эрзянь од церат,
Муинк панаром, таргинк потмакссто.
Кона таргасы — се мирдем ули.
Манявиль лия эрзянь од цера
Сурас глёнкадиль — тоско кадовиль.
Кармиль эльнеме Сурань тейтересь,
Кармиль пейдеме верьга вайгельсэ.
Ды пургилинзе ведьсэ цератнень.
Вай, иля яка тия, эеднем!

Иля тей монень седей ризнэмат.

 9

Саизе кудов сонзэ авазо,

Вети эйсэнзэ, озны кисэнзэ.

Эрьмезь мельганзо моли састынька.

Кудос совамсто, верев куземстэ

Кувака марявсь тензэ кустемась:

Чалги ве пильге, карми лексеме,

Чалги омбоце — лотки оймсеме.

Ульнесь кустемась колмо чалгамос, 

Колоньгеменьшкас марявсь Эрьмезнень.

 * Иляват — абунгадат

** Стомка — домка, сэрей

 10
А чави Эрьмезь молоткасонзо,

А гайги сонзэ накалиназо.

Пезнасть сельмензэ ванозь ве таркас 

Ды кувакасто арсезь се ланга, 

Кувалгадсь сонзэ мазый судозо.

Редизе сонзэ истя арсемстэ

Сыре авазо ды мери тензэ:

— Мезть арсят, церам?

Мекс нусмакадыть?

Мезе прась прязот, совась потмозот?

Сэреди, авай, умок седеем,
Шкань-шкань маряви, кода сон кувси.
Мейсэяк монень сон а лацеви -

А пси кедьсэ, а валсо.

Ансяк мезде кармась сэредьме,

Евтамскак тонеть а ен.

Содаса ормат,— мери авазо,—
Иля мелявто, меньксэсь муеви.
Молян тетятень, сонзэ кортаса.
Кучтано ломань лия масторов,
Мутано тейтерь инзейде мазый.
Якась авазо, кортась тетянстэнь,
Кучнесть ве ломань — чавонь кедть велявтсь,
Кучнесть омбоце — мекевгак эзь са,
Мекевгак эзь са, куляяк эзь пачть.

 

 

 

 11
Кундынзе Эрьмезь парт  айгоронзо. 

Кильдинзе сон сынст вармань крандазос 

Ды кувтулк ансяк эйсэст сонсь пачкодсь, 

Пурейшань кудос совась пеедезь.

Вансы — Пурейша ашти озадо.

Кудонть куншкасо теке Чипазось, 

Сядошка ломань сонзэ перьканзо

Нимилявкс ливтнить — якить мельганзо,

Ваныть мелензэ.

Комсешка тодовт лексить алонзо,

Вейкеяк ансяк эйстэст а мени

Пурейшань алдо.

А сонсь ленгть лазны вишка пеельсэ.

Эрьмезь сюконясь, евтась вейке вал.

Вансы, Пурейшань панжовсь кургозо:

- Мезть якат, церам?

Ды тон костонят?..

Эрьмезь евтызе тензэ лемензэ,

Евтызе, кие сонзэ тетязо,

Ды мезе тензэ ансяк эряви.

 12

Вай, а капшиль пек мокшо Пурейша 

Валонь евтамо!

Сонзэ валозо аштиль ломаньшка.

Лазы ве ленге, лазы омбоце,

Мейле стамбарнэ кармась кортамо:

- Тонеть тейтерь мик, церам, эряви?

А монень ансяк цеканзюрыне,

Кона сонсь машты карень артнеме.

Мон вечкса, церам, карень кодамонть, 

Ды а вечкса пек карень артнеманть.

Ки муйсы монень се цеканзюронть, 

Ансяк сень марто карман кортнеме 

Тейтерем ланга.

Улиндеряй, церам, мелеть саемс тейтерем.

Кадыть айгорот, максан палка тенть. 

Ливттян ортава, паксяс ветятан.

Колмо кить невтян чаво паксясо. 

Сыргак сеньга тон, коната туи

Ансяк мелезэть...

Нусмакадсь Эрьмезь, тандадсь, талакадсь,

Теемс а мезе. Саизе палканть

Кумажанзо трокс весть-кавксть мендизе-

Кеме а кеме сонзэ ёжозо,—

Ды тусь мартонзо келей ортава.

 

 

 13 

Паксянь куншкасо колмо кирашксо

Чаракшны Эрьмезь ансяк ськамонзо.

Паксясь валаня, ватказь киське прок,

Мезеяк арась чаво паксясонть:

А тарад сорны, а нартемкс нулны –

Озязнэнь озамс мик а мезе лангс,

Ансяк трокс-трокска, теке велямот,

Паксянть лангс каязь колмо кить аштить.

Чаракадсь Эрьмезь. Чарыть превензэ,

Конявсть сельмензэ, прязо стакалгадсь.

Путызе прянзо тумонь палканть лангс,

Матедевсь сон сеск, лепштязь кевсэ прок.

Аздан знярс удось. Ансяк сонсь содыль.

Пелеве шкане модась соракадсь,

Модась соракадсь, Эрьмезь сыргозевсь.

Марясы Эрьмезь, моданть потмова

Ардыть крандазсо, ардыть голдорсо.

Варштась ве кинть лангс,

Вансы: кияванть арды тувосо

Сыре бабине, нучказь пекине

Ды тувонть пани тумонь петькельсэ.

 

 

 14 

Таргизе Эрьмезь тумонь палканзо,

Тумонь палканзо — чувтонь ялганзо.

Пиризе сон кинть тумонь палкасонть,

Лотказевсь туво, кепететсь баба,

Ды панжовсь бабанть чомбазь кургозо:

Нолдамак, вежнем, эта эрдекстан!
Эрдексты- баба — модань пачк нолды.
Сень каршо Эрьмезь ансяк пееди.
Марясы бабась — пелеве шказо:
Курок серьгедить атякшт морамо,
Эвкстави баба, кодак серьгедить,
Ведувамстонзо.

Таргасызь сонзэ ведунчинть кисэ

Кавто сельмензэ киванть ютыцят.

Нолдамак, вежнем, мезе вешть, максан,
Ансяк илямак атякш морамс кирдть.
Секе эрявкшнось ансяк Эрьмезнень.

Валтнэ сынсь кирнявтсть панжозь кургстонзо:

-   Монень эряви цеканзюрыне,
Кона сонсь машты карень артнеме,
Ансяк алтык  тень, сеске нолдатан.

-   Вай, мезе, вежнем, тонеть эряви!
Эстеньгак монень се а понгони,

Ды тонеть, церам, нать, сави евтамс,

Озак икелень, саик петькеленть

Ды порксак тувонть эчке петькельсэнть.

Сонзэ панезь монь кеденьгак новольсть,

Сонзэ лангс пижнезь, кургомгак пуворсь.

Озакшнось Эрьмезь бабанть икелев,

Сайнизе тумонь стака петькеленть

Ды кравты тувонть, кода эряви.

Вирень куншкасо ашти кудыне,

Макшот певерить сонзэ потстонзо:

Сон берянь, берянь — ансяк оймезэ,

Токик ве сурсо — сеске калады.

Лотказевсь тувось кудонть икелев,

Моразевсь кенкшесь сеянь вайгельсэ,

Апак токак сонсь кармась панжовмо.

 

 

 

 

 

15

Анды Эрьмезень бабась салмадо,

Симди эйсэнзэ исень позадо

Ды тарканть ацась эзем пряс тензэ,

Пря вельксэзэнзэ кулозь атякш путсь.

А уды Эрьмезь: ваны. мезть улить?

Пелеве шкане виресь раказевсь,

Вельмесь атякшось, вачкодсь селмонзо,

Вачкодсь селмонзо, кармась морамо,

Моразевсь атякш ды мекев кулось.

Пувтызе бабась сестэ Эрьмезень,

Кенкшка ливтизе, кинзэ невтизе.

Керш зепезэнзэ каясь кшни пелькске.

Вить зепезэнзэ путсь сон кев пелькске.

Ведьсэ   пургизе ды мери тензэ:

- Ва те кияванть... маштомазонзо...

Понги пенька тенть, тензэ сюконяк.

Кись ветятанзат нешке пирес тонть.

Нешке пиресэнть монь лелям эри,

Сон мондень ведун: моданть пачк неи,

Се цёканзюрось сонзэ кедьсэ ней.

А кода тонеть се цёканзюрось

Понги кедезэть,— се а монь тевесь.

Ематотсь бабась валтнэнь прядомсто.

Моли икелев Эрьмезь кияванть.

Пупордясь сон весть тумонь пенькань трокс,

Стясь ды сюконясь тумонь пенькантень.

Севатень каршо сонензэ пенькась

Эсь кутьмерьстэнзэ кшишка сей лутась.

Саизе Эрьмезь сеенть пенькастонть

Ды таго моли секе кияванть.

Теялгадсь кизэ, велявтсь карьксэшка,

Лотказевсь Эрьмезь, молемс а ков ней.

Кармась ванснеме: вансы — ве ено

Стявтозь олога, ологанть прясо

Письмар кудошка ваны сонзэ лангс

Лишмень пря колган — ашо ловажа.

Неизе сонзэ се пря ловажась,

Кармась сеямо сардов вайгельсэ.

Маризе атясь сыцянть чинензэ.

Нолдынзе весе кежев мекшензэ.

Бизакадсть мекштне виренть келесэ:

Вайгельбе кияк тенст а молеви,

Лисить пачкат сынь, витьстэ сельмс ливтить,

Таргавольть яла сельме ломаненть.

Ледсь Эрьмезень мельс сеень кочомось.

Таргась ве зепстэ Эрьмезь кшни пелькске,

Омбоце зепстэ таргась кев пелькске,

Вейс-вейс токинзе — тантей чине тусь.

Качакадсь виресь сей качамодо.

А пели Эрьмезь, моли икелев!..

 

 

 

 

 

 

 

 

 16

Нешке пиресэнть ашти кудыне,

Сядошка неже кирдить эйсэнзэ.

Сядошка кштеме эрзянь мазый карть

Кудыненть вакссо вачказь наксалить.

Токизе Эрьмезь кенкшенть сур песэ,

Чикорк мерсь кенкшесь, атянь карязт прок.

 - Сюкпря тенть, покштяй! Койкак муевить.

Атясь ськамонзо кудо куншкасо

Аштиль озадо, симиль пуреде.

Кирьгапарезэ якиль-нилевиль.

Пуресь кечесэнть чарамкакс чарыль.

А цёканзюрось эрзянь карь кодыль.

Мезеяк эзь мерь атясь сень каршо.

Пуренть симизе, кеченть путызе,

Кармась кортамо:

Аволить мерьгак, церам, сюк монень,


Куловтовлитинь мон тонть куцтязь бу.

Кода совавить нешке пирезэнь?

Превзэньгак а сы.

Ки тонть кучинзеть? Ды тон мезть мучкат?

Варштак сельмезэнь! Витьстэ евтака!

Ялатеке ней парсте  а менят.

Валске серьгедьсынь вирень атятнень,

Вирень атятнень — монсень ялгатнень.

Кармить куцтямот, кармат пейдеме,

Виресь лангозот карми ракамо.

Мон совинь тонеть аволь мучкамо,

Мон тонеть, покштяй, совинь сиведьме,

Куломазон тенть карман важодьме,

Ансяк пекем андт, ансяк оршамак.

Монь арась, покштяй, прянь путмо таркам,

Арась монь тетям, арась монь авам.

Ансяк вешнян мон костояк муемс,

Меньгак тев теемс.

Сюпаван, церам, карень пельде мон,—

Кискань пес карсить, сатыть монь карень.

Ды ленгень прядовсть ки соды знярдо,

Суронь перьк арась ленгем тапардамс.

Монь медем вийсэ овтнэяк пешксеть,

Сынь ярсазь ярсыть ды чамаст шлякшныть,

Кода эряви овтынень койсэ.

Карминдерят тон парсте эрямо,

Карман андомот, карман оршамот,

Сювантькак, церам, мон пувамонзо

Карман тонть лангсто.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

17

Пек мельс тусь Эрьмезь, молить тевензэ:

Течи пенгть кери, ванды ленгть ваткси,

Ансяк вирьатясь тензэ а кеми!

Яки мельганзо, ваны салава

Ды цёканзюронть кандтни зепсэнзэ.

Кадык вирьатясь ваны мельганзо —

Тонавтсы Эрьмезь сонзэ киштеме!

Вансы: вирьатясь ваны мельганзо,

Эрьмезь тувтсь тумо, кавтов лазызе,

Ёвкстась тулыне се лазовксонтень,

Мейле ёвкстынзе тозонь кедензэ,

Тосто таргинзе ды ёзы эйсэст.

Неизе атясь, эзь кирдть седейзэ:

— Тон истя, вежнем, кедеть эжнекшнят?

Куловлинь — сенде аволинь сода!

Ужока, монгак кедень эжнесынь.

Ёвкстынзе атясь кавто кедензэ,

Ансяк нерькстынзе — Эрьмезь таргизе

Тосто тулыненть…

Пижакадсь атя!

Тештеде васов сатотсь вайгельзэ.

Виресь талакадсь сонзэ вайгельде:

Сыргозсь удомсто, кармась онгомо.

 

 

 

 

 

18

Саизе Эрьмезь цёканзюрыненть

Ды Пурейшанень сонзэ кандызе.

Кодак неизе сонзэ Пурейша,

Автевсь кургозо, ансяк вай! меревсь.

— А ловилидизь минь тонь эрицякс:

Зняро тов тукшность, кияк эзь велявт.

Сайсак, нать, цёра, тон монь тейтерем!

Ансяк кевкстемс ней кадовсь авазо.

Совась авазо. Эрьмезь сюконясь.

Кармась кортамо Пурейшанизэ:

— Мон маринь, цёрам, мезе тон вешат,

Ней кунсоломак, мезе мон вешан:

Мон вечкса, цёрам, коцтонь кодамонть,

Ды а вечкса пек мушконь штердеманть.

А пилем марсесь монь се штереденть,

Кона сонсь машты сурень штердеме.

Кандык се штеренть — карман арсеме:

Максомс а максомс тонеть тейтерем.

Кой-как сюконявсь Эрьмезь сень каршо.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

19

Чаракшны Эрьмезь пакся куншкасо

Секе таркасонть, китнень вастомсто.

Нацяс чаракадсь, сеске матедевсь.

Пелевес удось — мейле сыргозевсь.

Варштась ве кинть лангс — мезеяк арась.

Омбоце киванть арды букакстнезь

Сокор айгорсо нешкень азорось.

Пиризе кинзэ Эрьмезь палкасонть.

Айгорсь — тарск! лоткась — атясь цють эзь пра.

Мери Эрьмезнень пеень сускозь сон:

— Нолдамак, цёрам, ата сюдотан!

Эрдексты атясь, модань пачк нолды —

Эрьмезь сень каршо ансяк пееди.

Марясы атя: пелеве шказо,

Курок серьгедить атякшт морамо.

Эвкстави атясь, кодак серьгедить, —

Валскес кадови теке таркантень.

Таргасызь сонзэ валске ютыцят

Кавто сельмензэ ведунчинть кисэ.

А сырги Эрьмезь, сырк-тарк а мери.

— Нолдамак, цёрам, мезе вешть — максан.

Илямак ансяк атякш морамс кирдть.

Секе эрявкшнось ансяк Эрьмезнень:

— Монень эряви ансяк се штересь,

Кона сонсь машты мушконь штердеме;

Кодак алтасак, сеске нолдатан.

— Вай, мезе вешат, цёрам, монь кедьстэ?!

Монстеньгак, цёрам, се а саеви —

Ды тонеть, вежнем, нать, сави ёвтамс.

Озак икелень, саик ажиянть

Ды порксак парсте лишменть пря ланга.

Монсь бу паневлинь — берянь паницян:

Кедень мекшть пельнизь медень таргамсто.

Пееди Эрьмезь коморозонзо

Ды кравты лишменть тумонь палкасо.

 

 

 

 

 

 

  

 

 

20

Лотказевсь лишмесь: пезнасть пильгензэ,

Сырк-тарк а мери секе таркастонть.

— Ярь, ней валгт, цёрам, — атясь мерсь тензэ, —

Ды те кияванть азё видьстэ ней.

Ковгак ве ёнов иля велявто.

Козонь пупордят, сезэнь сюконяк.

Муят мезеяк — сонзэ кепедик.

Мейле тонь кить лангс иневедь понги.

Веденть куншкасо монь патям эри.

Сон мондень ведун: гуень кельс машты.

Сонзэ кедьсэ ней штерди се штересь. —

Ёматотсь атясь валтнэнь прядомсто.

 

 

 

 

 

 

 

 

21

Эскели Эрьмезь киванть ськамонзо.

Чалгавсь а парсте — нолаштсь, пупордясь,

Кепедсь мастордо тумонь курся сон —

Ташто, кичкере, наксадсь ве пезэ,

Бабань кутьмерекс мендязь видезэ.

Моли мартонзо, арси эськанзо:

«Мезекс те паро? Киска лангс ара

Ёртомс маштови?»

Моли икелев. Иневедьс пачкодсь.

Вайгельде келей веденть келезэ,

Пиже усия сонзэ куншкасо.

Бабань пештешка тосо кудыне

Ашти ськамонзо куракшке экшсэ.

Яксекшни Эрьмезь веденть чирева —

Вешни курсясонть мазя таркине.

Костояк эзь муй печтема тарка.

Уезьгак уйме сон а весть снартнесь:

Ансяк токавтсы пильге суронзо

Иневедентень — кизырьгады сон.

Варшты а парсте — кепетить толкунт

Тортанек-мезнек тона чирестэ.

Кежень пачк Эрьмезь вачкодсь курсясонть —

Иневеденть трокс тумонь сэдь теевсь.

Эскели Эрьмезь — ведте а пели.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

22

Несы: кудынесь веденть чиресэ

Нувси, он неи, тоначив ваны.

Токизе Эрьмезь керень кенкшензэ —

Чикорк мерсь кенкшесь, атянь карязт прок

Пурдавсть а парсте.

— Бабай, сюк тонеть! Кой-как муевить, —

Эвкстызе бабанть Эрьмезь нуднемстэ,

Неизе штеренть мушконь штердемстэ.

— Тонетькак сюкпря, коли совавить.

Кода ютавить веденть трокс, цёрам?

Превзэньгак а сы!..

Ки тонь ветинзить? Ды тон мезть ваннат?

Ванта сельмезэнь, видьстэ ёвтака,

Ялатеке ней мекев а менят.

Веньперть серьгедьсынь ведень бабатнень,

Ведень бабатнень, монсень ялгатнень,

Кармить скирямот — кармат киштеме

Кода эряви ведун икеле.

— Мон совинь тонеть аволь ванномо,

Мон совинь тонеть, бабай, сиведьме,

Куломазот теть карман важодьме,

Ансяк андомак, ансяк оршамак.

— Сюпаван, вежнем, сурень пельде мон —

Дынтнэньгак оршнить: сатыть монь коцтон.

А сюрон ланга азё тонсь маряк,

Кода утомга весе чеертне

Кортыть салава, морыть чикордсо.

Карминдерят тон ёнсто эрямо,

Карвонтькак вельксстэть карман панеме.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

23

Пек тусь мельс Эрьмезь,

Ансяк сонензэ бабась пек эзь туй:

Ваны мельганзо, ваны а кемезь,

Штеренть а кадны — кандтни каркссонзо.

Яжавты Эрьмезь бабань ведьгевсэнть.

Весе яжавтовсть бабанть сюронзо,

Прядовсть тевензэ — тейнемс а мезе.

Сестэ ведьбабась мери Эрьмезнень:

— А вечкса, цёрам, истяк аштеманть!

Кармака валске модань яжамо.

 

 

24

Човкс нолды Эрьмезь коське модатнень.

Бабась мельганзо ваны ве сельмсэ,

Ваны ве сельмсэ вишка варява.

Кадык ведьбабась ваны мельганзо —

Тонавтсы Эрьмезь сонзэ урнеме.

Вансы: ведьбабась ваны мельганзо.

Чиртизе Эрьмезь пек покш чаронть лангс

Весть вить пилензэ. Кармась пейдеме.

Пейди ськамонзо.

Неизе бабась, эзь кирдть седейзэ:

— Мезе маряви, цёрам, тосто теть?

— Эрзякс морыцят, тейтерькс урницят

Монень марявить, монень цюдавить.

Путызе бабась сезэнь пилензэ.

Ансяк путызе бабась пилензэ —

Нерьгстынзе Эрьмезь сонзэ черензэ.

Тапарявсь бабась сонсензэ черь потс,

Чавкань пизэ прок, те чаронть перька.

Чаракшны баба те чаронть лангсо,

Сюды эсь прянзо, пори турванзо.

Эрьмезь карксстонзо штеренть таргизе,

Сыргась мартонзо мокшонь масторов.

Кандызе Эрьмезь штерьалкснэк-мезнек,

Путызе сонзэ Пурейшанинзэ икелев.

Саизе штеренть Пурейшанизэ,

Чова суресэ пакарьс содызе

Ды кармавтызе понань штердеме.

Мейле тердизе ушов мирдензэ,

Совасть ушосто — кармасть кортамо:

— Пельтяно, цёрам, теемс пейдемат,

Апак сода теть максомс Котовань,

Нерьгстамс козоньгак содов потмаксокс.

Паро тевтнень эдь капшазь а тейнить:

Капшазь тевтнестэ левш тапавкст лисить.

Макста шка тенек парсте арсеме.

Иень полавтозь сак тон миненек,

Саик Котовань паронек-мезнек.

Сюконясь Эрьмезь — прязо нулакс прась,

Ды сыргась мекев эрзянь масторов...



А р а — арази.

У с и я — остров.

М а з я — алкине.
Т о л к у н —
 волна.

Д ы н — пирявтонь палмань.

 

 

 

 

 

 

 

25

Моли киява, риксэ аварди —

Кудов а капши, ковгак а варшты.

Ютызе истя кинть ве пелькс пензэ —

Пелевидьс пачкодсь. Варштась икелев.

Несы: кинть лангсо уды од цёра,

Уды сёторсо, овтонь он неи —

Алонзо каязь варяв керь паця.

Ламо сядт тувот якить ваксканзо:

Нерьсэст сокарить, ярсыть шоржавдо,

Симить бутрадо.

Кундызе Эрьмезь сонзэ карь прядо,

Ноцковтызе весть ды мери тензэ:

— Тувот орголесть паксянь келесэ,

Туляка левкстнэнь верьгиз керьксынзе.

Стяк седе курок, пурныть ве таркас.

Тувонь ваныцясь а марицякс тейсь,

Удоманзо пачк пейди цимбильсэ.

Кундызе Эрьмезь сонзэ каркс педе

Ды ноцковтызе седе кежевстэ:

— Стяк, нузякс пенге! Оргодть ким лангсто,

А стят — яжатан, тямакакс тейтян:

Ардан лангат мон сядо айгорсо!

Сень каршо ансяк тувонь ваныцясь

Кепедсь пильгензэ ды ве пильгсэнзэ

Удоманзо пачк пейдезь аволдась.

Сокардавсть Эрьмезень пиже кежензэ —

Бутранек-мезнек потсто кепететсть.

Кода кундасы сонзэ мештеде,

Кода сорновтсы тувонь ваныцянть:

— Стяк, оргодть тестэ, каназа верьгиз!

Овтонь карязот пурдыть, кепедить!

Варштак — кияванть арды азорот.

Кодазь кшнань локшо гуень кондямо

Вешки кедьсэнзэ…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

26

Эзь кенерть Эрьмезь валонзо прядмо —

Сяткокс ёртототсь тувонь ваныцясь,

Кармась чарамо, кундась прязонзо.

Варштась ве ёнов, варштась омбоцев —

Сась ойме тензэ, кармась пейдеме:

— Скирдымик, эрзя, козонь эряви!

Тандадынь, ёвтан — мон а сёпсаяк.

Монь азородон кие а пели?

Сонзэ лемезэ шайтян Пурейша.

Эрьва чи эйсэнь кери локшосо,

Арсян, эйстэнзэ кода оргодемс…

Мелем мольсь ванозь тувонь жабарданть.

Мездеяк андозь сынь а пешкедить:

Вачо ковсто прасть, потсост кевть солыть.

Эйстэст налкстатат, пекетькак пии!..

Оргодинь эйстэст чияк салава,

Мадинь ки чирес, меринь мадемстэ:

«Кадык пильгень трокс кияк пупорди,

Теи пейдемат, озы ваксозон —

Ёвтнеса тензэ берянь эрямом,

Певердьсынь весе таштазь сельведень».

 

 

 27

А кеми Эрьмезь. Поты эйстэнзэ.

Озась ве ёнов, ваны ве сельмсэ.

Сон талайс ваннось цёранть сельмева.

Кармась кемеме — седе малав айгсь.

Ды сонськак мейле ёвтнизе тензэ,

Седеень кирдезь, берянь тевензэ.

— Вай, а парт теветь, — мери ваныцясь, —

Манинзить, цёра, ёжов Пурейша:

Оршазь-карязь сон совсесь кургозот,

Пулот алга ведь салавинька валсь.

Ней сон тонь лангсо талай пеели,

Раки, кеверькшни киякс куншкасо.

Опкан кургонзо латякарькс тетькси.

Пек иля янксе: теветь витевикст,

Ансяк маштт сень кис питнень максомо.

Мезе алтат тень? Ярьга, ёвтыка.

— Кудосо ули, сисем кенкш экшсэ,

Паро айгором — виде чувтс кузи…

Сень тонеть максса.

— Кадык эстеть сень, ардтнек лангсонзо:

Пелян айгордот… Эйстэнь тандады —

Туи ардомо, нулан певерить.

Мезеяк лия монень алтака.

— Каськасо улить колмо чакшт сырнень.

Весе сявордсынь каргоць элезэть.

Ловныть, урядыть ды эряк — морак.

— Мезекс сырнетне монень маштовить?

Ловомосткак мон парсте а маштан,

Косояк китькак мартост чавсамизь.

Алтака монень мезеяк лия…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 28

Чаракадсь Эрьмезь: алтамс а мезе…

Кары прясонзо, вешни зепканзо —

Мезеяк эзь муй ды мери тензэ:

— Тетянь кудосо ули сазором:

Тевень теймеде цёлак мотолока,

Касы вейкинекс, машты кольнеме,

Яки чоледезь, моры ськамонзо.

Карминдеряй сон моронь морамо —

Вирень цёковтнэнь сельмест конявить,

Кундатыть келест цёк-цёк меремстэ.

Саиндерясы кияк никс сонзэ —

Ойми седейзэ куломазонзо,

Карми рангомо тевень теемстэ.

Улиндеряй тонь мелеть се ланга,

Нулат ёртовтсынь, эрзякс оршатан —

Невтьса сазором. Тук мелезэнзэ.

Сайтян тетянень, невттян аванень —

Авардть икелест… Сайсак сазором.

Валдомсть сельмензэ тувонь ваныцянть,

Содов чамазо кирвазсь чилисьмакс.

Ландясь масторов, кавто карь прянзо

Карькссэ онкстинзе, рикстедсь пильгсэнзэ —

Чувтонь сэрь кирнявтсь, кармась киштеме.

Кишти ськамонзо чаво паксясо —

Чаракадсь вармась, чары перьканзо,

Нилесядт даволт якить мельганзо,

Кеверить нулат сонзэ эйстэнзэ.

Истя киштезь сон эсь оршамонзо

Кайсинзе курок Эрьмезь икелев

Ды ноцковтызе сумань ожадо:

— Кайсить весе лангстот оршамот,

Оршитя нулатнень-валатнень.

Максан локшине, максан а покшке,

Раужо чеерень пулошка.

Ва иля удо мекев самозон!

Кармат нувсеме — скирдык вежаськеть,

Кармат сутяммо — сускик покш сурот.

Пельть сех пек кизыря туводонть:

Се аволь туво — ведун кочкаря,

Монень сон патякс сави…

Мазый цёрань кис

Сон эсь мирдензэ веньперть повизе,

Эсь эйкакшонзо валскес сэвизе.

Мон ялаксозан, монь Дыдай лемем.

Сонзэ экшстэ мон локшонть салыя,

Теке локшосонть тувокс теия.

Кадык сокари ведун кочкарясь,

Кадык эстензэ ней калмо чуви!

Ней молян теветь парсте якавтсынь.

Велявтындеряйть теветь а парсте,

Нолдан вейке нал вишка сардошка —

Таргик локшинеть, локштядть эйсэнзэ.

Нолдан омбоце — салмуксонь эчксэ,

Сестэ кавксть локштядть.

Нолдан колмоце — чова эскешка,

Локштяек сестэ кедеть сэредемс.

Озась ваныцясь крандаз потмаксос,

Велявтынзе сон мекев айгортнэнь —

Ды голдорк ансяк сельгень прамс пачкодсь!

 

Ж а б а р д а — орава
Ц ё л а к м о т о л о к а — а маштыця, нузякс.

К и з ы р я — стядо черь. 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

29

Содынзе пальманьс корнай айгортнэнь,

Ютась кардазга — лишмень пуло сезсь,

Сакалонь таркас пулонть сюлмизе

Ды совась мейле Пурейшань кудос.

Ашти Пурейша киякс куншкасо.

Ловонь кондямо од ашо кенде

Пейди алонзо.

Киякс куншказо пешксе ярмакто:

Сиятне жойнить, сырнеть чоледить,

Кортыть эськаваст кольняй вайгельсэ.

Ловны Пурейша таштазь чонданзо:

Пешти вейке чакш — укшторс чаповтсы,

Сон пеель марто путы ванстыця,

Пешти омбоце — тумос тешкставтсы,

Узере марто стявты ванстыця.

— Сюпават, покштяй, — мери ваныцясь, —

Мезеть тонь арась? Монсень сельмень несть:

Ютынь кардазгат — пешксе айгордо,

Совинь кудозот — эцезь ярмакто.

Секс кортыть валсо ды ёвтнить ёвкссо

Лия масторга весе тонь ланга.

Ансяк ве теветь а вельть кодамо,

Кортыть ломантне яла удалга.

Ды аздан, кода кемемскак сенень?!

Тонь ули, келя, максмо тейтереть,

Сэтьме Котова сонзэ лемезэ,

Вень менелень сэнчть палы сельмсэнзэ,

Варштат сонзэ лангс — пародо пешкедят,

Гуень кельсэяк сон а сялдови.

Колоньгемень парть ёразь улинзэ,

Таштазь паронзо.

Ансяк течискак сонзэ арасель

А токицязо, а кевкстицязо…

— Ки истя кортась? Цюци1 келезэть! —

Пижакадсь — эзь кирдть кежев Пурейша.

Велявтынк мекев эрзянь од цёранть!

Пелеки лангсто сонзэ мурдавтынк!

Кадык несызь, кадык пешкедить.

Ды, паряк, гуень келест пштиднесызь!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

30

Эзь кенерть истя мерьме Пурейша —

Панжовсь кенкшезэ кудонь келесэ.

Совась варма кошт, ютась аксялга,

Вармадонть мейле — совасть половецт,

Кискань чине кандсть, арасть ве ёнов,

Кармасть ирнэме вачо верьгизэкс.

Ирныть верьгизэкс, ванныть аксялга,

Никсить уголга, кортыть салава...

Конань панст ведьме нулны кургсонзо,

Конань лишмень терть тарны пейсэнзэ,

Конань кшнань локшо вешки кедьсэнзэ.

Ашти ваныцясь, учи, мезть улить?

Кудо куншкас лиссь вейке половец,

Локштядсь локшосо ландявмозонзо,

Локшонть ёртызе, кармась кортамо:

— Эзинек содавт, нать, теть, Пурейша?

 

2 Ц ю ц и к е л е з э т ь — цирей келезэть (сёвнома валт).

 

Кода истя тон нацяс стувтымизь?

А ледить мельзэть минек тевенек?

Маныть чентинек минь тонь ве велеть,

Мелят салынек сядо ломанеть,

Ней сыргакшнынек тонсеть маштомо —

Ды маринек минь: ули тейтереть,

Ули тейтереть, ули истямот,

Конань сельмс варштазь — стувтсак менеленть,

Кортазь мартонзо пекеть пешкеди.

Кучимизь тонеть минек покшонок,

Минек покшонок, кежев ханонок.

Мерсь сон миненек, кармавтсь туемстэ

Пульзямс икелеть, недямс пильгезэть,

Нолсемс пильгалксот — кежеть ютавтомс.

Сон арси тонеть раськекс теевемс —

Максык сонензэ мазый тейтереть.

А ёми, покштяй, максындерясак:

Эсь кедь лангсонок тестэ сайсынек,

Нилесядт уреть тензэ макстано,

Маней чинть ладсо сонзэ оршасызь,

Лишмень пулосо кинзэ тенсесызь,

Эльдень ловсосо шлясызь пильгензэ,

Весе эйзэнзэ кармить озномо,

Сонзэ пря велькссэ ансяк тардеме.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

31

Стака превть совасть Пурейшань пря потс.

Апаро таркас пезнасть сельмензэ.

Токизе сонзэ секе кортыцясь:

— Пек иля арсе, покштяй, се ланга.

Судот кувалма истя иля вант.

Ёвтык эсь мелеть, валот комавтык.

Мейле тердьсынек минек ханонок.

Сон учозь сизесь тонь валот эйсэ.

Пейдезевсь — эзь кирдть кежев Пурейша,

Маней мельспаро чамаванзо срадсь,

Чинев ханонтень мерсь сон самодо.

 

 

 

32

А совави хан, кенкшка а кельги:

Колоньгемень сэльть1 сонзэ эчкезэ,

Паро тодовшка куя чамазо. —

Совась та*кода. Озавсь масторов,

Киякс куншкасо прянзо велявтни.

Прязо пештешка, пешксе чаводо.

Весе эйстэнзэ ванозь талакадсть —

Эзь тандадт ансяк тувонь ваныцясь.

Озась масторов ханонть каршо сон,

Ютась сельмсэнзэ, кармась ракамо:

— Косто тынь муинк овтонь тундолксонть?2

Тезэнь ландявтынк седей тюнгольксэнть3.

Кепединк тестэ те поза паренть!

Кежень сыть — пештьса чинев позадо,

Олгсо пупстаса — котов сезтети.

Ара истямо, покштяй, эряви

Тейтереть коряс муемс од цёра?!

Покштяй, мон тонеть невтян од цёра —

Петьса седееть, туи мелезэть.

Ули од цёра — паро морошка!

Сон умок правты тейтереть мельга.

Аштекшни сон ней чаво паксясо,

Авардькшни тосо килейс нежедезь.

Ашо яксярго сонзэ мельсэнзэ —

Мазы Котова сонзэ превсэнзэ…

Аварди тосо, кольги килеекс,

Пайстомо куко ливтни вельксканзо,

Кадык сы, покштяй, ары икелеть, —

Мерсь истя тензэ тувонь ваныцясь

Ды седе курок вишка нал таргась.

 

1 С э л ь — вакс.

2 Т у н д о л к с — а велявтниця, эчке.

3 Т ю н г о л ь к с — нулгодькс.

 

 

 

33

Нолдызе налонть кардаз куншкасто.

Вете вармань пачк ютась се налось,

Пачкодсь Эрьмезнень — пезнась эйзэнзэ.

Маризе Эрьмезь сардонть скирьксэнзэ —

Лакштядсь масторов локшинесэнть весть —

Кизыря тувось велявтсь айгорокс.

Велявтсь айгорокс — чувтонь сэрь кирнявтсь,

Эрьмезень сэвме кургонь автезь ардсь…

Кундызе Эрьмезь кавто пиледе,

Онкстизе сонзэ кода эряви —

Арды эйсэнзэ кува мелезэ.

Арды айгорось леень*латконь трокс,

Ниле ёндолокс киштить пильгензэ —

Пиже качамо кады мельганзо.

Сельгень прамс пачкодсть Пурейшань кардазс.

Пачкодсь — повизе ханонь айгоронть.

 

34

Кайсинзе Эрьмезь кардазс нуланзо,

Мазый панарсо апак пельть совась.

Совась, сюконясь кода эряви.

Неизе ханось — кармась потамо.

Потась ве ёнов, эцесь аксялов.

Варштась — ялганзо косояк арасть:

Сонстемензэ сынь весе орголесть.

— А шкастот тон сыть, иесь эзь юта, —

Мери Эрьмезнень киска Пурейша. —

Эзить макст монень тон арсема шка:

Тондеть мейле мон ансяк кенеринь

Лисемс кардазов, сельгемс масторов

Ды кудос совамс…

Мезеяк эзь мерь Эрьмезь сень каршо,

Сускинзе ансяк чова турванзо

Кенкшка лисемстэ.

 

 

 

 

 

35

Эзь кенерть Эрьмезь кенкшка лисеме —

Ханось аксялдо кеверсь уцорсо.

Озась масторов секе таркантень,

Кармась кортамо сардов вайгельсэ:

— Киде тандадыть? Кинь эйстэ, атя?

Пиже од цёра совсесь кудозот.

Варштась лангозон —

Эйстэнь талакадсь, оргодсь варява.

Сон содасы: монь ёжом якшамо —

Пели монь эйстэ, яки васолга.

Невтьса вежаськем — несы — озави,

Пелькам кепедьса — маштыть превензэ.

Иля пель, атя, чавомс а макстан!

Ули монь вием турьмань1 сатышка:

Ветесядт масторт пелить монь эйстэ,

Пилень кепедезь эйсэнь кунсолыть,

Сюдыть салава весе монь эйсэ.

А монь оескам2 паксяс а кельги:

Моли паксява — мерят вирь юты,

Козонь пачкоди — ёнксось чопоти,

Локшом кепедьса — ардыть пертьпельде.

Эрьва тикшенть пряс саты тюриця:

Сельмест верьгизэнь, пеест кшнис пезныть.

Кияк стиндеряй тюрьме лангозот,

Кепедьсынь кисэть весе тюрицян —

Нилесядт масторт чалгсян лишмесэ,

Ветешка сядт ошт саян ютамсто.

Максындерясак монень тейтереть,

Ойми седееть, ванстса масторот —

Кияк а карми мартот тюрькшнеме.

Таймазкадсь таго арсезь Пурейша:

Сонзэ конязо кирневсь-сундерьгадсь,

Валдо чамазо сормсевсь-чопотетсь,

Пря потмозонзо сёксень ве совась —

Эзь учовт сонзэ стака валозо.

 

1 Т у р ь м а н ь — тюремань.

2 О е с к а — войска, ушмо.

 

 

 

 

 

 

 

 

36

Учось аламос ханось. Кежиявтсь.

Кирнявтсь — вешкезевсь гуень вайгельсэ.

Сонзэ вешкевтте пурнавсь оеска:

Паксясь раужкадсь, ёнксось чополгадсь!

Мерят пельть оймасть мастор ёжова —

Пееди ханось: тензэ мельспаро.

Яки чиремкшнезь, шнакшны эсь прянзо:

— Кие монь каршо лиси тюриця?

Тямакакс тейса! Нулкокс нолдаса!

Арась — а лисить

А мокшонь эйстэ, а рузонь эйстэ,

А эрзя ланга кортамскак а мезть!

— Прят иля пек шна, — мери ваныцясь, —

Содасынь, кодат мон тонь тюрицят:

Неить нумоло — ландить эйстэнзэ,

Вастыть омбоце — човалякс1 срадыть,

Мезде тандадыть — гуй варяс эцить.

Ара истямо ули оеска?!

Чаво паксясо, покш ки чиресэ

Ашти од цёра — ёндол кедьсэнзэ,

А шны эсь прянзо: тюрьманть а вечксы;

Сонзэ удало уды оеска,

Колмошка иеть яла оемси,

Секе таркасонть мазый онт неи.

Вечксызь удоманть, удыть пеедезь.

Кармат пувтамост — невтьсызь удалксост.

Сыргить тюреме — мерть, допрок ёминь.

Кармить эцеме — яжить кшнинь пандо:

Сэльгень-сэль тонь сынь виеть нолдасызь!

— Кенгелят, цёра, — ханось мерсь тензэ, —

Минеть-сюнот тень кельсэть ленгедят2.

Течи монсь ютынь се покш кияванть,

Эсь кавто сельмсэнь паксянть ванныя.

Кодаткак арасть тосо удыцят.

Арасть удыцят, арасть аштицят.

Ансяк од цёра (сень а кенгелят)

Тосо ськамонзо ашти ве ёно,

Ваны тувот сон вишка локшосо.

Ара сеть тонеть, ламо тувотне,

Тандадомат пачк неявсть оескакс?

Мезеяк эзь мерть туво ваныцясь,

Орта ушов лиссь, турвань сювордазь,

Нолдась вейке нал салмуксто валдо.

 

 

1 Ч о в а л я — эрьгине (бисер).

2 Л е н г е д е м с — кенгелемс, манчемс

 

  

37

Кемень вармань пачк ютась се налось,

Пачкодсь Эрмезнень, пезнась эйзэнзэ.

Маризе Эрьмезь налонть ризксэнзэ.

Лакштядсь весть васня вишка локшосонть —

Кизыря тувось велявтсь айгорокс,

Теевсь азарсекс — чувтонь сэрь кирнявтсь,

Эрьмезень сэвме пилень мадстезь ардсь.

Кундызе Эрьмезь кавто пиледе,

Онкстизе сонзэ кода эряви,

Лангозонзо кузсь. Эшо весть лакштядсь —

Теевсь оеска паксянь келесэ,

Сыргась мельганзо виев пурьгинекс.

Пачкодсь. Пансизе ханонть виензэ.

Сядо паксява сонзэ сравтызе.

 

 

 

 

 

38

Варштась тей-тов хан — берянть тевензэ.

Озась эльде лангс — ласте лагорнясь1

Ды оргодсь веньперть кадонь киява.

Зняро чить сон ардсь, ансяк сонсь содыль.

Пачкодсь та-кода рузонь масторов,

Рузонь масторсо кармась лексеме:

Кодаяк тосо сась ойме тензэ!

Совась удалга рузонь князентень,

Сонзэ икеле авардсь энялдозь:

— Мон умок мартот эрян ве превсэ,

Эрян ве превсэ, аштян ве мельсэ:

Мезе тон мерят — пейдезь сень теян.

Тюрьме кучсамак — кулан тонь кисэ,

Кардазс ливтьсамак — аран палманькс теть,

Пильгень пезнавтсынь, тоско наксадан.

Палманьс содсамак — карман онгомо,

Карман онгомо пеень певеремс.

Ней мон сынь тонеть визьксэм ёвтамо,

Ёвтаса сонзэ тонеть салава…

Тон тонськак содат, содат пек парсте,

Кодамо аля ульнинь тюремстэ:

Арасельть течис китькак изницян,

Зняро мон ошот саинь аволдазь!

Аздылинь, козо — мезес эшкеван.

Пиже од цёра ней монь чавимим,

Сядо паксява вием сравтызе.

Ожо тейтерька тень а саеви…

Сонзэ тетязо мартон а корты.

Маштовиндерян тонеть мезекскак,

Кисэнь вал каяк, тевень велявтыть.

— Ки се ломанесь? Монень ёвтыка!

Ёвтнизе ханось, кодат тевензэ,

Кода се тевтне витемс эрявить.

 

1 Л а г о р н я с ь — озась келейстэ

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

39

Пансизе Эрьмезь ханонть виензэ

Ды совась таго Пурейшань кудос,

Совась, сюконясь кода эряви.

Эзь кенерть Эрьмезь валонь ёвтамо,

Тензэ Пурейша кармась кортамо:

— А шкастот тон сыть, иесь эзь юта,

Эзить макст монень парсте арсеме:

Тондеть мейле мон ансяк кенеринь

Лисемс кардазов, сельгемс масторов.

Мезеяк эзь мерь Эрьмезь сень каршо —

Синдизе ансяк локшо недензэ

Кенкшка лисемстэ…

 

 

 

 

 40

Ансяк лиссь Эрьмезь, совась атине,

Кургонь сювордазь ютась каштансто,

Апак сюконя эзем пряс озась,

Судонь кепедезь кармась кортамо:

— Коданя истя, сыре Пурейша,

Мень апаронь кис ханонть покордык?

Сельме ванозь тон сонзэ чавовтык:

Кезэрень пингень пиже кеж пандыть.

Истят а парт тевть ломанть а тейнить.

Карминдерят тон истя тейнеме —

Вейкень-вейкень мон пееть ловносынь,

Кавтонь-кавтонь сынст кургстот таргсесынь,

Кавто коморгат мейле кайсесынь,

Ды ловнок эйсэст сельметь полгарнямс.

Сельметь полгарнить — мейле чарькодят,

Мейле чарькодят, мезть мон нококснян!1

Тон а тев теить — ханонть покордык!

Улевельгак тонь ёжот сатышка,

Максовлик тензэ мазы тейтереть,

Путовлить питне сырнень пандошка,

Питненть саевлик — састо козкставлить,

Лововлить мейле, зяро тонь чондат?

Парсте лововлить, превсэть каявлить,

Мезе сынст эйсэ тонеть рамави.

Кучовлить ломанть эрзянь масторов,

Ютавольть тува кучозь ломантне,

Кортавольть тосо тондеть салава,

Максовольть сият эрьва эрзянень,

Алтавольть сырнеть кинень эряви.

Мейле пурнавлить тонсеть мокшотнень,

Весе саевлик ханонь оесканть,

Ютавлить мартост эрзянь масторга —

Кравтовлик тосто ёжов Пургасонь.

Молевлить мейле минек князентень,

Ёвтавлить тензэ ансяк сень ланга.

Сенде мейле тонь рузонь князеськак

Кармаволь эйсэть лиякс ловомо,

Лиякс ловомо — ломанькс путомо:

Меревель тонеть стака каявксот

Эрзянь лангс путомс.

1 Н о к о к с н е м с — мельсэ кирдемс.

 

 

 

 

41

Кавто рашкт потавсь сыре Пурейша!

Пря потмозонзо чова гуй совась.

— Иля пек арсе, — мери атинесь, —

Теветь а лисить — кисэть пшкадтяно.

Монь ине князенть саты виезэ.

Рузонь покшодонть кие а пели?

Минек вийденек кие а сорны?!

Пелить мокшотне, сорныть половецт,

А эрзя ланга кортамскак а мезть.

 

 

 

 

 

 

42

— Прят иля пек шна, — мери ваныцясь, —

Ули од цёра пакся куншкасо,

Ашти ськамонзо чаво паксясо.

Раужо ёндол сонзэ кедьсэнзэ,

Аварди тосо килейс нежедезь,

Пайстомо куко ливтни вельксканзо —

Сонзэ удало ине вий уды.

Котошка иеть яла оемси,

Яла оемси, мазый онт неи.

Серьгединдеряй тензэ од цёрась,

Сыргози тосто самай се виесь,

Прянзо кепедьсы — пельтне тандадыть,

Весе тандадыть — кармить потамо.

Киненьгак виесь се а изняви,

А се од цёрась эйстэнк а пели,

Эйстэнк а пели — сельги чамазонк!

— Кенгелят, цёрам, — мери атинесь, —

Течи монсь ютынь чаво паксяванть,

Каль куракшкень пес весе ванныя:

Косояк тосо пель ломань арась.

Ярьга невтика самай се виенть!

Невтиндерясак, ломанькс путтадызь,

Ломанькс путтадызь — мелеть вансынек,

Сюконятано тонь мик пильгезэть.

А улиндеряй — келеть сезьсынек,

Келеть сезьсынек, эстеть макссынек:

Иля кенгеля эстедеть покшнэнь!

 

 

 

 

 43

Мезеяк эзь мерь туво ваныцясь,

Веле ушов лиссь, пире пес арась,

Таргась вейке нал — вишка эскешка,

Эрьмезень ёнов сонзэ нолдызе.

Сядо вармань пачк ютась се налось.

Пачкодсь Эрьмезнень, пезнась эйзэнэ.

Маризе Эрьмезь налонь сэредьксэнть,

Сыргозсь удомсто — тей-тов ангордась…

Вишка локшинесь косояк арась.

Кизыря тувось сонзэ салызе,

Вишка чеернень пулокс максызе.

Учи Эрьмезень туво ваныцясь,

Яки паксява, яжи суронзо,

Яжи суронзо, пори турванзо,

Пеле чи учось — Эрьмезь а арды,

Ломань а кучи, куля а пачти.

Кенярды атясь Пурейша марто.

Чавизь Дыдаень парсте локшосо

Ды кучизь мекев тувонь ваномо.

 

 

44

Пачкодсь ваныцясь ташто таркантень.

Муизе тосто нацяс Эрьмезень,

Эвкстызе1 сонзэ локшонть вешнемстэ.

Ды мери тензэ, корты кежевстэ:

— Мезе тон теить? Кинень кеж пандыть?

Ве сутямонь кис тейтерь ёмавтыть,

Эсь седеезэть сардо пезнавтыть.

Ней эряк, авардть, пиштевть мартонзо!

Карми тонь кисэ ханось эрямо,

Карми эрямо — моронь морамо,

Мазы тейтерень пингень нарьгамо.

— Мезе ней теемс? Ков тенек молемс?

— Ней кадовсь ансяк молемс тувонень,

Тензэ сюконямс ды патяй меремс!

Истямо патя мон умок содан,

Мазы Моданя мерить эйстэнзэ.

Эри ськамонзо, цяпи рудазсо,

Ярсы модадо. Мазы цёрань кис

Сон эсь мирдензэ веньперть повизе,

Эсь эйкакшонзо валскес сэвизе.

Тонгак содасак: ваныть эйсэнзэ,

Керить локшосо, ардтнить лангсонзо.

Се аволь туво — ведун кочкаря!

Мода потмова якить превензэ.

Киведе стака сонзэ мелезэ,

Раужо ёндолт ливтить сельмстэнзэ:

Варшты лангозот — эйстэть панкс луты,

Сонзэ седейсэ бутра верь лаки.

Сонсензэ эйсэ мода вий лекси.

Кинень севате виесь саеви,

Сень изницязо кияк а ули

А мокшо ютксо, а эрзя ютксо,

А рузтнэнь ланга кортамскак а мезть!

Адя се вийденть парсте копордак

Ды ютак вармакс масторонть ланга.

 

1 Э в к с т ы з е — застал.

 

 

 

 

 

 

 

 

45

Латко потмакссо, начко таркасо

Ашти покш кудо, ашти оромшка,

Ношка узерьсэ нарьгазь чапомсто,

Тумонь пингезэ куватьс а юты.

Эрьва чочкозо вишка пандошка,

Кенкш кундамозо лишмень пильгешка.

Начтынзе Эрьмезь сельгсэ кедензэ,

Недясь ве кедьсэ кенкш кундамонтень —

Лутызе кенкшенть косякнек-мезнек.

Совасть кудонтень — мекев потазевсть…

Вансызь: эземсэ уды од ава,

Уды, оемси ашо сярдошка,

Лекси удомсто уштозь каштомокс,

Чуди ливезекс мода виезэ,

Чивалгомашка палы чамазо.

Эземень келес сравтовсь визьксэзэ…

Уды — он неи, пейди цимбельсэ,

Та-кинь удомсто вешни турвасо,

Удоманзо пачк эци паламо…

 

 

46

Потась аванть эйс туво ваныцясь.

Васня вельтизе, мейле пувтызе:

— Патяй, стяк, мерян, инже теть ветинь!

Парсте каваник ды ильтик сонзэ.

Сыргозсь Моданя, варштась а парсте.

Туво ваныцянть сеске панизе.

Оршнесь мазыйстэ каштом икеле,

Сиянь мукорь лангс парсте лагорнясь,

Кургонь цимбельдезь1 кармась кортамо:

— Мезе тон вешнят? Мезе ёмавтыть?

Мезе монь пельде тонеть эряви?

Эрявиндеряй меньгак сюпавчи,

Тестэ а мусак — туят машнетезь.

— Сюпавчись монень мезекс маштови? —

Каршозонзо мерсь Эрьмезь пеедезь, —

Сюпавчись атякс нацяс тейтянзат:

Сельметь вачомить — кармат таштамо.

Кармат таштамо, чондань ловомо.

Ярмаконь ванстозь курсякс мендеват,

Коське коз эйзэть педи — синдтянзат.

Аволь сюпавчи, аволь лия чи —

Монень эряви ине вий ансяк.

Кие се виенть монень алтасы,

Севатенень мон максса вить кедем.

Максса вить кедем, синдьса вежаськем,

Пезнавтса сонзэ сардокс седейзэнь —

Кадык сэреди седей потмакссон!

Кадык пек кеми тень се ломанесь!

Куломазон мон сонзэ а стувтса —

Эрявиндеряй, кулан кисэнзэ!

 

1 Ц и м б е л ь д е з ь — мазыйстэ мизолдозь.

 

 

 

47

Пейдезевсь сень лангс ёжов Моданя.

Валдо мельспаро чамаванзо срадсь:

— Кинень эряви одсто куломат?

Иля монь эйсэ истя тандавтне!

Истямне однэ ней кулындерят,

Тон теят сельведть: ве лейс а кельгить…

Монь учома шкам стяко ёмавтсак.

Мон умок, цёра, тондеть содылинь.

Училинь самот яла салава,

Тердилинь эйсэть яла эсь мельсэнь:

Эрьва вене тонь онстон неилинь,

Сыргозевилинь — вакссон арасят,

А кемемеде ушов лисилинь.

Училинь эйсэть пирявтс нежедезь.

Сорнылинь кисэть ковонть сэньшкадомс.

А учовилить — прылинь масторов,

Рангилинь кисэть синдезь килеекс,

Тувтылинь1 сельведть — модась лоподиль.

Ней тон учовить, монень пачкодить —

Апак каваня кедьстэнь а менят:

Симдтян пуреде, андтан сывельде,

Теть пряка максан крандаз чарошка —

Чаравтт эйсэнзэ пекеть пешкедемс.